1
2
3
...
40
41
42
...
110

Сэм открыла крошечную коробочку с плоским неровным бантиком.

— Какой чудесный наперсток! — вскричала она, широко улыбаясь Шарлотте.

— Я знаю, что у тебя много наперстков, но этот очень древний, и к тому же фарфоровый. Я выменяла его на три торта в антикварном магазине.

— Он совершенно замечательный!

— А теперь открой мамин подарок.

Сэмми с опаской посмотрела на большую тяжелую коробку, обернутую знакомой яркой бумагой, которую мама каждое Рождество покупала в магазине, торгующем исключительно бумагой вторичной переработки. Коробку украшали свежие сосновые веточки, привязанные красной шелковой лентой. Сэмми осторожно открыла коробку, втайне надеясь, что мама истратила на подарок не слишком много денег. В коробке лежал сверток мягкой белой материи.

— Кашемир! — восхищенно выдохнула Сэмми.

— Я знаю, сама ты никогда бы не купила, — сказала мама. — Сшей себе что-нибудь красивое.

Сэмми на секунду уткнулась лицом в неправдоподобно мягкую ткань и со слезами благодарности посмотрела на маму.

— Спасибо.

— Теперь мой, — провозгласила тетя Александра. — Всего лишь маленькая коробочка с золотистой ленточкой. А что это еще за коробка, кстати? От кого она?

Открывая подарок тети Алекс, Сэмми с любопытством поглядывала на оставшуюся коробку.

— Мистер Гантер принес ее утром в магазин, — объяснила мама. — А я спрятала, решила, пусть будет сюрприз.

Мистер Гантер! Сердце Сэмми забилось сильнее. Может быть, конечно, это просто подарок от мистера Гантера, а может быть, и нет. Стремясь поскорее открыть последний подарок, Сэмми машинально открыла коробочку тети Алекс. В ней лежали два ключа на золотом кольце с золотой овальной пластинкой, украшенной монограммой с ее инициалами.

— Машина! — вскричала Шарлотта. — Тетя Алекс и дядя Оррин дарят тебе машину!

Тетя Алекс встретила потрясенный взгляд Сэмми сияющей улыбкой.

— Серо-голубой «Мерседес»! — торжествующе сообщила она. — Он ждет тебя у дверей.

Сэмми опустила голову. Она не могла заставить себя даже дотронуться до этих ключей. «Тетя Алекс покупает меня», — горько подумала она. Подарок встревожил ее и еще по одной причине. Если тетя Алекс вот так бросается «Мерседесами», то, значит, у нее куда больше денег, чем Сэмми может себе представить. А деньги в руках тети Александры значат одно — власть. Власть неограниченную и безжалостную. «Что она сделает с Джейком, если узнает, что я люблю его?»

Едва взглянув на маму, Сэмми поняла, что та просто потрясена, но в то же время страдает от невыгодного сравнения кашемирового отреза со сверкающим новеньким «Мерседесом».

Сэмми встретилась глазами с Тимом. О, этот был в ярости. Сэмми вспомнила, что после того, как в семнадцать лет он разбил «Ягуар» тети Александры, она отказалась купить ему новую машину, и он до сих пор ездил в огромном, неуместно солидном «Линкольне», подаренном когда-то Оррину.

— В колледже ты всем вскружишь головы, — радовалась тетя Александра.

— Я не собираюсь поступать в колледж, — возразила Сэмми. — И потом, я хотела купить у мистера Гантера подержанный фургон, большой, чтобы можно было возить рулоны ткани.

Тетя Александра напряглась, сквозь искусно нанесенные румяна на ее щеках проступили красные пятна.

— Не будем портить праздник серьезными разговорами. Успеем еще все обсудить.

Шарлотта замахала руками, отчего ее длинные серьги зазвенели. В ярко-зеленом платьице почти до колен она напоминала падшего ангела.

— Через два года я получу права. Не отказывайся от «Мерседеса», Сэмми! Если ты не захочешь, на нем буду ездить я.

— Машина — это слишком щедро, — быстро перебила ее мама. — Я уверена, Сэмми оценила.

Повисло молчание. Все смотрели на Сэмми. Не выдержав умоляющего маминого взгляда, она с трудом выдавила из себя:

— Большое спасибо.

Тетя Александра откинулась на спинку стула, прищурившись и сжав губы, и дотронулась до золотой подвески.

