ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Зона Икс. Черный призрак
Молёное дитятко (сборник)
Хаос. Как беспорядок меняет нашу жизнь к лучшему
Революция платформ. Как сетевые рынки меняют экономику – и как заставить их работать на вас
Меня зовут Шейлок
Ее заветное желание
Соглядатай
Она
Безумно счастливые. Часть 2. Продолжение невероятно смешных рассказов о нашей обычной жизни
A
A

Виталий и Игорь спрыгнули на горячий асфальт.

Из других вагонов пассажиров вышло немного. Редкой цепочкой они потянулись к распахнутым дверям вокзала, неся в руках чемоданы, узлы, корзины. Некоторые вели за руку детишек. Встречающих почти не было.

— Не вижу оркестра, — сказал Виталий.

— Оркестр — это мы, — неожиданно произнёс за его спиной чей-то спокойный голос.

Друзья, как по команде, обернулись.

Перед ними стоял, улыбаясь уголками губ, высокий, чуть сутулый человек с длинным, тяжёлым лицом и усталыми глазами. Одет он был в слегка помятый темно-синий костюм. Рядом с ним стоял ещё один человек.

— Томилин! — воскликнул Игорь. — Николай!..

— Я самый.

— Вот это встреча! Знакомься. Старший лейтенант Лосев.

— Знаю, — Томилин протянул Виталию широкую, сильную руку. — С приездом. И вы знакомьтесь, — он указал на своего спутника. — Капитан Валов. Из областного управления.

— Слушай. Ты же в Свердловске работал, — сказал Игорь. — Как же сюда-то попал?

— По семейным обстоятельствам, — неопределённо пояснил Томилин и добавил: — Прошу за мной.

По опустевшему перрону они двинулись к зданию вокзала.

— Мы сейчас куда? — спросил Откаленко.

— В гостиницу. Оставите вещи — и в горотдел. Товарищ подполковник будет ждать.

— Это твой начальник?

— Начальник горотдела. Подполковник Раскатов Викентий Петрович.

Они прошли полутёмный пустой зал ожидания с длинными вытертыми скамьями и устоявшимся, специфическим вокзальным запахом и вышли на небольшую площадь, посредине которой изнывал от жары маленький пыльный скверик.

Невдалеке, на асфальтовом пятачке, стояли забрызганная грязью, видно, издалека приехавшая грузовая машина, две устланные жёлтым сеном подводы — лошади мотали головами, отгоняя надоедливых мух, — и коричневая «Победа». Томилин направился к ней.

— Прошу, — коротко сказал он, распахивая заднюю дверцу.

Ехали совсем недолго. За окном промелькнули витрины небольших магазинов. В одной рыцарским блеском сверкнули пузатые самовары, никелированные тазы и кастрюли, в другой развалились неестественно красные части муляжных свиных туш. На длинном пепельно-зеленом заборе ветер трепал плохо приклеенные полосы свежей газеты.

Машина остановилась около аккуратно оштукатуренного двухэтажного дома. Над узкой дверью висела вывеска, на ней витиевато, даже игриво, красным по синему полю было выведено: «Гостиница „Заря“». На двери за стеклом виднелась белая табличка: «Мест пока нет».

Тем не менее в небольшом прохладном вестибюле над лестницей висел написанный от руки плакат: «Добро пожаловать!» На стене по одну сторону лестницы висела под стеклом Почётная грамота, а по другую — «Обязательные правила внутреннего распорядка», слово «обязательные» было жирно подчёркнуто. Пунктов было много.

Все поднялись на второй этаж в сопровождении дежурного администратора — маленькой женщины в синем халате. Она ключом открыла одну из дверей с табличкой «Полулюкс». За дверью оказалась небольшая побелённая комната с зачехлённым диваном и квадратным столом посередине, на окне за кисейной занавеской стояли горшки с цветами.

Сквозь дверной проем в соседнюю комнату видны были две широкие, со взбитыми перинами кровати под зелёным покрывалом и старенький зеркальный шкаф.

— Располагайтесь, — деловито предложила администратор. — Вещи вон туда положите, в шкаф. Там рядом и рукомойник. Вода сейчас как раз идёт. Не плескайте только. Кипяток в конце коридора. Радио я вам сейчас включу.

— Прекрасно, — бодро произнёс Виталий. — Радио пусть отдохнёт. Титан тоже. И плескаться мы не будем. А вот где у вас…

— Туалетов на этаже два, — поспешно добавила администратор.

— Да, да. Это превосходная идея — два туалета, — чуть смущённо усмехнулся Виталий. — Но я про телефон хотел спросить.

— Ах, телефон? Внизу, у меня. Будем вас подзывать, если что.

