ЛитМир - Электронная Библиотека

Шарлотта спала на диване под кучей одеял, на полу перед диваном стояла наполовину опустошенная сковородка шоколадного печенья; в камине догорали последние угольки. Сэмми потеплее укрыла сестру и прошлась по комнате, касаясь пальцем мебели, — она так гордилась своим домом.

Потом прошла по коридору в свою рабочую комнату, к станку. Хорошо бы сейчас немного поткать — размеренный и точный ритм станка всегда ее успокаивал. Но стук может разбудить Шарлотту. Они снова начнут болтать и есть печенье, а есть Сэмми больше не могла.

Она вернулась в переднюю комнату, сунула ноги в мокасины, осторожно открыла дверь и вышла на террасу. Листья, устилавшие двор, и маленькие кусты остролиста, которые они посадили вдоль террасы, покрылись инеем. Лес спал, освещенный луной. У подножия холма лунный свет отражался в гладкой, как зеркало, воде бабушкиного источника.

Сэмми счастливо вздохнула, потом еще раз, поглубже. И почувствовала запах дыма.

Глава 21

Она выбежала во двор взглянуть на трубы. Но остывающие угли в камине не могли дать такого запаха, а в спальне она совсем не разводила огня. Нет, на крыше все было в порядке.

Она внимательно вглядывалась в лес, но ничего не замечала. Запах дыма не исчезал, наоборот, становился сильнее. Она сказала себе, что гореть может за многие мили отсюда, ветер далеко разносит дым по узким ущельям гор.

Но все же Сэмми пошла к стене леса, которая отделяла их дом от дома Сары и Хью. Пусть лучше они посмеются над нервозностью городской жительницы, если она зря разбудит их среди ночи. Все же она позвонит, это лучше, чем стоять вот так и волноваться, думая бог знает что.

Приняв решение, она уже направилась в дом, к телефону, в последний раз оглянувшись в том направлении. И вдруг над вершинами деревьев поднялось огромное облако дыма, такого густого, что сквозь него не мог пробиться лунный свет.

Сэмми вбежала в дом, громко зовя Шарлотту. Шарлотта лениво повернулась на другой бок, не просыпаясь. Сэмми схватила ее за плечи и стала трясти изо всех сил.

— У Хью и Сары горит! Позвони им, а потом в пожарную охрану! А я побегу туда.

Шарлотта кубарем скатилась с дивана, Сэмми подтолкнула ее к телефону и выскочила из дома. Над деревьями взметнулся язык оранжевого пламени. Не помня себя, мчалась она по тропе между стволами, спотыкаясь о корни, потеряв где-то одну туфлю и сбросив другую, чтобы не мешала. Ветки хлестали ее по лицу. Навстречу ей полз едкий дым.

Сплошная стена дыма с рассыпающимися горячими искрами скрывала дом. Жар опалил ей лицо. Закрыв нос, она вбежала во двор — вокруг ровно гудело пламя и время от времени с громким треском ломалось то одно, то другое прогоревшее бревно. Весь дом был охвачен огнем, из окон верхнего этажа вырывались клубы дыма. Сэмми закричала от ужаса, боясь поверить тому, что происходило у нее на глазах.

Они, должно быть, выбрались оттуда! Сэмми отказывалась думать, что Сара, Хью и Элли там, внутри этого ада. Закрывая лицо руками, она ринулась вперед, но волна удушающего жара отбросила ее. Она отскочила, судорожно хватая воздух ртом. Выкрикивая их имена, она побежала вокруг дома, спотыкаясь о каменные каемки Сариных клумб, падая, вновь поднимаясь и зовя, зовя, зовя…

Они должны быть где-то здесь! Они наверняка выбрались! О Джейк, этого не может быть! Я не хочу их потерять! Не может быть, чтобы они умерли! Она продралась сквозь колючую живую изгородь заднего двора к крану насоса, упав на колени, нащупала свернутый кольцами шланг, открутила кран и, обдирая руки, добралась до свободного конца шланга. Поднялась на ноги и направила шланг на заднее крыльцо. Пламя вырывалось уже из-под крыши. Крыша рухнула со страшным металлическим скрежетом, оторвавшись от перекрытий, вниз полетели раскаленные листы жести.

Ничего уже не сознавая, Сэмми кричала что-то несуразное. В шланге не было ни капли воды. Она ожесточенно трясла его, проклиная на чем свет стоит, пока не сообразила, что насос работает от электричества в доме.

Прямо ей на голову полетели куски горящего дерева от рухнувшей крыши. Прикрыв голову рукой, задыхаясь, ослепнув от дыма, она подалась назад, упала и отползала, пока воздух не стал прохладнее, так, что можно было дышать. И не поднимаясь с колен, стала в бессильном отчаянии колотить кулаком о землю.

