ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я уже начал его ненавидеть, — сказал он, наконец. — Но сегодня он исполнил свое предназначение — соединять людей.

— Это особенный камень, — негромко произнесла Элли. — И он нашел дорогу к тем, кому принадлежит.

— Он твой, — сказала ей мама. Джейк вздрогнул. Он не хотел даже прикасаться к этому рубину, не хотел, чтобы к нему прикасалась Элли. Камень с некоторых пор внушал ему ужас.

— Он твой, — повторила мама и подошла к Элли. — Он должен был стать твоим в твой двадцать первый день рождения. От матери к дочери. Я на год опоздала, но теперь традиция восстановлена.

В ее глазах блеснули слезы. Элли протянула руку, и мама положила камень ей на ладонь. Джейк встретил ее взгляд и прочел в нем гордость и уверенность в себе. Она нисколько не боялась этого камня. Может быть, и правда. Если было проклятье, то оно кончилось. Они победили!

Джейк медленно повернулся к Саманте. Она смотрела на него с надеждой, которая вдруг превратилась в печаль.

— Она действительно украла рубин. Ты был прав, — прошептала она.

— Это неважно. Важно, что ты со мной. Если только… ты этого по-прежнему хочешь.

Она кивнула. Но глаза ее были полны усталости от долгих недель беспросветного горя. Он нежно дотронулся до ее щеки и понял, что ей нужно время. Время, чтобы прийти в себя. Время, чтобы поверить, что они могут быть вместе и никаких ужасных последствий это за собой не повлечет. Он достал из нагрудного кармана рубашки ее ожерелье. Ее рубин не сверкал, как «Звезда Пандоры», и ни для кого не представлял никакой ценности, кроме них двоих. Глаза Саманты наполнились горячей благодарностью. Джейк осторожно надел ей через голову тоненькую цепочку.

— Добро пожаловать домой, — сказал он.

* * *

Сара отвела Саманте с сестрой одну из верхних спален и в течение следующих нескольких снежных дней печально докладывала, что они спят вместе, не раздеваясь, в любой момент готовые бежать. Сара не одобряла желания Джейка подняться наверх и навестить Саманту — как бы ни были прекрасны его намерения, существует множество строгих правил относительно личных спален, которые она внезапно начала строго соблюдать. Она жаждала проявить умение воспитывать молодых девушек — ведь Джейк с Элли не доставили ей этого удовольствия, когда были помладше.

Все они без конца говорили о рубине и об Александре. Элли любила уходить в свою комнату с рубином в руках, а потом рассказывала Джейку, что чувствует по крайней мере дюжину их предков, которые использовали камень в медицинских целях, и что она уверена, в ее руках рубин окажется добрым талисманом.

Джейк заставил себя дотронуться до рубина, но не почувствовал ничего, и эта пустота была ему так непривычна и неприятна, что он быстро вернул камень Элли. Может быть, дело в том, что однажды он использовал рубин не во благо, и камень не простил его. Но зато рубин сохранил ему Саманту и Шарлотту, так что, может быть, он просто чего-то пока не понимает. Саманта была для него всем. Значит, камень добр к нему. Саманта неохотно выходила из дома, даже не хотела любоваться огромными сосульками, свисавшими с крыши, и инеем на ветвях деревьев, искрящимся в солнечном свете. Джейк издалека беспокойно наблюдал за ней. То ли она слишком практична, чтобы восхищаться этим, то ли не в силах выйти из своего столбняка?

— А чего ты хочешь? — сказала ему Элли. — Всего два месяца назад она потеряла мать, она прошла сквозь ад и сюда пришла с одной только сумочкой. А сказать тебе честно, мой милый социально неадаптированный братец, ты смотришь на нее так, словно постоянно хочешь схватить ее и утащить в свою берлогу. Расслабься. Она тебя любит. Просто она должна прийти в себя.

Джейк отступил. Он и Саманта были странно неловки друг с другом, он не ожидал ни от себя, ни от нее такой застенчивости. Он довольствовался тем, что можно было сидеть рядом с ней в компании ее сестры и его семьи. Сара отыскала где-то изодранное старое одеяло, и Саманта тотчас устроилась на диване с набором для шитья и этим одеялом. Она нашла себе лекарство в собственных искусных руках.

