ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Желтые розы для актрисы
Русь сидящая
#Имя для Лис
Время свинга
Стены вокруг нас
Сигнальные пути
Моцарт в джунглях
Узнай меня

Шарлотта шагнула в темноту гостиной, приглашая его за собой.

Но из темноты вышел Тим и захлопнул дверь перед носом Бена.

* * *

Вечерело. Сэмми старалась сосредоточиться на своем станке, но никак не могла отвлечься от мыслей о Джейке. Из проигрывателя, стоявшего у ее ног на полу, лились тягучие низкие звуки джаза. Композиция кончилась, и в тишине она особенно остро почувствовала одиночество.

Услышав его шаги на террасе, она хотела было вскочить, но одернула себя, вспомнив о гордости и чувстве собственного достоинства, и переключила проигрыватель на волну поп-рок радио. Если он спокойно разгуливает по лесам со своими страшными тайнами, то и она сделает вид, что полностью поглощена станком и Родом Стюартом.

Джейк вошел в ее рабочую комнатку. Он был как невзорвавшаяся бомба. С колотящимся сердцем смотрела она на него сквозь вертикально натянутые нити.

«Хорошо ли погулял?» — хотела спросить она, но не успела — он поднял ее со скамеечки и молча крепко обнял. У нее перехватило дыхание, и стало — как всегда — не до разговоров. Он нежно обхватил ее лицо ладонями и стал пристально изучать каждую черточку, словно желая убедиться, что ничего в ней не изменилось. Ее охватила тревога. Она еще не совсем свыклась с мыслью о его таланте? даре? проклятии? — она даже не знала, как это правильнее назвать. Она не знала, насколько верно он читает ее чувства.

— Пока тебя не было, приезжали Клара и Джо, — сказала она. Он не удивился. — Я говорила с ними. Джо только догадывался о твоем даре, а Клара знала точно. Она сказала, что Хоук говорил правду, ты действительно отмечен даром божьим.

Он зажмурился и тихо горько чертыхнулся. Сэмми положила руки ему на плечи.

— Я всегда верила в тебя — в твою любовь. Я всегда знала, что ты в моей жизни — это чудо. — Она крепче обняла его и подняла голову. Он открыл глаза, и в них стояли слезы. — Из-за тебя я, пожалуй, готова поверить и в другие чудеса.

Он не сказал ни слова. Не согласился, но уже и не отрицал. Их двоих словно прочной шелковой сетью опутало необъяснимое, невысказанное напряжение страдания. Сэмми спрятала лицо у него на груди.

— Это совсем иначе окрашивает всю твою жизнь, — продолжала она, надеясь, что хоть какое-то ее слово проникнет за стены, которыми он себя окружил. — Ты ведь не такой, как все. Ты иначе общаешься с людьми, иначе любишь, иначе ненавидишь. Ты знаешь что-то о нашей жизни, но не можешь мне сказать, чтобы меня не обидеть?

Он обнял ее еще крепче, почти до боли.

— Так больше нельзя. Ты должен рассказать мне все. Если ты умеешь читать мои чувства, то ты знаешь, что мне страшно. Но ведь ты должен чувствовать, что я смогу справиться со страхом. — Внезапно Джейк поднял голову и повернулся к радио. Сэмми посмотрела в ту же сторону. — Что… — начала было она, но он поднял руку.

— Мы будем повторять сообщения о состоянии здоровья губернатора Ломакса по мере поступления новых подробностей, — раздался голос диктора. — Сегодня днем губернатор Оррин Ломакс в своем доме в Пандоре потерял сознание и был доставлен в больницу. С диагнозом «инфаркт» переправлен самолетом в медицинский центр университета в Дареме; на данный момент его состояние оценивается как критическое. Миссис Ломакс не отходила от губернатора с первой минуты его болезни и сейчас находится в Дареме.

Сэмми вцепилась Джейку в рукав. Ее не столь потрясла эта новость, сколь быстрая смена сильных чувств на лице Джейка — от удовлетворения до неуверенности. Даже тело его напряглось; крепкие мышцы дрожали под ее пальцами. Она тихо позвала его по имени, словно пытаясь пробудить от кошмара.

В гостиной зазвонил телефон. Она не повернула головы — все ее внимание было приковано к Джейку.

Он вскинул голову и конвульсивно стиснул ее плечо. Лицо его стало мрачным.

— Возьми трубку, — серьезно сказал он.

— Перезвонят, — покачала головой она. — Давай лучше поговорим. Что случилось? Мне кажется, ты вот-вот взорвешься. Отчего?

— Возьми трубку, — повторил он, вздрогнув. — Это Шарлотта.

