ЛитМир - Электронная Библиотека

Он посмотрел на нее как на сумасшедшую.

— К утру вы превратитесь в две глыбы льда, и если ты думаешь, что я вас здесь оставлю или позволю вам пуститься в этот безумный путь, то, значит, мозги у тебя уже заледенели.

Она и не ожидала другого ответа. Ей так хотелось обхватить его лицо ладонями и поцеловать. Но это эгоистическое желание следовало подавить. Это может внушить ему бесплодную надежду. Сэмми не могла себе этого позволить.

— Мы не вернемся с тобой в город, и ты не можешь ехать с нами, — сказала она.

Он смотрел пронзительно, не мигая, словно собираясь съесть их живьем.

— Нервы у тебя, как у твоей тетушки.

Сэмми вдруг подумала, что от судьбы не уйдешь, — и испугалась.

— Я прошу тебя лишь об одном, — сказала она голосом куда более твердым, чем ее убежденность в том, что она говорила, — забудь, что ты нашел нас.

Он снова протянул руку, и на сей раз ее рука сама собой оказалась в его ладони. Ее негнущиеся пальцы беспомощно дернулись, и пилочка беззвучно упала в снег.

Джейк не знал, что и сказать. На него обрушилось слишком много чувств — ее чувств. Гнев, страх, любовь. Она была полна решимости не показывать их, но очень скоро он перестал отличать ее чувства от собственных.

— Ты это сделала из-за Шарлотты, — сказал он. — Кто-то ее обидел, и без Александры не обошлось. Но ведь мы вместе — мы можем бороться. Мы не должны уступать. Вылезайте из этой норы, пойдемте со мной.

Сэмми смотрела на него, закусив губу, чтобы зубы не выстукивали дробь, как кастаньеты.

— Мы не можем вернуться и не можем остаться поблизости. Она нас обязательно найдет. Шарлотту она заберет на Хайвью, а я…

Он сжал ее пальцы.

— Ты ни в чем не виновата. Вы достаточно пробыли у нее в рабстве. Так что она сделала Шарлотте?

«Не пытайся угадать. Тебе всегда это удавалось, но сейчас не надо», — так думала Саманта, попытаясь отнять руку, и, к ее удивлению, ей это удалось. Он отпустил ее, хотя желание снова коснуться Сэмми жгло его как огнем. Еще секунда — и он бы прочел все ее мысли. Но он боялся сказать ей, что действительно умеет это. Боялся, что она сочтет его чудом природы, подобно двухголовым младенцам, или, еще того хуже, назовет шарлатаном. Он ведь знал, как Сэмми относится к подобным вещам. Этой тайны он не откроет ей никогда

— Выходите из пещеры, — приказал он. — У вас нет выбора. Я отведу вас в Коув,это недалеко. Может быть, вы, сами того не зная, хотели, чтобы я вас нашел вот я и нашел. Теперь бyдeм думать вместе, чего вы хотите.

Саманта сгорбилась, совно гора всей своей тяжестью опустилась ей на плечи, проглотила комок в горле, и в ее глазах блеснули слезы.

— Если ты вернешь нас назад, у нас не останется никакой надежды.

— Я не сделаю ничего плохого ни тебе ни Шарлотте, — неожиданно ласково сказал Джейк. — Поверь. Мы просто обсудим, что делать дальше. Но сейчас я тебя не отпущу. Больше не отпущу

Слезы потекли по щекам, она подняла на него пустые печальные глаза.

— Тогда она уничтожит и тебя тоже.

— Нет, — резко выдохнул он. Он понял, что единственно правильная тактика сейчас — это отдавать прямые команды. — Вылезайте. Или я вытащу вас сам.

Она оглянулась на Шарлотту.

— Прости. Он как горы — я не могу с ним справиться. Я тебя подвела.

Шарлотта покачала головой:

— Нет. Ты меня никогда не подводила.

Джейк молча смотрел, как они выползают из пещеры и поднимаются на ноги. Он хотел им помочь, но обе сердито отпрянули. Саманта, закинув голову, посмотрела на него — в свете фонаря дрожали снежинки на ее ресницах, а рот был трагически сжат. В своем теплом пальто и длинной юбке она походила на Анни Холл, а Шарлотта рядом с ней была как юный десантник. Колоритная парочка.

Пещера, в которой они нашли приют, служила когда-то убежищем далеким предкам Джейка. В то время войска переселенцев окружили индейцев. Здесь они мерзли и голодали, и Джейк сейчас чувствовал присутствие духов этих мест, отчего ему было еще тяжелее. Он напомнил себе, что многие выжили, обустроились и стали процветать. Благодаря помощи пионера Вандервеера удалось сохранить Коув. Рейнкроу и Вандервееры. Как давно сплетаются судьбы этих двух семей! И вот теперь Саманта нашла убежище в этой пещере.

