ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Руки оторву!
Одержимость
Лучшая команда побеждает. Построение бизнеса на основе интеллектуального найма
Другой дороги нет
Воспитание без границ. Ваш ребенок может все, несмотря ни на что
День закрытых дверей (сборник)
Мой дикий ухажер из ФСБ и другие истории (сборник)
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
О, мой босс!

Из этого черного забытья возникла мучительная боль, которая заставила ее открыть глаза и глубоко вздохнуть. Малая часть ее сознания отличала разрозненные детали — искореженный кожух кабины зажал ее ноги; на руке у нее кровь, под щекой — жесткая поверхность панели управления. В разбитом боковом иллюминаторе виднелся крутой склон скалы и сломанные деревья, тонущие в густом сером тумане.

Чтобы повернуть голову, ей понадобилась вся ее воля. Каждое самое слабое движение вызывало новую волну боли. Чтобы сделать пытку не такой мучительной, она опять сосредоточилась на мелких подробностях. Тусклый, меркнущий свет. Одно отломанное крыло лежит прямо на носу самолета — странное зрелище. В разбитых иллюминаторах — густые кроны деревьев. На деревьях не бывает столько веток, они все наверху. Недоумение перешло в беспомощный ужас. «Думай», — безмолвно повторяла она про себя.

Ее внимание привлек резкий скрежещущий звук. Трение металла о металл. Она почувствовала дрожь самолетного каркаса. И неестественное положение собственного тела, и то, что узкая полоска пристяжного ремня врезалась ей в бедро. Ей не сразу удалось сложить все это воедино, но наконец она поняла.

Зацепившись за скалу и сломанные деревья, обломки самолета висели над пропастью.

Саманта зажмурилась и глубоко вдохнула. Умостив другую щеку на панели управления, она изо всех сил боролась с наползающей дурнотой. Когда боль чуть утихла, она открыла глаза.

Сплошные сосновые ветки. Самолетик врезался прямо в крону огромного дерева; мощная ветка пробила ветровое стекло, и на этой-то ветке он висел, как бабочка на булавке. Сэмми с трудом приподняла левую руку. Каждая мышца ощущалась отдельно от остальных и страшно болела. У нее хватило сил положить руку на тонкие пушистые ветки, потом рука упала уже самостоятельно, прижав своей тяжестью ветки. Саманта ощутила под пальцами холодную кожу и влажную ткань.

Александра была придавлена этой же веткой. Голова откинута на сиденье, глаза закрыты — лицо ее было зловеще спокойным, словно она просто спит. Но светло-серый жакет весь в крови.

Сэмми провела пальцами дальше, нащупала мягкую ткань блузки и, ошутив медленное, затрудненное биение сердца, отдернула руку.

Веки Александры дрогнули, она посмотрела на племянницу, так долго ускользавшую от нее. Откинутая голова и полузакрытые глаза придавали ей высокомерный вид. Она пошевелила губами, и Сэмми с трудом разобрала:

— На сей раз он тебя не найдет.

* * *

— Ты просто охренел! — закричал пилот вертолета. Джейк услышал, но не ответил. Его внимание было приковано к колышущейся серой массе внизу. Деревья, до которых было рукой подать, то возникали, то исчезали в просветах глухого тумана. Он старался очистить сознание от мыслей и включить интуицию, но ему мешал парализующий страх, ужаснее которого он не знал ничего. Он чувствовал, что они летят в верном направлении — но вдруг он выдает желаемое за действительное? На плечо ему легла рука Хоука.

— Я сказал, что долетим докуда сможем, пока не спустится туман, — продолжал пилот. — Все. Долетели. Я выжил в двух вьетнамских кампаниях не для того, чтобы загнуться в родных горах.

— Нужно возвращаться, — подтвердил Хоук и слегка потряс Джейка за плечо. — Я уже ничего не вижу, и ты, наверное, тоже.

— Нет. Мы еще далеко, но я до них доберусь.

— Тебе же не с чем работать. У тебя нет ни одежки твоей жены, ни ее побрякушки, ничего.

— Высадите меня. Найдите какую-нибудь полянку — все равно. Здесь. Там. Где-нибудь, где удастся.

Пилот громко выругался.

— Ты имеешь в виду эту груду гнилых стволов? Вертолет не сможет туда сесть.

— Тогда подлетим как можно ближе — я прыгну.

— Все ноги на фиг переломаешь.

— Давай. — Джейк повернулся к Хоуку. — Возвращайся и посмотри, какую можно послать помощь. Северные вершины Этоуа. Скажи там, что самолет упал где-то между этим местом и горой Гибсона.