— Никогда не соглашайся на меньшее, чем то, чего ты заслуживаешь, — сказала она. — Но я не вижу особой радости.

Сэмми ничего не ответила, и за столом воцарилась очередная пауза. Шарлотта принесла ей подарок от мистера Гантера. Это была узкая темно-голубая коробка, перевязанная ленточкой того же цвета. Сэмми изо всех сил старалась не показать своего волнения, заставляя руки не дрожать и двигаться без излишней торопливости.

Внутри, окутанный папиросной бумагой, лежал странный, тонкий, красивый обруч с туго натянутыми белыми шерстяными нитями, переплетенными таким образом, что больше всего это напоминало паутину.

В нее были вплетены маленькие яркие бусинки. С обруча свисали три длинных тонких кожаных ремешка, украшенные перьями.

У нее перехватило дыхание. Вынув обруч из коробки, она обнаружила под ним сложенный лист бумаги и развернула его. Значит, эти крупные, с нажимом, буквы и есть почерк Джейка?

— Что это у тебя такое? — удивленно спросил Оррин. — Похоже на индейский сувенир.

Саманта громко прочла чуть охрипшим голосом:

— «Это родилось в племени онеида на севере. Но с давних пор этим пользуются чероки».

— Что это? — спросила Шарлотта, печально поглаживая ключи от машины.

— Ловец снов, — Сэмми проглотила комок в горле и продолжала читать. — «Повесь его над кроватью, и он будет ловить добрые сны и не пропускать дурные. Голубая бусина — сапфировая. Это наши надежды. Зеленая — изумрудная, дарующая жизнь. Красная — рубиновая. Любовь и верность».

Это от Джейка! Внутри у нее потеплело — она сердцем почувствовала, что только он мог сделать такой подарок. Саманта поймала на себе пристальный взгляд тети Александры. Тетя Александра хмурилась.

— Можно мне взглянуть на записку?

Сэмми застыла. «Нет, — рвалось у нее с языка. — Нет, черт возьми!»

— Сэмми? — испуганно и просительно сказала мама.

И Сэмми медленно и неохотно протянула записку тете Алекс. Та осторожно, кончиками пальцев взяла записку, словно подозревая, что она вот-вот взорвется в ее руках, и с напряженным вниманием стала изучать. Уголок ее левого глаза слегка подергивался. Затем тетя вернула записку Сэмми, которая поспешно, почти резко, вырвала ее из рук Александры.

— Это ведь настоящие драгоценные камни, — странным голосом произнесла тетя Алекс. — Мне кажется, что это неприлично дорогой подарок, поскольку он исходит не от члена семьи. Я предлагаю вернуть его мистеру Гантеру.

Сэмми сурово посмотрела на нее, стараясь скрыть гнев, чтобы не расстроить маму.

— Нет, я собираюсь принять этот подарок, — сказала она спокойно. И добавила про себя: «Ведь это все, что у меня остается от Джейка. И больше, может быть, уже ничего не будет».

— Тогда, я думаю, лучше придержать «Мерседес», пока мы не достигнем взаимопонимания.

Сэмми решительно подтолкнула коробочку с ключами, и она через стол заскользила к тете Александре.

— Надеюсь, его можно будет вернуть в магазин, — сказала Саманта.

* * *

Джо Гантер ехал в Коув, неразборчиво бормоча себе под нос что-то нелицеприятное в адрес Александры Ломакс. Дорога была покрыта гравием; время от времени мелкие камушки из-под колес постукивали по его выставленному в открытое окно локтю, и он чертыхался дополнительно.

Шарлотта Райдер была чудесный ребенок, но очень одинокий; ей отчаянно не хватало отца, с которым можно было бы поговорить обо всем, и поэтому, когда он заходил в магазин ее матери, Шарлотта забалтывала его насмерть. Шарлотта, конечно же, рассказала ему о том, какой подарок к окончанию школы сделала Сэмми тетя Александра и как поступила Сэмми, поставленная перед выбором: машина или ловец снов. И Джо заволновался.

В нескольких сотнях ярдов от поворота к дому родителей Джейка он свернул на пыльную новую дорогу, которая петляла по дремучему лесу, огибая огромные дубы, а потом поползла вверх по склону, усыпанному пожухлыми коричневыми листьями. Через дорогу пробежал вспугнутый заяц; по обочинам резво скакали белки.

41
{"b":"86","o":1}