ЛитМир - Электронная Библиотека

Она издала нечленораздельный гортанный звук, в котором были гнев, и любовь, и внутренняя борьба.

Джейк снова притянул ее к себе и крепко обнял. Она закрыла глаза, стараясь что-нибудь придумать.

— Вам понадобятся деньги, — сказал доктор Рейнкроу.

Открыв рот от удивления, Сэмми посмотрела на него. Но он смотрел на миссис Рейнкроу, которая терла глаза тыльной стороной руки и, соглашаясь, кивала. Элли спокойно предложила:

— Давайте я сейчас съезжу в город и сниму деньги со своего счета. Сегодня я привезу пару сотен долларов, а в понедельник закрою счет в банке в Дареме. Если вы с мамой возьмете из городского банка слишком крупную сумму, пойдут разговоры. — Она повернулась к Джейку. — Позвони мне через несколько дней, и я вышлю тебе деньги.

Сэмми онемела. Его семья настолько любит его, что согласна принимать участие во всем этом, рискуя тем, что тетя Александра сотрет их с лица земли, если узнает.

— Нет, — еле слышно сказала она. — Пожалуйста, не надо…

— Я все устроила, — раздался вдруг голос Шарлотты. Никто не заметил, как она вернулась. Ее жалобное заплаканное личико светилось непонятной гордостью. Она обратилась к Джейку: — Я не представляла себе, насколько ты любишь мою сестру, а она тебя. Я не стану мешать вашему счастью. Ведь тетя Александра тебя убьет, и что тогда будет с Сэмми?

— Что ты сделала?! — едва дыша, спросила Саманта.

— Я соврала насчет ванны. В холле на столе стоит телефон, Сэмми. Я позвонила в департамент шерифа и сказала, где мы.

* * *

Джейку стало плохо. Ни разу еще на его памяти Александра не переступала порога дома Рейнкроу. Вмешательство Шарлотты, пусть и с самыми лучшими намерениями, не оставило им другого оружия, кроме слов, а в этой области он был не силен. Он все решил для себя просто — Сэмми и ее сестру выведут из этого дома только через его труп.

Он подошел к Сэмми, которая стояла, обнимая Шарлотту. Другой рукой Саманта обняла его за талию, и он почувствовал ее страх — она боялась, что он сразу сделает именно то, что он намеревался сделать.

Мама сунула золотое ожерелье в ящик столика у дивана, на котором стояла лампа. Джейк внезапно ощутил странное беспокойство Элли. Взгляд ее постоянно возвращался к столику, она положила на него руку. «Она чувствует что-то, — вдруг понял он, — что-то такое, чего я почувствовать не могу». Для всех остальных это был обычный жест, но он узнал этот ее сосредоточенный, углубленный взгляд — она вслушивалась, она искала ответ на какой-то вопрос.

— Разговор буду вести я, — еще раз предупредил отец, когда мама с неохотой пошла открывать дверь шерифу.

Александра и Сара холодно посмотрели друг на друга, и Александра, бледная, в роскошной длинной шубе, запорошенной снегом, вошла в гостиную.

— Воссоединение семейства, как это мило, — с кислой миной сказала она. — Как мило с вашей стороны пригласить и меня.

— Ты не принадлежишь к этому семейству и никогда не принадлежала, — заявила Сара тоном, не допускающим возражений.

— Пусть так. — Внимание Александры тут же переключилось на Сэмми и Шарлотту. — Мне не нужны ваши объяснения, — сказала она. — Я не могу себе простить, что недооценила то, как тяжело вы переживаете потерю матери. Я должна была понять, что мои попытки занять ее место — сколь бы искренни они ни были — невыносимы для вас. — Она повернулась к шерифу. — Видите ли, девочки, наверное, думают, что я велела вам доставить их ко мне. Но это дело семейное, это касается только меня и моих племянниц; мы просто немножко поговорим, а потом я сама отвезу их домой, в своей машине. Вы можете идти.

Шерифу явно полегчало. Покрутив широкополую шляпу в руках, он с благодарностью кивнул.

— Я думаю, миссис Ломакс, это не тот случай, где требуется вмешательство закона, — спокойно сказал он. — Я только лишь…

— Это тот самый случай, когда требуется именно вмешательство закона, — спокойно сказал Хью Рейнкроу. — Потому что здесь присутствует несовершеннолетняя, подвергшаяся в доме миссис Ломакс сексуальным домогательствам.

