ЛитМир - Электронная Библиотека

В библиотеке она с яростью повышвыривала из шкафов тяжелые тома.

Наконец в спальне она в изнеможении упала на колени посреди изорванных девических фотографий ее и Франни, разбитых ламп, изорванного в клочья белья, обрывков детских книжек — свидетелей безрадостного детства и отрочества Тима. На огромном восточном ковре перед ней лежали обломки ее жизни.

Нет, у нее не бывало поражений. И это еще не поражение. Она будет выжидать, думать, строить планы. Она найдет способ наказать Джейка и все его семейство за то, что они у нее отняли.

Глава 20

— Знаешь, — сказал отец, берясь за рукоятку топора Джейка, — я не хотел бы пришивать тебе пальцы.

Джейк отсутствующим взглядом посмотрел на огромную гору наколотых дров и небольшую кучку поленьев, ожидавших своей очереди. Он и не заметил, что работает слишком быстро. Так, что даже Бо, забившись под крыльцо, смотрел на него с испуганным любопытством.

Папа зашел составить ему компанию и никак не мог понять, в чем дело. Джейк вдохнул холодного октябрьского воздуха. Лес вокруг дома блистал ярким осенним убором; прекрасный день для колки дров в предвкушении долгой зимы с Самантой у жаркого камина. Почему он не построил второй камин в большой спальне?

— Ты в таком настроении, что стоит сделать перерыв, — продолжал отец, кладя топор на пень. — Может, поищем медведя и ты с ним поборешься?

Джейк отряхнул джинсы и сел на пенек.

— Я хочу в город. Интересно, что там происходит. Может быть, ее надо ободрить или утешить. Что, если ей ничего не удалось продать? Она целое лето готовилась к этой ярмарке. Она говорила, что это будет ее дебют. Я боюсь, вдруг ее постигнет неудача?

— Сын мой, я понимаю, что ты женатый мужчина с огромным стажем семейной жизни — целых четыре месяца, — но я хочу открыть тебе маленький секрет. Если женщина боится, что ее постигнет неудача, то меньше всего она хочет, чтобы ее муж при этом присутствовал. Это их страшно раздражает.

— Но маму с Шарлоттой она взяла с собой.

— Мама тоже поехала продавать свои картины, а Шарлотту никакая сила не удержит от того, чтобы купить еще одни сережки. Кажется, уже шестые. Успокойся. Они должны вернуться с минуты на минуту. — Отец вытащил из кармана своей фланелевой рубашки трубку и, скрестив ноги, спокойно уселся на землю. Попыхивая трубкой, он из-под седеющих бровей смотрел на Джейка. — У Сэмми прекрасные вещи. Даже Клара их хвалила. И мама тоже сказала, что это прекрасная работа. Но за один день она, конечно, не составит себе репутации.

— Я все же надеюсь, что у нее купят хоть что-то. Для нее это так важно. Ей необходимо знать, что не один я в семье зарабатываю деньги.

Джейк представил себе вязаные подушки для их нового дивана, прекрасно вытканные из шелка покрывала, коврики, такие красивые, что он всегда снимал ботинки, прежде чем ступить на них. Если эти глупцы не обратят на них внимания, то он… то он просто не знал, что сделает. Их жизнь в эти месяцы была такой счастливой — он и предположить не мог, что бывает такое счастье. Он неохотно уходил от нее по утрам с рюкзаком, собранным для подрывных работ, и весь день, разрабатывая жилу, вспоминал, как она сидела за станком, когда он уходил, с лицом, все еще пылающим румянцем после всего, чем они занимались в постели, проснувшись. А их ночи! Боже, их совершенно неправдоподобные ночи… Отец вздохнул.

— Когда мы с мамой поженились, жизнь была куда проще. Предполагалось, что я приношу в дом деньги, а она их тратит.

— Но я-то помню, как мама в первый раз продала свою картину. Она почти неделю после этого гордо распевала: «Что я за женщина». — Джейк вдруг вскочил. — Они едут.

Отец оглянулся. Подъездная дорога, исчезающая в красной и желтой листве деревьев, была пуста.

— Должно быть, старею. Я не слышу машины. Джейк поставил на пень новое полено и взялся за топор. Он не хотел, чтобы было ясно, что он весь день сидит и ждет. Через несколько минут на дороге показался старый фургон, и Джейк решительно взмахнул топором.

