ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мистер Друри? — раздался голос из-за двери. — Малькольм, это Гарольд Джонсон. Из прихода. Сегодня мы с тобой молимся вместе. Я принес пиццу. Малькольм?

Стук повторился. Малькольм вздрогнул и застонал. Джейк сильнее сжал его шею, ощущая под пальцами бешеное биение пульса, и отвернулся, вдруг почувствовав непрошеный укол жалости.

— Ну ладно, Малькольм, как хочешь. Я видел на стоянке твою машину, так что не буду навязывать ни пиццу, ни совместную молитву. Если ты там прячешься, то обижаешь этим не меня, а господа нашего. Спокойной ночи.

Шаги стали удаляться. Джейк вздохнул и отпустил горло Малькольма, взяв его за воротник куртки.

Этот жест милосердия его и погубил.

Малькольм Друри бешено рванулся вперед, выскочил на балкон и вытащил изо рта бандану.

— Помогите! — завопил он. — Убивают! Помогите!

Джейк отшатнулся, и куртка Малькольма осталась у него в руках. Злой рок; что вел Малькольма Друри по жизни, перекинул его тщедушное тело через кованые перила балкона.

Джейк шагнул к перилам, вытянув руки, словно хотел поймать его на лету, и застыл, глядя, как человек, которого он решил не убивать, упал с третьего этажа головой о тротуар.

Мужчины, спорившие насчет мотоцикла, смотрели на его безжизненное тело и лужу крови, растекавшуюся под головой. Потом подняли головы и посмотрели на Джейка.

Глава 23

Этого не может быть! После пожара, похорон, всего их бесконечного горя — еще и это? Не может быть, что она идет по узкому, слишком ярко освещенному коридору даремской городской тюрьмы, оставив Шарлотту и Джо Гантера в вестибюле.

Не может быть, что Джейк заточен сюда по обвинению в убийстве человека, который должен был пожизненно отбывать срок где-то на Багамских островах.

Как Джейк узнал, что он вернулся в Штаты? И, боже, почему Джейк не сказал ей, что хочет его найти?

— Пришли, — не без сочувствия сказал служитель тюрьмы, остановившись у тяжелой металлической двери и вставляя ключ в замок. Ей бы не дали сегодня свидания с Джейком, если бы не специальное разрешение шерифа. Джейк много для него сделал.

Да, теперь, чтобы увидеть собственного мужа, ей нужно разрешение шерифа!

Сэмми выбросила это из головы. Она держалась только на адреналине и упрямом отказе верить во все это; а если задуматься хоть на минуту, реальность вступит в свои права, и тогда она сорвется, расползется, как аккордеон, оставленный на слишком узкой подставке.

От скрежета ключа в замке она вздрогнула; от одной мысли, что Джейк там, за запертой дверью, ей становилось плохо. В двери было маленькое зарешеченное окошечко, — в этом месте окна служат для того, чтобы человек постоянно находился под наблюдением.

«Не думай об этом! Думать можно только об одном — как вытащить отсюда Джейка».

На нетвердых ногах вошла она в небольшую комнату с голыми стенами, без окон. В ней стоял только железный стол с двумя стульями; от безжалостно яркой флуоресцентной лампы под потолком у нее зарябило в глазах. А когда она увидела Джейка в белой одежде арестанта, в глазах потемнело совсем, и она обеими руками схватилась за голову, собрав всю свою волю, чтобы не упасть.

Джейк поймал ее за плечи и поддержал, но, когда она попыталась его обнять, отстранился. Она смотрела на него с мучительным непониманием в глазах.

Больше всего на свете Джейку хотелось обнять Саманту, но он изо всех сил боролся с этим желанием. Теперь он понимал, что его чудовищный эгоизм и принес им все эти несчастья. Мрачные пророчества Клары Большая Ветвь сбылись — потому что он не захотел отнестись к ним серьезно. Ему казалось, что пока они с Самантой вместе, они непобедимы. Самоуверенность сделала его слепым. Зло, к которому в детстве он умел относиться с должным уважением, отнюдь не побеждено; оно просто затаилось — пустая душа по-прежнему тянет к ним руки и хохочет во тьме.

И вот его семьи нет в живых, его будущее в руках чужих людей, которые убеждены, что он убил человека. Теперь ничто больше не стоит между Александрой и тем, чего она хочет. А она хочет заполучить Саманту и Шарлотту. И вернуть себе рубин.