— Сэмми! — Шарлотта трясла ее за плечи. — Телефон не отвечает! Где они?

— Там. О Джейк, Джейк! Я не хочу их терять!

Шарлотта, зарыдав, прижалась к ней. Сэмми поднялась на ноги, одной рукой обнимая Шарлотту, другую прижав к горлу. Издалека донесся пронзительный вой сирен.

* * *

Добежав до машины шерифа, Джейк буквально упал на багажник. Ноги не держали его. Раздавленный необъяснимым ужасом, он покрылся липким холодным потом; перед глазами, как сквозь туман, расплывались огни переносных фонарей и мощные лучи фар десятка полицейских машин.

Они с Бо только что выбежали из леса. Громко разговаривая, к ним спешили люди. На плечо Джейка легла чья-то рука.

— Что с тобой, сынок? — Над ним склонилось обеспокоенное лицо помощника шерифа.

— Я его нашел, — пожал плечами Джейк. — С ним все в порядке. Оставил его отдыхать у ручья, примерно в миле отсюда. — Он глубоко вздохнул. Совершенно необъяснимый ужас попрежнему сдавливал ему грудь. Он чувствовал, что случилось что-то непоправимое. Это чувство безысходности охватило его в тот момент, когда он остановился, чтобы дать отдохнуть безумному усталому старику. Он знал, что ему надо быть дома. Сейчас. Немедленно. И все равно это будет поздно.

— Дайте мне телефон, — громко крикнул он, отрываясь от багажника. — Черт возьми, мне нужен телефон.

— Конечно, сынок, в чем проблема, у нас есгь мобильный.

Джейк не помнил, как, расталкивая удивленных людей, шел за помощником к фургону, как схватил протянутый кем-то телефон. Сначала он позвонил Саманте. Никто не брал трубку. Слушая бесконечные длинные гудки, он встряхнул телефон, словно тот лгал ему. Не может такого быть, чтобы ни Саманта, ни Шарлотта не проснулись. Он проглотил комок в горле и набрал номер родительского дома. Линия молчала.

Джейку захотелось разбить телефон об пол фургона.

— Что такое, сынок? — участливо спросил помощник шерифа. Джейк не ответил. Номер телефона отдела шерифа в Пандоре он помнил еще с тех времен, когда только начинал работать поисковиком. Дрожащими пальцами набрал он нужные цифры. И как только услышал знакомый голос диспетчера, сказал:

— Немедленно пошлите кого-нибудь к Рейнкроу. Немедленно.

— Джейк? Это ты? — в женском голосе, по-матерински заботливом, слышались слезы.

— Да. Пошлите туда кого-нибудь. Я ничего не могу объяснить. Нужно…

— Все уже там, Джейк. Приезжай быстрее. Я не знаю, как там и что, но у вас пожар.

Уронив трубку, Джейк выскочил из фургона и побежал к своей машине. Бо запрыгнул на сиденье, и они помчались

С Самантой все в порядке, это он знал. А вот все остальные… Их он не чувствовал вовсе. Пустота страшила его.

* * *

Это был ад. Адская вонь, адский вкус на губах, адский шум. Пожарные машины и машины «Скорой помощи». Полицейские фургоны. Грузовики и легковушки. Струи воды, с шипением бьющие из брандспойтов в горящие развалины дома. Свет фар и мощных переносных фонарей. Всюду беспорядочно бегают люди, толкаясь, крича. Всюду чужие — нет, кое-кого она знает, это друзья семьи; но, когда они подходили ее обнять или заговаривали с ней, Сэмми молча отворачивалась, не в силах оторвать глаз от дома.

Крыша провалилась, разрушив верхние спальни; широкий навес террасы съехал на одну сторону, из окон нижнего этажа валит дым. Входная дверь полностью цела и закрыта, ее по периметру окаймляет выбивающийся изнутри дымок. Уцелевшая дверь словно приглашает открыть ее и заглянуть внутрь.

Сэмми больше не могла об этом думать. Не потому, что боялась сойти с ума. Она понимала, что покрыта грязью и копотью, что ее халат во многих местах прожжен искрами, что ее босые ноги разбиты и исцарапаны. Но потрясения этой ночи привели ее в состояние ступора — нереальное состояние полной потери чувствительности. Она с совершенно сухими глазами, прямая и страшная, стояла на краю хаоса. Люди из «Скорой помощи» накинули им с Шарлоттой на плечи одеяла. Шарлотта сидела у ее ног, пустыми, широко раскрытыми глазами глядя в пространство. Из этого оцепенения Саманту мог вывести только один страх — страх за Джейка, который приедет домой и увидит все это.

71
{"b":"86","o":1}