Мама и Шарлотта с непроницаемыми лицами вылезли из фургона. Шарлотта, в ярко-розовом длинном свитере с высоким воротом и розовых теннисных туфлях, видневшихся из-под обтрепанных штанин ее джинсов, показала на пару новых серебряных шариков, болтавшихся у нее в ушах.

— Отличная вещь. А еще я познакомилась с женщиной, которая хочет открыть в городе кондитерскую. Мы обменялись рецептами. Она сказала, что весной, когда мне исполнится шестнадцать, сможет взять меня на неполный рабочий день.

Джейк отрешенно кивнул, глядя, как из фургона выходит Саманта. Ее лицо было мрачно. Она медленно пошла к нему — серая юбка закручивается вокруг ног, руки скрещены на полосатом свитере.

— Ну, завтра я туда не поеду, — скорбно сообщила она. — Незачем мне ехать туда завтра.

Джейк выронил топор и обнял ее за плечи. Вот как! На самом деле она не расстроена, она просто его дразнит. Он пристально посмотрел ей в глаза, и она сломалась.

— Потому что все продала сегодня! — Саманта повисла у него на шее и стала неистово его целовать. — Все! И подушки, и гобелены, и коврики — все, что было!

Мама расхохоталась и наклонилась к папе, колотя его кулачками по плечам, так что трубка подпрыгивала у него во рту.

— Я никогда не видела ничего подобного. Честное слово, пару раз мне показалось, что дамы вот-вот начнут бить друг друга по головам своими сумочками от Гуччи. Они буквально рвали ее вещи из рук. И заметь себе, милый, многие из них — подруги Александры. Но они просто не могли устоять. Представляешь?!

Джейк облегченно вздохнул и ткнул обвиняющим перстом в Саманту.

— Маленькая обманщица!

— Я хотела тебя удивить. — Она достала из кармана юбки тканый кошелек с индейским орнаментом, открыла его и показала Джейку аккуратно сложенные банкноты. — Тысяча долларов, — с гордостью уточнила она. — Я сделаю первый взнос за стиральную машину. И за швейную. А остальное отложим.

Не в силах больше сдерживаться, он схватил ее за талию и закружил.

— Ты довольна — и я доволен.

— Это не так много, ведь я работала целое лето. Но это только начало. Я получила кучу заказов. Работы хватит на всю зиму. А весной мы сможем купить мебель в гостиную и отложить немного на колледж Шарлотте.

— Я пойду в кулинарную школу, — твердо заявила Шарлотта.

— Но сначала закончишь колледж, розовая петунья, — настаивала Сэмми.

Шарлотта надулась.

— Неужели, если человек делает деньги, он сразу же превращается в тетю Александру? Ты уже лучше меня знаешь, что мне нужно.

Все взгляды устремились на нее. Джейк тотчас почувствовал, что Саманте стало стыдно. Она виновато посмотрела на него и повернулась к сестре.

— Прости, я, кажется, действительно сказала что-то в ее духе.

— Ах, Сэмми, это ты меня прости. Я беру свои слова назад, — закусив губу, заторопилась Шарлотта.

— Нет, ты права. Ты сама будешь решать, что хочешь делать, а я тебе помогу.

— Мы тебе поможем, — поправил Джейк. Сэмми нежно посмотрела на него.

— Как хорошо дома!

* * *

Александра относилась к праздничным обязанностям супруги политика так же стоически-добросовестно, как и к остальным своим бесчисленным светским обязанностям — церемониям перерезания ленточек, скучнейшим обедам, длинным речам по самым разным поводам в самых разных местах. Это плата за то, что когда-нибудь Оррин непременно станет губернатором. Она в совершенстве освоила искусство ничего не значащих улыбок, теплых рукопожатий и проникновенных участливых взглядов.

Зато потом, вернувшись в свой дом, она с чувством выполненного долга выпьет свой двойной бренди.

— С Днем благодарения, — в сотый раз мурлыкнула она, пожимая одну за другой протянутые руки. Эти люди, как муравьи на пикнике, которые терпеливо ждут, когда, наконец, можно будет накинуться на оставшиеся крошки. Они толпятся возле открытой двери кузова огромного грузовика, где добровольцы из местного благотворительного общества раздают картонные коробки с индейкой и другими лакомствами.

68
{"b":"86","o":1}