У него было время обдумать все обстоятельства и решить, что делать. Его дар казался ему сейчас проклятьем. Правда, которую знает только он, и то, как он узнал эту правду, покажется суду полным безумием. А может быть, и Саманте — как бы она его ни любила.

Но больше всего он боялся, что она ему поверит. Если он расскажет ей, почему и как он выследил Малькольма Друри и какую роль во всем этом играла ее тетка, она ринется на ту, чья душа навеки пуста. И та сожрет ее живьем.

Нужно держать Саманту как можно дальше от нее. « Но заставить Саманту уехать можно только одним способом — оттолкнуть ее от себя.

Вцепившись в его рубашку, Сэмми жадно вглядывалась ему в лицо — застывшее, измученное и странно неприветливое. Он отпустил ее, опустил руки.

— С тобой все в порядке? — спросила она. Глупо ужасно, но ничего лучшего просто не приходило в голову. Она пробежалась пальцами по его волосам, по лицу, по груди — словно ища невидимые раны. Джейк отступил на шаг и взял ее за руки, словно не хотел, чтобы она к нему прикасалась.

— Я беспокоюсь только о тебе, — сказал он как-то равнодушно. Даже голос его показался ей незнакомым.

— Почему мне позвонил Джо, а не ты сам? Почему я должна слышать об этом не от тебя?

— Потому что я понимаю, как страшно это звучит, и я хотел, чтобы с тобой рядом был человек, которому я доверяю.

Его, а не ее посадили в тюрьму, и все же он беспокоится о ней. У Сэмми перехватило горло.

— Ты узнал, что Малькольм Друри вернулся, и хотел убедиться, что он не сделает нам зла, ты боялся, что может что-то случиться?

—Да.

— Лучше бы я тебе о нем не рассказывала. — Голос ее дрогнул. — Я ненавидела его за то, что он обманул маму, я хотела, чтобы с ним случилось что-нибудь ужасное, — что было, то было. Но его поймали на наркотиках и наказали — все, дело закрыто. — Вдруг ей стало стыдно: она поняла, что ругает Джейка, и потерянно опустила голову. — Ты его не убивал. Джо сказал мне. Он упал. Это был несчастный случай.

— Этому никто не поверит. Нет никаких шансов, что суд меня оправдает.

— Как ты можешь стоять и говорить, что сдался, если мы еще не начали бороться? Ты не будешь сидеть в тюрьме!

— Буду, — Он сказал это с такой зловещей уверенностью, что она испугалась и замолчала. Он отвернулся и провел пальцами по ее губам, щекам, векам — и, не совладав с собой, судорожно вздохнув, прижал ее к себе и уткнулся ей в волосы. Она почувствовала на щеке его слезы и тоже заплакала.

* * *

Александра деловито шла от своей машины к даремскому мотелю. Она была очень довольна — стоило ей лишь чуть подтолкнуть события в нужном направлении, как все получилось само собой и наилучшим образом.

Малькольм Друри мертв, и угроза разоблачения погребена вместе с ним. Сара и ее присные мертвы. Джейк все равно что мертв. Оррин — милый, любимый Оррин, он думает, что она расстроена всем этим, — изучил материалы дела и печально подтвердил то, на что она от всей души надеялась. Джейка не оправдает ни один суд, и срок за убийство дают большой. Редкая удача!

Саманте всего девятнадцать лет, она скоро забудет его. Александре надо только лишь держать ситуацию под контролем, вот и все. Она даже засмеялась — фортуна явно на ее стороне. Кто мог подумать, что все ее проблемы так замечательно разрешатся, причем без всяких усилий с ее стороны!

Она шла по коридору, глядя на номера комнат на дверях, и, найдя нужный, постучала.

Дверь приоткрылась, из-за цепочки на нее уставились голубые глаза Шарлотты. Александра и забыла, насколько они ярко-голубые. Но их взгляд был весьма неприветливым.

— Саманта просила меня зайти.

— Знаю. Я пыталась ее отговорить. — Шарлотта открыла дверь. В небольшой комнатке, где не было ничего лишнего, Саманты она не увидела, но из-за двери в душ доносился плеск воды.

76
{"b":"86","o":1}