Шериф вытаращил глаза. Александра застыла и вцепилась в воротник своей шубы, испепеляя взглядом Шарлотту, которая хотя и дрожала крупной дрожью, но глаз не отводила. Александра вновь повернулась к шерифу.

— Уверяю вас, это все пустяки. Я уже слышала эту историю, и я убеждена, что это неправда. Я нашла психиатра, который занимается такого рода эмоциональными проблемами.

— Я кое-что уточню, — перебила ее Сэмми. — Вы угрожали мне упечь Шарлотту в психиатрическую больницу, если она не откажется от своих слов.

Шериф поежился, он явно чувствовал себя не лучшим образом.

— Миссис Ломакс, это уже серьезно, — немного виновато произнес он. — Теперь я никак не могу уйти и сделать вид, что ничего не слышал.

— Да? Вы не способны понять, что это всего лишь фантазии ребенка, который немножко не в себе? Заметьте, я пытаюсь спасти вас от необходимости публичных извинений перед вице-губернатором.

Шериф заколебался, и беспокойно посмотрел на отца.

— Вы ее осматривали? У нее есть синяки или что-то в этом роде?

— Пока не успел, — согласился отец. — Но беседа с ней убедила меня в том, что она говорит правду.

— Это случилось почти три недели назад, — сказала Саманта с горечью. — Синяки уже сошли. Но вся ее грудь была один сплошной синяк.

Джейк заскрипел зубами — ему было жаль Сэмми, которой пришлось говорить о таких вещах, жаль Шарлотту, которую подвергали новому унижению. Сара решительно подошла к Шарлотте и обняла ее.

— Больше эту девочку никто не посмеет обидеть, — сказала она.

— Вы видели синяки? — спросил шериф у Сэмми.

—Да.

— Это ложь, — перебила ее Александра, глядя на Саманту так, словно та страшно ее разочаровала. — До сегодняшнего утра об этом не было никаких разговоров, а сегодня Саманта сказала, что сама только что все узнала. Ведь так?

Джейк задрожал от гнева.

— Сэмми знает, что Шарлотта не лжет. И вы знаете. Но ни за что не согласитесь признать, что Тим избил собственную двоюродную сестру.

Александра на мгновение испугалась, но глаза ее тотчас вспыхнули смертельной угрозой.

— Тим? — недоверчиво переспросил шериф. — Я думал, вы имеете в виду кого-то из прислуги. — Он покачал головой. — Не могу себе представить, что Тим обидел свою двоюродную сестренку. Он взрослый человек и, видит бог, не испытывает недостатка во внимании девушек своего возраста.

Шарлотта прерывисто вздохнула:

— Я это не придумала. Я не делала ничего плохого. Я не…

— У меня нет никаких сомнений в том, что Шарлотта говорит правду, — громко сказала Сара, прозрачными от ярости глазами глядя на Александру. — Ты сделала из Тима чудовище. Ты постоянно унижала его, и теперь он стремится отыграться на любой беспомощной жертве, что попадется под руку. Будь ты проклята!

— Очень удобная точка зрения, — ответила Александра, бросая на нее презрительный взгляд и поворачиваясь к шерифу. — Я уверена, вы понимаете, что эти люди просто не могут беспристрастно относиться ни ко мне, ни к моему сыну. Им так хочется насолить мне, что они готовы сказать и сделать все, что угодно.

— Послушайте, — переминаясь с ноги на ногу и скорбно глядя на Хью, сказал шериф, — все прекрасно знают, что между миссис Ломакс и вашей семьей существует давняя вражда. И не кажется ли вам, что вы напрасно вмешиваетесь в ее дела?

Джейк презрительно фыркнул:

— Работая на вас, я спас около сотни людей. Я начал вам помогать еще в школе. Вы не однажды говорили, что зависите от меня куда больше, чем от всех остальных своих помощников. И я говорю вам: миссис Ломакс даже под страхом смерти не признает, что ее сын избил свою двоюродную сестру. Это же крах карьеры. Она будет лгать до конца.

Сэмми сжала его руку. Он чувствовал ее преданность, как теплую волну. Отец посмотрел на него то ли с упреком, то ли с гордостью.

— Ну, спасибо, — Хью вытер пот со лба. — Ты выбрал самый подходящий момент, чтобы проявить вдруг открывшийся у тебя талант говорить речи.

58
{"b":"86","o":1}