ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Выглядит неплохо, а? – рассмеялся мистер Принс. – Бьюсь об заклад, вы только что вспомнили, что не держали во рту ни крошки с тех пор, как позавтракали в Портленде, верно? Бэт, как у вас дела с материалами для Уорбартонов?

– Еще на десять минут работы, мистер Принс.

– Отлично. Я хочу, чтобы вы поехали с нами в "Воронье Гнездо", будете свидетелем при подписании документов. Кстати, это мой секретарь – Бэт Свенсон.

– Хорошо, мистер Принс. – Бэт улыбнулась мне и вышла.

– Сливки, сахар?

– Благодарю вас. Одну ложку, пожалуйста.

Он протянул мне чашку.

– Я не отрываю вас от работы? – с беспокойством спросила я. – Я могу взять такси, чтобы доехать до места, не правда ли?

Он засмеялся:

– Боюсь, что нет. "Воронье Гнездо" стоит в конце дороги, которая ведет по самому краю скалы. До него всего семь миль, но туда не ходит никакой общественный транспорт. Даже автобус. Но это не имеет значения. Мне все равно необходимо поехать в поместье сегодня утром по делу. Заодно смогу вас представить. Это поможет вам скорее освоиться. Но взамен я попрошу об одолжении: быть вторым свидетелем – надо заверить подпись миссис Марты Уорбартон на одном важном документе. Миссис Уорбартон за семьдесят, она является поминальной владелицей "Вороньего Гнезда". Важный документ – ее завещание. Требуются два свидетеля, присутствующие одновременно при подписании. И надо, чтобы эти свидетели не были заинтересованными лицами, то есть они должны быть совершенно посторонними людьми завещателю. Видите ли, если свидетель будет упомянут в завещании, он потеряет право на наследство по закону. Бэт... мисс Свенсон поедет с нами вторым свидетелем.

– Рада буду помочь, мистер Принс.

– Отлично! Значит, договорились? – Он предложил мне тарелку с кексами на выбор. – Ваши родители не возражают, что вы путешествуете одна?

– Дело в том, – начала я, – что мои родители были в Лондоне во время войны и погибли при бомбежке. Меня воспитала тетя, но она умерла несколько лет назад. Поэтому у меня нет близких.

Он сочувственно пощелкал языком:

– Мне очень жаль. Скажите, вы не знаете семейство Пирсонов в Лос-Анджелесе? Там была дочь, немного старше вас. Она вышла замуж за Дэвида Уорбартона.

Подумав немного, я покачала головой:

– Нет, не могу припомнить никаких Пирсонов.

– Попятно. Просто спросил. – Мистер Принс откашлялся и сменил тему. – Я хотел бы познакомить вас с доктором Честером, но он уехал, и его не будет в офисе до вечера. Вы встретитесь с ним завтра утром в "Вороньем Гнезде", он расскажет вам о ваших обязанностях.

– Я правильно поняла, что у меня будет двое подопечных?

Он кивнул. Темные брови под седыми волосами на мгновение сдвинулись, он слегка нахмурился:

– Я хочу поговорить с вами на эту тему до нашего отъезда, мисс Монтроуз. Вас нанял мистер Дэвид Уорбартон. Онстарший сын Марты и отец Робин. Хочу, чтобы вы это усвоили как следует, пока мы не приехали в имение. Мать Робин умерла два года назад, ее звали Линда Уорбартон; жена Дэвида была очень красивой, обаятельной женщиной. Ее смерть стала огромной потерей для Дэвида и, разумеется, для всех, кто знал ее. Робин была слабым ребенком от рождения, и смерть матери для такой малышки, как Робин, которой тогда было всего шесть лет, стала трагедией. Вы почувствуете это, когда пробудете в "Вороньем Гнезде" некоторое время. Дом и, между нами говоря, все семейство Уорбартонов, как бы сказать... не идеальное окружение для такой чувствительной девочки, как Робин. Вы сами обнаружите очень скоро, что Уорбартоны... трудные люди...

– Ребенок – инвалид?

– Она проводит в постели шесть месяцев в году. Но вам все объяснит доктор Честер. Ей нужен постоянный уход. Второй ваш пациент – сама Марта, и гораздо более трудный, надо сказать.

– Что с миссис Уорбартон?

– Жуткий артрит прямо сковал ее. Может ходить с трудом, только с помощью палки. Честер считает, что ей необходима инвалидная коляска, но Марта об этом и слышать не хочет. Ей делают каждый день инъекции, кажется. Но это все область Честера, не моя.

– Вы сказали, что мистер Дэвид Уорбартон – мой новый наниматель, и намекнули, что я должна помнить об этом. Могу я спросить почему, мистер Принс?

