ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ого! — удивился Валя. — Сразу два таких интересных открытия. Ну, девушку с бабушкой еще можно по телефону спутать. У вас удивительно молодой голос. Но кого же вы отправляете в поликлинику? И тем более — в милицию? Вам не трудно сказать? Очень уж вы меня заинтриговали.

— Отвечаю вам молодым голосом, — засмеялась женщина. — Кто переест — того в поликлинику, кто перепьет — в милицию.

— Все понятно, — ответил Валя. — И у вас так вкусно кормят, что можно объесться? Вы не приукрашиваете суровую действительность?

— А вы приезжайте и попробуйте. Не пожалеете.

— Отлично. И сам приеду, и друзей привезу. Как вы называетесь и где расположены? Диктуйте, записываю.

Задорный Валин голос никак не вязался с его томной внешностью. И это было только первое и, пожалуй, самое безобидное из всех обманчивых впечатлений, которые он внушал.

Итак, Валя отправился в тот ресторан, естественно, даже не упомянув в разговоре с неизвестной женщиной имя Музы Владимировны. Про себя он только решил, что сама эта женщина Музой Владимировной никак быть не может, той, надо думать, до бабушки еще далеко.

Однако предварительно Валя заехал в трест, которому подчиняются все московские рестораны, зашел к кадровикам и, представившись по всей форме, попросил выдать временное удостоверение инспектора по кадрам.

— Кое-что требуется по двум районам проверить, — туманно сообщил Валя.

Уголовный розыск не служба ОБХСС, и это обстоятельство было воспринято, как и ожидал Валя, с очевидным облегчением.

И все же начальник одного из отделов, к которому Валю в конце концов отправили, седой, полный, барственного вида человек, небрежно и снисходительно спросил словно о сущей безделице:

— Имеете конкретные подозрения?

— Конкретных не имею, — коротко ответил Валя, моргая своими длинными, как у девушки, ресницами.

Весь вид его, очевидно, не вызывал у этого величественного старика ничего, кроме иронического пренебрежения. На холеном, розовом его лице с отвислыми, как у дога, щеками было ясно написано: «И такие вот цыплята работают в уголовном розыске? Ну, знаете…»

— Наобум, выходит, идете, — не то спросил, не то констатировал он и насмешливо предложил: — Можем помочь, если угодно.

— Вряд ли, — снова коротко ответил Валя.

— Что, простите, «вряд ли»? — толстяк поднял одну бровь.

— Вряд ли вы сможете, — невозмутимо пояснил Валя.

— Ах, во-от оно что, — насмешливо протянул тот. — Но мы тоже ведь не лыком шиты, молодой человек. И я, например, с людьми начал работать, когда вас небось и на свете не было. Так что не советую пренебрегать.

Валя бесстрастно посмотрел на него своими синими глазами и все тем же невозмутимым тоном произнес:

— Вы плохо разбираетесь в людях. Мне, например, это сейчас на руку… — И сухо добавил: — Будьте добры меня не задерживать.

Толстяк слегка опешил от неожиданности и несколько секунд растерянно и неприязненно смотрел на Валю, потом наконец пробормотал:

— Что ж, извольте.

Он сделал торопливый росчерк на бумаге, которую положил перед ним Валя, и, откинувшись на спинку кресла, пояснил:

— В порядке исключения. Следующий раз озаботьтесь специальным отношением руководства. Желаю успеха.

К нему вернулась обычная небрежная самоуверенность.

— Благодарю, — вежливо ответил Валя, беря бумагу. — Следующий раз непременно озабочусь. Всего доброго.

Начальник отдела, видимо, соображал, как бы подостойней ответить этому мальчишке и поставить его на место, но ничего подходящего в голову не приходило. И он, сцепив руки на огромном животе и крутя большими пальцами, лишь изобразил на толстом лице заговорщицкую улыбку и утвердительно кивнул головой.

— Работайте, — сказал он покровительственно.

Валя не спеша спрятал бумагу в карман и все тем же бесстрастным тоном произнес:

— Вам, конечно, не надо говорить, как пострадает дело, если хоть одна душа в тех ресторанах узнает о моей просьбе к вам. Не так ли?

