1
2
3
...
32
33
34
...
100

На кухню зашла Нина и в изумлении остановилась на пороге.

— Это вы?..

Взгляд ее неожиданно напомнил почему-то Вале взгляд той девчушки из коляски, ну совершенно такой же, растерянный и любопытный. Он невольно рассмеялся, и сразу же исчезло владевшее им напряжение. И как-то сама собой нашлась единственно, кажется, возможная в этой ситуации линия поведения.

— Да, это я, — подтвердил Валя и очень серьезно добавил: — И я вас прошу, Нина, ничему не удивляйтесь. Я вам потом все объясню. А пока скажите, зачем вы приехали?

— Муза просила взять ее паспорт.

— Что вы говорите!.. Хотя… Я так и думал. Что ж, берите, и выйдем обязательно вместе. Хорошо?

— Ну конечно…

Нина все еще не могла прийти в себя от неожиданной встречи.

Но тут на кухне появилась наконец Альбина Афанасьевна в открытой, пестрой кофточке и ладных брючках, подчеркивавших ее стройную фигуру.

— Ну, познакомились, понравились? — с веселым возбуждением спросила Альбина Афанасьевна. — Долго ли умеючи, так, что ли?

— Познакомились, — сдержанно ответил Денисов и тем же тоном добавил: — Я зашел только узнать насчет вашей дочки.

— Нечего узнавать, — запальчиво ответила Альбина Афанасьевна. — Плевать ей и на мать, и на ребенка. Вот видите? — она указала на Нину. — Через подружку даже паспорт просит у родной матери. А? Это вместо спасибо!.. Это за все мои слезы, за все мои муки!.. Вот что имею!.. Вот, вот, глядите!..

Она опять начала взвинчивать себя, распалять, доводить до припадка, до истерики, как в тот раз. Уже округлились, возбужденно заблестели глаза, затряслись губы. Но тут Денисов, вмешавшись, сухо и деловито сказал:

— Идите, Альбина Афанасьевна, принесите паспорт. Идите, идите…

Он взял ее за плечи и увлек в переднюю. Это внезапное вмешательство сорвало подступавшую истерику, внимание Альбины Афанасьевны невольно переключилось на конкретное, необходимое дело. Она словно проснулась и, спохватившись, торопливо сказала:

— Да, да. Сейчас. Где же он, господи?..

Она вывернулась из Валиных рук и, не оглядываясь, побежала в комнату. Ей вдруг стало, видимо, неловко, так, по крайней мере, показалось Вале.

Нина и он, оставшись одни, теперь молча стояли посреди кухни, сами взвинченные всем происходящим и не зная, что можно сейчас сказать друг другу. Нина выглядела еще и испуганной. Тоненькая фигурка ее показалась Вале такой слабой и беззащитной, что ему даже на миг стало почему-то совестно.

Он уже собрался сказать что-то, но в этот момент на кухне появилась Альбина Афанасьевна с паспортом в руке. Смуглое, красивое лицо ее было уже спокойно и чуть грустно. Она протянула Нине паспорт и сказала:

— Вот, Ниночка. Передайте ей. Пусть свое счастье поищет, пусть хоть кого-нибудь полюбит по-настоящему. Пусть. Бог с ней. А мы уж с Наташкой как-нибудь сами. Не пропадем авось.

На глаза ее навернулись слезы.

— Ну что вы, Альбина Афанасьевна, — взволнованно сказала Нина. — Она же вернется, скоро вернется, увидите. Она вас любит, и Наташу тоже.

— Не знаю, кого она любит! Не знаю! И знать не желаю! — сжав кулак, закричала вдруг Альбина Афанасьевна. — Так ей, дряни, и передайте!.. Ой! — она прижала ладони к щекам и умоляюще посмотрела на Валю. — Простите уж…

Больше она не произнесла ни слова, пока Валя и Нина одевались в передней, и, кивнув, с виноватой улыбкой молча закрыла за ними дверь.

Только очутившись во дворе, Нина, вздохнув, сказала:

— Ой, какой ужас! Она же так мучается.

— Да уж, — согласился Валя. — Никому не пожелаешь. Но вы поняли, что происходит с вашей подругой?

— А! — досадливо махнула рукой Нина. — Просто очередное увлечение. Это пройдет, как всегда. Тут с ней невозможно ничего поделать. Такой уж взбалмошный характер. А вы, значит… — она украдкой посмотрела на Валю, — …так ею заинтересовались?

— Больше ее приятелем, честно говоря.