В горотдел поехали на той же «Победе». Солнце пекло с адской силой, в раскалённой машине нечем было дышать. К счастью, ехать пришлось недолго.

Раскатов, немолодой, кряжистый подполковник с красным лицом и седым ёжиком волос, тяжело расхаживая по своему небольшому кабинету, напористо и уверенно говорил:

— Об этом деле весь город у нас гудит. А как же? Видный человек погиб, известный. Директор, изобретатель… Но я вам скажу — липовый оказался директор. И изобретатель тоже. Вот гак. Однако подать все умел. Ну, а как разобрались — один театр. И даже хуже.

— Кто же разбирался? — спросил Виталий, нервно вытаскивая свою трубку.

Раскатов покосился на неё.

— Ясно кто. Специалисты. Из Москвы приезжали. Акт составили. Да такой, что наша прокуратура двумя руками вцепилась. Вот так.

— Интересно…

— Куда интереснее. Теперь какие у нас факты? — Раскатов подошёл к столу, надел очки и, взяв в руки пухлую папку дела, стал её перелистывать. — Значит, труп выловили в реке. Вот показания рыбаков. Так? Вот акт медицинской экспертизы. Лёгкие полны воды, даже ила. Отсюда причина смерти. Ну, там множественные повреждения тканей на лице, и теле, и на черепе, конечно, — это когда его потом о камни било. Так? Кинулся он скорее всего с моста, а выловили уже ниже по течению. Река у нас, между прочим, серьёзная. Увидите. Нуте-с, дальше, — он не спеша перевернул, пробегая глазами, ещё несколько исписанных чернилами листов. — Это все показания свидетелей. Лучинин последнее время находился в крайне подавленном состоянии. Крайне, — он поднял толстый палец и поглядел на Виталия. — И не мудрено. Акт-то в прокуратуру направили. Вот так. Дальше… Вот, пожалуйста. Показания свидетелей насчёт того дня. Как раз у моста его и видели. Бродил. Решался, так сказать.

— Одного видели? — спокойно спросил Откаленко.

— Сейчас поглядим. Та-ак… — Раскатов поводил пальцем по исписанному листу, читая про себя. — Вот. Один, один был. Да и кого же ему с собой брать для такого дела?

Виталий, дымя трубкой, задумчиво возразил:

— Смотря для какого дела.

— В общем, сами все тут поглядите, — захлопнул папку Раскатов. — Ежели мы чего упустили, подскажете. Чтоб и у нас, как говорится, душа была спокойна.

— Кто у вас это дело вёл? — спросил Откаленко.

— Вон сам он и вёл, — Раскатов кивнул в сторону сидевшего поодаль Томилина. — Со следователем прокуратуры, конечно. Ну и все помогали. Дело-то ответственное. Теперь насчёт людей, с кем в первую очередь вам надо потолковать, — продолжал между тем Раскатов, сняв очки и снова принимаясь шагать по кабинету. — Перво-наперво — это Ревенко Владимир Яковлевич, главный инженер там. Толковый человек, солидный. Потом со следователем прокуратуры Роговицыным Павлом Иосифовичем. Старый работник, зубы на этих делах съел. У него ивсе материалы на Лучинина. И жалобы народа, и сигналы все, и акт ревизии. Ну, теперь, понятно, ходу этому нет. Вот так. А Владимиру Яковлевичу я сейчас могу позвонить, пригласить. Как?

— Лучше мы к нему поедем, — ответил Виталий.

— Через час-другой, — добавил Игорь. — Сначала дело это посмотрим.

— Пожалуйста, — тоном радушного хозяина согласился Раскатов. — Как будет угодно. Сейчас мы вам кабинетик подберём.

Через несколько минут Виталий и Игорь оказались в небольшой, душноватой комнате, где, кроме старенького сейфа, стола, покрытого двумя листами зеленой бумаги, и стульев с протёртыми сиденьями, ничего не было. Окно они тут же распахнули, и на минуту оба задержались около него.

Со второго этажа была видна окраинная часть города: бесчисленные разноцветные крыши домов в блекло-зеленой пене деревьев напоминали старое лоскутное одеяло, кое-где расползавшееся пыльными улицами и дырами перекрёстков. В нескольких местах возвышались вполне современные, из стандартных блоков, четырех и пятиэтажные здания. По перемещавшимся то тут, то там клубам пыли можно было угадать редкие машины. Мало было и прохожих. Город томился от зноя. За последними домами сверкала, как мираж, широкая река. На противоположном её берегу белой сыпью по зеленому полю раскинулся палаточный городок, в центре его на высокой мачте трепетал красный флаг. Вдали темнел лес. «Ребят вывезли, — догадался Виталий. — Тот-то их на улицах не видно».

6
{"b":"856","o":1}