— Сэмми, не будем возвращаться! — вдруг заплакала Шарлотта, не выдержав нервного напряжения. — Бежим! Бежим же!

— Даже и не думай, — буркнул Джейк. — Выловлю, как кроликов.

Саманта обняла сестру.

— Выловит и освежует, — сказала она, гладя Шарлотту по голове и печально глядя на Джейка.

— Мы что-нибудь придумаем, — твердо пообещал он. — Я не уступлю.

— А я и не уступаю, — сказала она. — Просто я здесь единственный человек с ясной головой. Единственный человек, который точно знает, что чудес на свете нет. — Боль, звучащая в ее голосе, сплелась с его болью и с пугающим пониманием того, что он не просто так нашел Саманту. Это некий знак свыше, и найти ее было так же необходимо, как, к примеру, дышать. — Почему ты меня не слушаешь? — почти простонала она. — Зачем ты веришь в чудеса?

— Ничего не могу с собой поделать, — отвернувшись, сказал он. Сказал чистую правду. Эту веру еще в глубоком детстве внушила ему бабушка Рейнкроу, и сейчас она к нему вернулась. Ничего плохого не случится. Джейк сжал кулаки.

Я не отдам ее той, у которой пустая душа.

Глава 17

«Не рассказывай, пожалуйста, не рассказывай». Всякий раз, глядя на сестру, Сэмми читала в ее глазах эту безмолвную мольбу. Это было мучительно, Сэмми и Шарлотта, завернутые в одеяла, сидели у камина в гостиной Рейнкроу, но живительное тепло не действовало на скованные холодом и шоком мышцы Сэмми. Мама Джейка суетилась вокруг них с полотенцами — мокрые волосы надо высушить; отец Джейка с суровым и озадаченным лицом стоял у окна. Элли устроилась на стуле у камина, изучая их спокойным взглядом зеленых глаз. Сам Джейк, оставляя на ковре мокрые следы своих ботинок, метался по гостиной как загнанный тигр. Каждый раз, проходя мимо Сэмми, он норовил коснуться ее плеча или руки, и этот жест участия вызывал в ее душе столько чувств, что сердце почти не выдерживало.

Судьба неотвратимо привела их с Шарлоттой сюда, в эту семью. Каждый в этой семье выполнял свою высокую миссию — мать, врач, будущий врач и Джейк, чье земное предназначение — находить заблудшие души, хотят они этого или нет. Четыре человека, от которых веяло врожденной добротой. Четыре человека, давно и осознанно презиравшие тетю Александру. И если они узнают правду, они будут бороться за Шарлотту.

Но что смогут сделать Рейнкроу? Они не знают тетю Александру так, как успела узнать ее Сэмми. Может быть, она даже сумасшедшая. И нельзя ставить их под удар.

— Пожалуйста, просто подвезите нас к автобусной остановке у перевала Стесоу, — снова повторила Сэмми. — Никто не должен знать, что мы здесь были. Помогите нам добраться туда, пока еще не слишком поздно.

— Я уже сказал тебе, это не решает проблемы, — резко оборвал ее Джейк и посмотрел так, словно извинялся за резкость тона, но был при этом совершенно непреклонен.

Сэмми изо всех сил старалась держать себя в руках.

— Тогда все кончится тем, что мы с Шарлоттой снова окажемся в Хайвью, и тогда уж точно никто не сможет ничего поделать. — Шарлотта издала слабый стон, и Сэмми поспешила успокаивающе обнять ее. — Когда мы убежим в следующий раз, я учту все свои ошибки, — тихо добавила она.

Джейк вздрогнул.

Миссис Рейнкроу выронила полотенца из рук.

— Мне не нужно объяснять, что вы перенесли в доме у Александры. — Сара печально посмотрела на Джейка, потом снова на Сэмми. — Но все же, чтобы вы решились на такое, должно было произойти нечто совершенно ужасное. Доверьтесь нам, расскажите, что заставило вас бежать?

Не успела Сэмми открыть рта, как Шарлотта выпалила:

— Тетя Алекс… она сказала, что я должна дать зарасти своим вторым дырочкам, — Шарлотта энергично закивала, словно этот странный предлог можно счесть достаточным основанием для побега из дома в снежную бурю. У Сэмми упало сердце.

56
{"b":"86","o":1}