ЛитМир - Электронная Библиотека

— Давай устроим маленькую церемонию освящения. — Она расстегнула его джинсы. — Это единственная комната, где мы… которую мы еще не освятили.

Он крепко обнял ее.

— Начнем прямо сейчас.

* * *

Джейк оглядел стол — все собрались на праздничный обед по случаю Дня благодарения. Вот оно, счастье, — вся семья мирно собралась под мягким светом старинной люстры, за столом, украшенным лучшей маминой кружевной скатертью и фарфором, ломящимся от блюд, от которых поднимаются аппетитные ароматы. На праздник приехала Элли. Папа надел свой традиционный для Дня благодарения наряд — старый, траченный молью свитер, который мама подарила ему на первый такой праздник после их женитьбы. Мама — в ожерелье из кораллов, которое подарили ей Джейк и Элли, когда были еще детьми.

Шарлотта сидела рядом с Самантой, взглядом признанного эксперта рассматривая еду, словно боясь, что какое-то из ее творений может опозорить ее.

Саманта под столом сжала руку Джейка, и ее теплое, полное любви пожатие сделало его счастье совершенно полным. Папа потянулся к блюду с индейкой и поднял вилку над головой.

— Благодарю тебя, Господи, — торопливо произнес он. — Давайте есть.

— Хью, — мама посмотрела на него с легким упреком, а потом обвела заблестевшими глазами остальных. — Благодарю тебя, Господи, за эту семью.

— Да, — сказала Элли тихо. — Сделай, Господи, чтобы мы еще не раз так собрались.

Все взгляды обратились на Джейка. Он нахмурился. Семья ожидала его слов.

— Бог знает, о чем я думаю, — наконец сказал он. Саманта снова сжала его руку и тотчас выпустила, склонила голову и опустила глаза.

Помилуй моих маму и папу. Пусть знают, что их не забыли. Скажи им, что их дочери их любят. Скажи им, что нас окружают удивительные люди. Благодарю.

Оставим на совести Саманты эти прямые указания Господу Богу. Но Джейк, встретив ее затуманенный взгляд, тихо кивнул. Шарлотта кашлянула. По ее вспыхнувшим щекам катились слезы.

— Присоединяюсь. Благодарю тебя, Господи, — сказала она.

Сэмми обняла ее. Они посмотрели на маму, папу и Элли.

— Мы любим вас, — сдавленным голосом сказала Сэмми.

Мама тоже заплакала. Элли вытерла глаза и улыбнулась. Папа, вдруг охрипнув, сказал:

— Ну, присоединяюсь.

Все засмеялись. Сэмми посмотрела на Джейка, и семейство чинно застучало вилками.

* * *

— Спокойной ночи, Эл. — Джейк просунул голову в дверь ее комнаты. — Мы идем домой. До завтра. С Днем благодарения.

Она сидела у окна на низком стульчике, на столе горела неяркая лампа. Ее глаза были печальны; поняв, что брат это заметил, она отвела взгляд и провела рукой по лицу. В другой руке у нее, как маятник, раскачивалась тонкая серебряная цепочка с узким кожаным мешочком на ней. Джейк вошел в комнату.

— Эта штука делает тебя несчастной. Я рад, что ты ее сняла. Убери ее подальше.

— Да. — Она положила цепочку на подоконник. — Он такой древний. Я где-то читала о людях, которые, как мы с тобой, могли чувствовать историю, прикасаясь к старым вещам.

— Я тоже об этом читал — сильные чувства никуда не уходят, они остаются, как картины, не теряющие яркости красок. Но я не слишком это чувствую.

— Да, знаю. Тебя больше интересует то, что происходит здесь и сейчас.

— Не всегда. Просто я сосредоточен на том, что важно для меня. Находить людей. Искать камни. Стараться понять, что думают люди. То, что умерло, что уже прошло, мне не нужно.

Она развязала мешочек и вынула из него рубин.

— Все, кто владел им, умерли — кроме меня и Александры.

— Она не владела им. Она его украла. — Он с грустью посмотрел на сестру. Хорошо бы развеять ее мрачное настроение. — И потом, Эл, может быть, вы в медицинском колледже этого и не проходили, но все рано или поздно умирают. Это факт — ей-богу, рубин тут ни при чем.

Элли двумя пальцами подняла рубин, и в нем заиграл свет. Кровавая капля памяти.

— Помнишь, бабушка рассказывала нам легенды про Уктену?

