ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Без боя не сдамся
Истории жизни (сборник)
Танки
Новые рассказы про Франца и футбол
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Груз семейных ценностей
Тени прошлого

Мама взяла его за руки.

— Насколько я знаю Сэмми, она не из тех людей, которые позволили бы Тиму себя обидеть. Сынок, верь, что, когда ей будет нужна помощь, она тебя позовет.

Джейк поднял голову. На небе, как кристаллики, мерцали первые звезды — далекие и недостижимые. Он будет спать, завернувшись в одеяло, которое сшила ему Сэмми, и ее страх и печаль всегда пребудут с ним.

А если ее кто-нибудь обидит, то да поможет им бог.

Глава 15

— Они здесь уже целый месяц, и целый месяц ты только тем и занимаешься, что нянчишься с ними, — с горечью сказал Тим своей матери. — А я приехал домой сказать тебе, что мне предложена интернатура в верховном суде штата, и ты относишься к этому так, словно я тебе принес карандашный рисунок, чтобы прилепить его к холодильнику.

Александра откинулась на спинку стула и с легким раздражением посмотрела на сына.

— Не стоит изображать передо мной оскорбленную гордость. Публика не та. Эту интернатуру устроил тебе Оррин.

— Но я ее заслужил!

— Это еще вопрос. Когда дело зависит только от тебя, ты упускаешь все возможности. Ты вообще способен подумать о ком-нибудь, кроме себя? Я изо всех сил стараюсь помочь твоим двоюродным сестрам пережить смерть матери. Будь мужчиной!

— Я у тебя всегда на втором месте. Ты куда больше надежд возлагаешь на них, чем на меня.

— Развитие Саманты и Шарлотты затормозили годы отсутствия должного воспитания. Я пытаюсь сейчас наверстать это. Разумеется, времени уходит много. А ты как хотел бы? Раз, два — и готово?!

— А разве не лучше отправить Сэмми в колледж? Пусть там и совершенствуется. Почему ты позволила ей уговорить себя оставить ее здесь до осени?

— Потому что без нее маленькой плаксе Шарлотте будет здесь тяжело одной. Надо дать ей время привыкнуть и успокоиться.

— Сэмми тебя просто дурачит. Она хочет остаться здесь, чтобы быть поближе к Джейку.

— Нет. У нас было несколько долгих бесед на эту тему. Она не желает продолжать с ним какие-либо отношения. Я думаю, смерть матери заставила ее понять, как тяжело и неинтересно они жили. Причем в этом не было никакой необходимости. — Александра ободряюще кивнула Тиму. — У меня далекоидущие планы относительно каждого из вас. Твое будущее — юриспруденция, затем, естественно, политика. Саманта проявляет отличные способности в бизнесе. Если все пойдет так, как я хочу — а все пойдет именно так, — она будет мне нужна, чтобы управлять моими предприятиями. Ведь Оррин скоро станет губернатором,.и у меня появится слишком много новых обязанностей. Тим чуть успокоился.

— А Шарлотта?

Александра прикусила язык. Она, признаться, не собиралась ему сообщать, что рассматривает Шарлотту просто как необходимое приложение к Саманте. Пожалуй, это самое верное средство удержать Саманту около себя, но и только. Шарлотта была так же мила и восторженна, как когда-то Франни, и так же напрочь лишена амбиций.

— Шарлотта — прирожденная хозяйка, — ответила Александра. — Такие всегда нужны; мы выдадим ее замуж за хорошего человека.

Глаза Тима блеснули.

— А что, если я женюсь на неподходящей девице, ты возмутишься?

— Нет, потому что, если ты захочешь жениться на подобном создании, я пойму, что в тебе наконец проснулись чувства. До сих пор твоя потребность в женщинах диктовалась исключительно гормонами.

— А ты что, хочешь, чтобы обо мне шептались по углам так же, как о Джейке и Элли? В школе даже самые малолетки хихикали, глядя на моих странноватых родственничков.

Александра нахмурилась.

— К несчастью, Джейк доказал, что интересуется противоположным полом. Жаль, правда, что для этого он выбрал Саманту. — Она снисходительно махнула рукой. — Пока ты студент, я не возражаю против твоих похождений. К мужчинам, у которых за плечами нет нескольких громких эскапад в юности, обычно относятся с подозрением. Чересчур развитая добродетель ведет к отсутствию опыта — или, что еще хуже, к отсутствию интереса. Но, помни, с подозрением относятся также и к тем, кто не умеет вовремя остановиться. Пока ты не созреешь для того, чтобы серьезно устраивать свою жизнь, не ной, что я невысокого мнения о твоих женщинах.