— Это тридцать миль пересеченной местности, — безнадежно произнес Хоук. — Дюжина вершин. Сотни пещерок, перевалов и…

— Хоук, я без нее не вернусь. Она жива. Это единственное, что я знаю точно.

— Боюсь, я не смогу тебе помочь, пока туман не поднимется. То есть до завтрашнего утра.

— Значит, сделай, что будет возможно. Хоук опустил плечи.

— Давай подлетим поближе, Энди. А то он выпрыгнет прямо здесь.

— Ладно. Его кости, в конце концов.

Вертолет повернул к вершинке, и Хоук в последний раз сжал плечо Джейка.

— Господь благослови тебя. Ты уже слишком далеко зашел, чтобы вернуться ни с чем.

Джейк сдвинул свое сиденье и надел рюкзак, который протянул ему пилот: фонарь, спички, одеяло, связка веревки, фляжка с водой, охотничий нож и пистолет. Вертолет завис над горой так низко, что утонул в, облаке прозрачного тумана. Джейк открыл люк и стал всматриваться в поваленные деревья.

— Будешь прыгать с двадцати футов, — прокричал пилот. — Ниже никак!

Найдя среди стволов кусочек незаваленной земли, Джейк прыгнул.

Он ударился о мягкую землю с такой силой, что ноги подогнулись и он упал на бок. Голова кружилась. Несколько секунд полежав неподвижно под винтом вертолета, он поднялся и, пошатываясь, посмотрел вверх. В открытом люке маячило лицо Хоука. Джейк поднял руку в знак прощания. Хоук показал ему большой палец.

Вертолет набрал высоту и скрылся в тумане. Джейк остался один на вершине, затерянной в тумане, среди шелеста ветра в глухих лесах.

Он постарался отключиться полностью, чтобы превратить себя в стрелку компаса, притягиваемую Самантой. В надежде, что глубокая верность ее сердца укажет ему путь.

* * *

Сидя на крепком складном стуле в углу служебного помещения аэропорта, Клара смотрела и слушала, держа свои мысли при себе. Люди в официальных костюмах роились, как пчелы в улье, сновали по жаркому, душному пространству зала, перенося свои соображения, как крупицы пыльцы, от телефонов к карте на стене и обратно. Шарлотта бежала то за одним, то за другим и всем задавала вопросы, на которые не было ответов.

— Что скажешь? — шепнул Кларе Джо. Он был стар и мудр, как она, и спокойно сидел, скрестив ноги, на полу рядом с ее стулом — в стороне от окружающей суеты.

Клара наклонила голову.

— Джейк найдет Саманту. Больше никому ее не найти.

Он вздохнул. Из ровного гула голосов выделился голос Шарлотты.

— Но хоть что-то вы сегодня сделаете? — трясла она за грудки высокого мужчину в форме рейнджера.

В ответ он покачал головой.

— В такой туман нельзя посылать самолеты. Все, что мы можем, — это организовать поисковые команды и начать прочесывать лес в местах наиболее вероятного падения самолета. К утру у нас будет сотни две людей и дюжина самолетов, готовых к вылету.

— А сейчас вы можете послать профессиоыальных следопытов с собаками.

— Но ведь их нужно на чем-то доставить к месту. Без самолетов не обойтись. И слишком большой риск в темноте, в тумане. Надо ждать.

— Мой зять — лучший поисковик штата. Он бы не стал сидеть здесь и выискивать уважительные причины. Он бы уже давно был с собакой в горах, невзирая на погоду.

— Ну, другого такого, как Джейк Рейнкроу, нет. Мне очень жаль. Я понимаю, что вы не в себе от страха, но уверяю вас, единственное, что нам остается, — это ждать утра.

— Шарлотта. — Бен подошел к ней, согнувшись от боли и обнял ее здоровой рукой. Она чутьне плача, приникла к нему. На лице у него было написано, что он взял бы на себя и ее боль, если бы смог. — Я не верю, что Джейк не знает о случившемся. Да ты и сама уверена, что он уже ищет их.

Но как же? Он не заезжал домой, чтобы взять Бо, он никому не звонил, чтобы узнать маршрут самолета …

— Простите, — обратился к ним худенький чернокожий юноша, — могу я отнять у вас минутку?

Только Клара заметила как он выскользнул из своего тихого угла, где непрерывно, к ее недоумению, строчил что-то в блокноте.

— Я Боб Фримен.

107
{"b":"86","o":1}