— Ну что вы! Конечно, не надо, — поспешно развел тот пухлые руки, всем видом своим давая понять, что все это само собой разумеется. Но от Вали не ускользнула и легкая тревога, мелькнувшая в глазах его собеседника, некое даже опасение, что ли.

Этот человек терпеть не мог лишней ответственности. А кроме того, он неожиданно ощутил, что стоящий перед ним щуплый, голубоглазый, похожий на девушку паренек оказался не таким уж робким простачком и способен причинить ему, в случае чего, немалые неприятности. Черт их знает, кого они только берут в этот уголовный розыск.

Валя между тем, не теряя времени, отправился в ресторан, который находился совсем в другом районе, нежели те, что он назвал в тресте. Ехать до него было недалеко.

Время уже подходило к обеденному, и Валя с самым беззаботным видом вошел в зал, решив поначалу присмотреться к незнакомой обстановке, может быть, даже пообедать. Почему бы и не пообедать в самом деле? Не каждый день удается это вовремя сделать.

Ресторан оказался совсем неказистым, несмотря на пышное название, сулившее что-то и вовсе неземное. Все тут было скучно, буднично, тускло. Не очень свежие скатерти на столиках, местами закапанные чем-то или с круглыми следами жирных тарелок, дешевые, розовые, из пластмассы, стаканы для четвертушек бумажных салфеток, унылые стены с какими-то темными разводами, незажженные, очевидно из экономии, стандартные, безвкусные люстры, потертые, из зеленого плюша занавеси на узких окнах.

Ждать официантку пришлось довольно долго, несмотря на полупустой зал. За это время Валя успел вполне освоиться и поразмыслить. Интересно, кто такая эта Муза Владимировна — официантка? Скорей всего. И тогда ее знакомство с этими приезжими парнями могло произойти очень легко. И уже сразу дала им телефон, назначает встречу? Но Валю это не очень удивило, даже вовсе не удивило. И не к такому привык.

У его столика появилась наконец и официантка, толстая, немолодая и сонная. Она вяло достала из кармашка блокнотик и молча приготовилась слушать заказ.

— Во-первых, здравствуйте, — усмехаясь, сказал Валя.

— Здрасте, — раздраженно ответила официантка.

Кажется, ей Валя чем-то не понравился, хотя это случалось весьма редко.

И все тем же нелюбезным тоном она спросила:

— Что будем есть?

Валя с интересом оглядел ее и неожиданно спросил:

— Скучно у вас, правда?

— А какое тут днем может быть веселье? Вот возьмите грамм триста коньячку, сразу станет веселее, — на бледном, рыхлом ее лице, похожем на невыпеченную лепешку, появилась нагловатая усмешка.

— Да-а… Вот тут и проверяй жалобы, — вздохнул Валя.

— Это какие же такие жалобы?

Официантка насторожилась.

— Обыкновенные. Которые к нам в трест приходят.

— Ну конечно! Им бы только писать! — возмутилась официантка. — Знаете, какой народ пошел? Выпьют на копейку, а обслуживания требует на сто рублей. Фон-барона из себя строят, особенно если с дамой. А как что — так писать. Больно грамотные все стали.

— Но и наш персонал бывает не на высоте, — назидательно заметил Валя. — Самокритики не хватает.

— Нервов на каждого не хватает! — запальчиво возразила официантка. — А самокритики у нас во как хватает. — И она провела пухлой рукой по горлу, потом, не скрывая любопытства, спросила: — И на кого же у вас жалобы, интересно?

— Не имею права раньше времени говорить, — важно ответил Валя и, как бы давая понять, что разговор на эту тему окончен, взял в руки замусоленный листок с дежурным дневным меню. — Ну-с, что бы такое покушать, — и поднял глаза на официантку. — Вас, кстати, как зовут?

— Катя. Лавочкина… — Она сделала паузу и, пересилив себя, жеманно спросила: — А на меня-то, случайно, не жалуются?

Валя добродушно улыбнулся.

— Так и быть, открою вам служебный секрет: на вас — нет.

— Ой, я знаю, на кого, — обрадованно всплеснула руками Катя. — Ну точно. На Верку небось. Воронина, да?

— Нет, — загадочно покачал головой Валя, подзадоривая ее на новые догадки.

6
{"b":"858","o":1}