Шарлотта с вожделением заглядывала на кухню, когда Сара бралась за готовку. Заметив ее страдания, Элли шепнула маме, что Шарлотте нужно занятие. Когда Сара вручила Шарлотте поварешку, девочка просто расцвела на глазах.

Однажды утром, когда лед растаял и дороги стали безопасными, Джейк исчез до вечера и вернулся с разбитыми и распухшими пальцами правой руки. Саманта увидела его первой и, конечно, это заметила.

— Что это ты делал? — спросила она и впервые с того вечера, как оказалась здесь, взяла его за руку.

— Съездил в Дарем, нашел Тима. Ударил его только один раз, но, кажется, сломал ему челюсть. И предупредил, что убью, если тронет тебя или Шарлотту.

Сэмми, кажется, не удивилась. Чуть нахмурясь, она смотрела на него. Он понял, что она сравнивает его с тем образом, который поселился у нее в душе, — насколько они совпадают?

— Надо было взять меня с собой, — наконец сказала она.

Сначала Джейк не понял.

— Чтобы ты могла меня остановить? — сухо спросил он. — Я не слишком хорошо умею объяснять словами. Я объяснил ему все, как умел.

— Нет. Я бы тоже ударила его, как смогла.

Она взяла его руку и поднесла к своему лицу разбитые пальцы, потом быстро повернулась и ушла.

Джейк стрял, онемев, — не сказать, что это было необычное для него состояние, но он вдруг понял — это как долгое и терпеливое выкапывание колодца. Наградой тебе непременно будет чистая, свежая вода, утоляющая жажду.

В конце концов, у них будет все хорошо!

Глава 18

— Все в этом мире взаимосвязано, и если пренебрегать законами мировой гармонии, то и мир рухнет. Джейк напрасно думает, что он может не обращать внимания на мое предостережение. — Так мрачно бормотала Клара, раскладывая сухой конский навоз по клумбам с едва проклюнувшимися весенними ростками.

Клара была сердита. Уже два месяца, с тех пор как Саманта оказалась в Коуве, Клара там не показывалась. Обитатели Ковати судачили, каждый на свой лад, об этих сумасшедших Рейнкроу, которые совершенно открыто забрали у Александры ее племянниц. Как им это удалось? — этого никто не знал. Тайны, они похожи на весенние ростки; люди удобряют их навозом сплетен в надежде, что расцветут.

Клара отбирала из многочисленных разговоров крохи достоверной информации. Сара Рейнкроу показывала новые занавески и покрывала, сделанные Самантой, и с гордостью говорила, что в доме не осталось ни одной не починенной рубашки, простыни, одеяла или скатерти. Еще она говорила, что перестала готовить, потому что Шарлотта не подпускает ее к плите. А еще — что никогда не видела столь самостоятельных и независимых девушек.

Сэмми Райдер понимает, что только лишь глубже втягивает семью в пропасть несчастий, решила Клара. Это только Джейку кажется, что все проблемы позади. — Кроме того, Клара слышала, что Сэмми все два месяца ищет работу в магазинах Пандоры, но всюду под разными предлогами получает отказ. Ясно, что Александра запретила всему городу брать на работу свою беглую племянницу.

Так чего же Джейк ожидал — что пророчества ни с того ни с сего не сбудутся? Что можно, имея дело с той, у кого пустая душа, жить себе припеваючи?

И Клара положила в клумбу последний кусок навоза.

* * *

Сара считала, что жизнь идет правильно. Традиция, столь много значившая для Вандервееров и Рейнкроу, восстановлена, несмотря на козни Александры; рубин принадлежит Элли, как и должно; зашив его в крошечный кожаный мешочек и повесив на серебряную цепочку, Элли уехала в университет.

Шарлотта училась в пандорской школе и, казалось, была счастлива. Саре нравилось кудахтать вокруг нее — Шарлотта была подросток в полном смысле этого слова: полная сомнений и неуверенности в себе. Джейк и Элли были совсем другими.

А Сэмми — Сэмми оказалась сильной, спокойной и необыкновенно мудрой юной женщиной, и если у Сары раньше и были сомнения, достойна ли она преданности Джейка, то теперь она не сомневалась ни секунды.

60
{"b":"86","o":1}