— Хм-м. Я годами от страха прятался под кровать.

— Ужасный дракон с кристаллом горного хрусталя во лбу. Человек убил Уктену и вынул кристалл. Потом его нужно было защищать, почитать и прятать в особом месте. И если делать все это недостаточно хорошо, то он вылетит на волю и начнет искать Уктену, убивая из мести всех попавшихся на пути. — Она положила рубин на подоконник и вытерла руку о джинсы.

— Ни разу не видел ни летающих кристаллов, ни Уктены, — с улыбкой сказал Джейк.

— Может быть, мы их просто не узнаем?

— Убери его подальше, Эл, — снова сказал он. — Когда-нибудь у тебя будет дочь, храни рубин для нее.

— У меня не будет детей.

Он удивился, и немного рассердился, и хотел уже сказать ей об этом, как раздался телефонный звонок, и папа снял трубку.

— Завтра поговорим об этом, — сказал ей Джейк. — Этот чертов камень совсем сбил тебя с толку.

— Сын, — сказал папа. — Это тебя. Из отдела шерифа в Клаудлэнд-Фоллс.

Джейк, нахмурившись, подошел к телефону. Из кухни вышла Саманта, неся в руках аккуратную коробку с остатками пиршества. Он помахал ей рукой и заглянул в коробку, прижимая плечом телефонную трубку. Наклонив голову, она обеспокоенно смотрела на него.

— Хорошо, — наконец сказал он. — Встретимся там примерно через час.

Он положил трубку.

— Неужели они думают, что ты поедешь прямо ночью, в День благодарения? — мрачно глядя на него, сказала Сэмми.

— Я должен ехать. Один старик сегодня днем ушел от дома своей внучки и до сих пор еще не вернулся. Он немножко не в своем уме, — Джейк покрутил пальцем у виска. — Предполагают, что он пошел погулять и забыл дорогу домой.

— Я поеду с тобой, — сказала Саманта. Он покачал головой.

— Если ты поедешь со мной, то Бо ни за что не станет работать. Он подумает, что это пикник.

Джейк почувствовал, что она хочет возразить, но она только закусила губу.

— Когда-нибудь возьми меня с собой. Я хочу увидеть, как ты это делаешь.

«Этого я тебе не скажу, — подумал он. — А то ты сочтешь меня сумасшедшим».

— Охолони, Сэмми, — вмешалась Шарлотта. — Хочешь, я переночую у тебя? Я как раз хочу опробовать новый рецепт шоколадного печенья. Будем грызть печенье и смотреть телевизор.

— Эта девочка готовит без передышки, — сказал папа. — Невероятно.

Саманта вздохнула. Джейк погладил ее по голове и нежно коснулся маленького пятнышка у основания шеи. Она хотела совсем другого десерта, по рецепту, который они не уставали проверять и перепроверять с непреходящим энтузиазмом.

— Может быть, к утру я уже вернусь, — тихо сказал он. — Оставь мне немножко сладенького.

Она испуганно оглянулась — остальные изо всех сил старались не улыбаться. Они надели паньто. Джейк поцеловал маму в щеку и обнял отца, потом посмотрел на Элли. Она вернулась к окну; рубин лежал на подоконнике.

— Убери его, — хрипло сказал он. Она тихо кивнула.

* * *

Сэмми проснулась и села на кровати. Было темно и холодно. Она подтянула одеяло к самому воротнику просторной фланелевой рубашки Джейка, в которой спала, протерла глаза и посмотрела на будильник. Три часа ночи.

После свадьбы это была первая ночь без него — и ей было холодно и одиноко. Она думала о том, как Джейк и Бо в эту морозную ноябрьскую ночь идут по заиндевелому лесу под высокой белой луной, о старике, который потерялся. Она надеялась — нет, знала, — что Джейк и Бо найдут его на радость шерифу этого отдаленного городка. Может быть, скоро и шериф Пандоры перестанет бояться Александры и попросит Джейка вновь работать с ним.

Сэмми встала, закуталась в махровый халат, который сшила для Джейка, и на цыпочках прокралась в переднюю комнату. Еще летом они купили в магазине подержанных вещей старинный хромоногий диван и два кресла из того же гарнитура; Джейк починил деревянные части, она заново обтянула диван и кресла красивой голубой тканью. К этому прибавился ковер, сотканный Сэмми, и несколько старомодных ламп. Комната стала удивительно уютной.

70
{"b":"86","o":1}