— Почему? — удивилась Нина и, неожиданно спохватившись, неуверенно спросила: — Об этом, наверное, нельзя спрашивать?

— Можно. И я ведь обещал вам все рассказать, помните? Но сначала скажите, как вы передадите Музе паспорт?

— Я ей сейчас позвоню, и мы встретимся.

— Где?

— Ну, где-нибудь. Она не хочет приезжать на работу.

Некоторое время они шли молча.

Денисов мысленно прикинул: если взять Музу под наблюдение в момент встречи с Ниной, то она, очевидно, приведет к Чуме, туда, где он скрывается, на какую-то квартиру. Второй путь туда — через номер телефона, по которому Нина должна сейчас позвонить. Словом, место, где скрывается Чума, а с ним, вероятно, и Леха, установить теперь нетрудно. А дальше должна действовать группа захвата. Это будет сложная и опасная операция. Двое бандитов, и у одного из них пистолет. И сопротивляться будут отчаянно. Им ведь терять нечего: рецидив и убийство, хуже не придумаешь. Поэтому тут нельзя действовать в лоб, нужна какая-то хитрая комбинация. Жертв в момент захвата не должно быть. Денисов чувствовал, что придумать тут что-то не только нужно, но и можно. Однако прежде всего об этом следовало доложить Кузьмичу. Сам Валя, по его мнению, сейчас не должен был принимать никаких самостоятельных решений. И вообще ни одного шага дальше, пока не будет приказа и общего плана операции, утвержденного начальством. Момент такой, что надо сто раз все взвесить, и не ему одному. Вот таков был Валя Денисов.

— Когда вы должны звонить Музе? — спросил он Нину.

Девушка посмотрела на часы.

— Сейчас половина первого. А звонить я ей должна от часа до двух.

— Отлично. Едем.

— Куда? — испуганно спросила Нина.

Денисов виновато улыбнулся. Он и самом деле произнес это слишком уж решительно, словно приказ отдал.

— Не бойтесь, — сказал он уже совсем другим тоном. — Просто мы сейчас заедем ко мне на работу. На одну минуту, хорошо? Очень вас прошу. Надо посоветоваться с товарищами. Ах, да! Дело в том, что я работаю… — он секунду помедлил, — …в уголовном розыске.

Нина, улыбнувшись, кивнула.

— Я сразу что-то вроде этого подумала. Еще тогда.

— Почему вы так подумали? — заинтересованно спросил Валя.

— Потому что я знаю инспекторов треста, — засмеялась девушка. — И они задают совсем другие вопросы.

— Да-а… — досадливо произнес Валя. — Выходит, не очень-то удачно это у меня получилось. Провалил роль, значит?

— Нет, нет, — поспешно возразила Нина. — Ведь такие вопросы вы задавали только мне почему-то. Сергей Иосифович, например, уверен, что вы инспектор. Новый. Они у нас часто меняются.

— Пусть так и думает, ладно? И остальные тоже, очень вас прошу. Сумеете не проболтаться?

— Ну конечно.

Разговаривая, они спустились в метро, доехали до центра и там пересели на троллейбус. Пассажиров в этот час было мало, и разговор не прерывался.

— А что я скажу на работе? — спохватилась Нина, когда они уже зашли в высокий вестибюль и миновали окошечко бюро пропусков.

— Пустяки, — Валя махнул рукой. — Что-нибудь придумаем.

К счастью, Кузьмич оказался у себя. Он уже собирался идти обедать, когда в кабинет заглянул Денисов.

— Ну, заходи, — сказал Кузьмич. — Что у тебя?

Валя зашел, аккуратно закрыл за собой дверь и только после этого сообщил о возникшей непростой ситуации.

— Если брать их в квартире, то возможны жертвы, — заключил он. — Поэтому у меня, Федор Кузьмич, есть предложение.

— Что же это за предложение, интересно?

— Я пойду с Ниной. Ну, как приятель ее, допустим.

— Так, так. Ну, а дальше?

— Познакомлюсь с Музой, проводим ее, зайдем в ту квартиру. Посидим, выпьем. И в нужный момент я открою дверь. Ребята войдут…

— Нет, — покачал головой Кузьмич. — Тебе не дадут открыть дверь. Я вижу, это народ опытный. Да и в квартиру тебя тоже не впустят.

— Зависит от того, как я сыграю.

— Еще и Нина должна сыграть, не забывай, — добавил Кузьмич и спросил: — А ты в ней до конца уверен? Ведь подруга Музы, что ни говори.

— Муза и ей врала.

33
{"b":"858","o":1}