Он покашлял, поглядывая на меня лукаво:

– Я только что упомянул, что Уорбартоны – тяжелый парод, с ними трудно иметь дело. И вполне допускаю, что кому-то из обитателей "Вороньего Гнезда" не поправится ваше пребывание там. Даже сама Марта была против идеи нанять квалифицированную сестру. Это было предложение Честера и мое. Дэвид тотчас же согласился. Он верит, как и мы, что медсестра нужна его матери и ребенку тоже, и он готов платить за услугу. Поэтому раз платит он, то вы отвечаете только перед ним. У Дэвида есть свое отдельное состояние, выделенное матерью. Вот почему я подчеркиваю, чтобы вам было абсолютно ясно: именно Дэвид Уорбартон – ваш наниматель, отчет давать будете только ему. Остальные все зависят в материальном отношении от Марты, она единственная контролирует фамильное состояние.

– Но я должна отчитываться и перед доктором Честером, мистер Принс.

– О да. Естественно, поскольку Честер – домашний доктор этой семьи, то профессиональная связь медсестры и доктора необходима, чтобы выполнять его предписания. Вы найдете, что Честер отличается от тех докторов, с которыми вам приходилось работать ранее в таком месте, как Медицинский центр Лос-Анджелеса. Вам он покажется немного старомодным в сравнении с ними. Но он славный человек, этот Честер! Большинство жителей Тригони появились на свет с его помощью, он стал здесь воплощением медицины. Хотя временами он выглядит немного забавным по современным стандартам.

– А мистер Дэвид Уорбартон живет в "Вороньем Гнезде"?

– С тех пор как умерла Линда, он приезжает в "Воронье Гнездо" только на уик-энд, повидать мать и Робин. Вы не увидите его там на неделе. Семья Уорбартонов очень богата, и Дэвид контролирует все дела, в том числе инвестиции, из своего офиса в Нью-Йорке. А "Принс, Трегарт и Трегарт" ведет юридические дела семьи по всем Соединенным Штатам. Я их представитель здесь, в Тригони. Так что... если возникнут проблемы, когда Дэвид будет отсутствовать, я хочу, чтобы вы немедленно связались со мной. И если встретитесь с враждебностью, помните, я рядом, стоит только снять телефонную трубку в вашей комнате.

Я самоуверенно улыбнулась в ответ:

– Благодарю вас, мистер Принс. Но медсестра быстро привыкает к разным обстоятельствам, ей приходится иметь дело с трудными людьми слишком часто, и не только с пациентами.

Мистер Принс поднялся, просияв:

– Прекрасно! Я знал, что сделал верный выбор, когда предложил нанять квалифицированную медсестру. И тщательно просеивал шлаки в поисках золота, пока не нашел вас. Ну, теперь можно везти вас знакомиться в "Воронье Гнездо".

Я вышла следом за ним в приемную, где блондинка-секретарь накладывала перед зеркалом свежий слой губной помады. На столе стоял увесистый портфель для бумаг.

– Все готово, Бэт? – спросил он жизнерадостно.

– Да, мистер Принс.

– Взяли материалы для Марты?

– Они в портфеле.

– Прекрасно! Я подгоню машину к входу. А вы возьмите на себя заботу о мисс Монтроуз и расскажите, каким прекрасным поместьем является "Воронье Гнездо".

– Обязательно, мистер Принс. – Она подмигнула мне, а он взял тяжелый портфель и вышел.

Я улыбнулась ей:

– Меня зовут Диана, могу я звать вас Бэт?

Ее улыбка была теплой и дружеской.

– О'кей, Диана! И в любое время, когда вы выберетесь за стены этого мавзолея, приезжайте навестить меня в Тригони.

Я рассмеялась:

– Хорошо! Но почему вы называете "Воронье Гнездо" мавзолеем? Мистер Принс считает поместье прекрасным местом.

– Боюсь, что Стенли относится к ним с предубеждением. Потому что для "Принс, Трегарт и Трегарт" "Воронье Гнездо" – это то место, откуда сыплется манна небесная. И для него тоже, – доверительно сказала она, комично округлив глаза, – компания Уорбартонов не только лучший клиент по инвестициям, их дела составляют шестьдесят процентов всего бизнеса, который ведется через "Принс, Трегарт и Трегарт", эта контора имеет офисы в Сан-Франциско, Чикаго, Нью-Йорке, Майами, Лондоне и, разумеется, в Тригони, где, по стратегическим причинам, мой босс пристроился поближе к Марте Уорбартон, а она сидит в центре всей паутины как жирный и смертельно опасный паук – "черная вдова".

2
{"b":"8561","o":1}