* * *

— Сэмми! — Как только Саманта с Джейком свернули за угол к дверям отделения «Скорой помощи», Шарлотта тотчас бросилась к ней. Но, увидев рядом с сестрой Джейка, проглотила рвавшиеся наружу слова. Страх сделал ее осторожной.

Сэмми обняла ее за плечи. Подбородок Шарлотты украшала кровавая царапина.

— Это Тим?

— Он хотел схватить меня за волосы, но я увернулась, так что он попал по подбородку.

— Как Бен?

Шарлотта заплакала.

— Он вывихнул плечо, вышибая дверь, потом Тим сломал ему два ребра. Сэмми, и он все равно поднялся и пытался кинуться на Тима. Помнишь, какой Тим здоровый? Они были просто как Давид и Голиаф, а я посередине. Боже, я только и могла, что немножко прикрывать Бена и шипеть угрозы Тиму.

— А чего Тим хотел? — спросила Сэмми, и в глазах ее сверкнула ярость.

Шарлотта чуть покачала головой, глядя на Джейка. Он вдруг взял ее за подбородок своей большой, сильной рукой. Она застыла.

Из палаты вышел врач и направился к Шарлотте.

— Мы оставляем вашего друга в больнице как минимум до утра. Сейчас ему сделали укол болеутоляющего, он не вполне вменяем, но очень настойчиво зовет вас.

Шарлотта высвободилась из рук Джейка и ухватилась за Сэмми.

— Пойдем со мной.

— И Джейк, — быстро сказала Саманта. — Ты должна рассказать нам, чего хотел Тим.

— Не сейчас. Прошу тебя, не сейчас. Просто пойдем со мной. Ты же моя старшая сестра, а сейчас я чувствую себя и вправду маленькой.

Сэмми вопросительно посмотрела на Джейка. Он кивнул.

— Иди.

— Я быстро. — Она чуть коснулась его руки.

— Я знаю.

Шарлотта втащила Сэмми в лечебное отделение. Врач указал им на зашторенный бокс, и Шарлотта проскользнула внутрь. Увидев Бена с забинтованной грудной клеткой, с правой рукой в гипсе, она с трудом удержалась от рыданий. Он с несчастным видом посмотрел на нее.

— Не очевидно ли, — пробормотал он слабым голосом, — что я — ирландский волкодав, заключенный в тело пуделя?

— Ты не пудель, — зарыдала наконец она целуя его в лоб и гладя по волосам. Не обращая внимания на Сэмми, которая стояла рядом, Шарлотта взяла его здоровую руку в свои и успокоилась. — Мы больше не будем говорить врачу, что ты упал с рыболовных мостков. Мы скажем ему правду. Это сделает мой собственный двоюродный брат. И будь он хоть трижды сенатор штата, на сей раз он не отвертится. Я сама позвоню шерифу.

Бен сонно моргнул.

— Я не хочу от него ни возмещения морального ущерба, ни возмещения расходов на лечение. Я хочу его убить.

Шарлотта опустила голову. Сэмми обняла ее за плечи.

— Расскажи, что произошло.

— Он стоял над нами, — заговорила Шарлотта, — с таким видом, словно убьет, если мы встанем с пола. Он сказал, что хочет прочесть нам лекцию. Он рассказал, что он сделал со мной на Хайвью, все как было. Он сказал, что ненавидел свою мать и вымещал это на нас с тобой, Сэмми. Он откинул волосы — ну, с того места, где должна быть мочка уха, — и сказал: «Видишь? Видишь, что ты мне сделала? Но это ни в какое сравнение не идет с тем, что сделала со мной она».

— Его мать? Тетя Алекс? Но что он хотел этим сказать?

— Сказал, что рад, что Джейк наказал ее, — вступил в разговор Бен.

— Джейк… что? — в ужасе переспросила Сэмми.

— Я не вполне поняла, — сказала Шарлотта, сочувственно глядя в помертвевшее лицо сестры. — Он решил, что Джейк организовал какое-то мощное расследование грязных делишек их семьи. Тим считает, что Александра и Оррин это заслужили. И он сам тоже заслужил, потому что не имел мужества с этим бороться.

— Джейк ничего не делал ни ему, ни тете Алекс, ни Оррину, — сказала Сэмми, чуть встряхнув Шарлотту. — С какой стати?

— О, Сэмми, ты думаешь, что в последнее время ничего не изменилось? Мы с Беном… несколько дней назад… кое-что нашли в палатке у Джейка. Газетные вырезки, и все о тете Алекс и об их семействе. Он явно что-то замышлял, Сэмми. И они каким-то образом это поняли. Я ничего больше не знаю. — Шарлотта энергично замотала головой. — И, сказав все это, Тим просто ушел. Просто вышел из дома, оставив нас на полу, спокойно сел в машину и уехал.

102
{"b":"86","o":1}