— Да тебе совершенно неинтересно все, что я говорю или делаю.

— Господи, ты капризничаешь, как несмышленое дитя. — Голос ее приобрел оттенок сарказма. — Жалуешься, что я проявляю внимание к Шарлотте и Саманте — словно я раздаю мороженое, и ты боишься, что тебе не достанется. И вдобавок хочешь, чтобы я относилась к этому серьезно? Когда ты дома, изволь налаживать с ними хорошие отношения. Я этого требую! — сухо закончила Александра свою воспитательную тираду.

— Если бы папа был жив, он бы тебе не позволил…

— Мне надоело это слышать! Твой отец был глупо сентиментален, и настанет день, когда ты скажешь мне спасибо за то, что не стал таким, как он.

— Настанет день, когда ты пожалеешь, что всю жизнь мешала меня с говном! — И Тим выскочил из библиотеки, изо всех сил хлопнув тяжелой массивной дверью. Александра вновь раскрыла книгу. Стоит ли беспокоиться? Тим ее послушается. Он всегда ее слушался.

* * *

Шарлотта бесцельно брела по коридору второго этажа, ведя рукой по планке из красного дерева, предназначенной для того, чтобы никто и ничто не повредили обоев. В доме тети Александры все было защищено от случайностей и разгильдяйства. Шарлотте нравились солидность и основательность этого дома, и в то же время они возбуждали в ней печаль и запоздалые сожаления.

«Если бы мы переехали сюда раньше, мама, наверное, не умерла бы».

Она никогда не говорила этого Сэмми, думая, что тогда и сестра будет винить себя в том, что не поняла этого вовремя. Сэмми никогда не плакала при Шарлотте. Она вообще ни при ком не плакала, но, когда ночью Шарлотта прокрадывалась в ванную, расположенную между их спальнями, и приникала ухом к Самантиной двери, она слышала глухие рыдания, которые даже подушка не могла заглушить.

Шарлотта, полностью уйдя в свои невеселые размышления, шла по коридору все дальше, не отрывая руки от планки красного дерева. Она очень хотела утешить Сэмми и потому говорила, что ей здесь хорошо. Иначе Сэмми будет вечно терзаться из-за проклятых денег на ее воспитание.

Коридор заканчивался дверями. Шарлотта остановилась перед ними и заморгала, словно просыпаясь. Апартаменты тети Александры и дяди Оррина. А тетя с дядей уехали в клуб играть в бридж.

Она толкнула дверь и ступила в комнату, просторную и роскошную. Паркетный пол в восточных коврах, на стенах нежно-персикового цвета висели хорошие копии импрессионистов. Мебель была солидная, европейская; комната вызывала воспоминания о дорогом антикварном магазине. Центральное место занимала широкая кровать с резной спинкой, покрытая расшитым шелковым покрывалом.

Шарлотта кружила по комнате, бездумно трогая то изящную лампу, то гобеленовую подушечку, пробегая пальцами по хрустальным коробочкам на туалетном столике. Она никогда раньше не видела такого количества прелестных вещичек и не могла сопротивляться искушению потрогать их.

Она открыла раздвигающиеся белые двери в стене и увидела огромную ванную комнату с утопленной в полу ванной и двумя туалетными столиками. За китайскими шелковыми ширмами скрывался персиковый унитаз и биде того же цвета. Шарлотта только читала, что бывает такая штука. Ее заинтересовало это приспособление. Она нажала рычажок, мощная струя воды взметнулась вверх. Интересно. Значит, тете Александре, как простым смертным, тоже приходится мыть свои интимные места.

В ванной была еще одна дверь, Шарлотта открыла и ее, попав в гардеробную — небольшую комнатку с толстым белым ковром на полу. Полки, заваленные обувью, поясами, сумочками, бельем, и ряды вешалок с разнообразной одеждой — как в универмаге. Она нажала на выключатель, и над головой вспыхнул мягкий свет. У стены стоял длинный низкий туалетный столик с огромным зеркалом, окруженным лампами, на котором теснились коробочки с украшениями и с драгоценностями.

49
{"b":"86","o":1}