ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

Клара Большая Ветвь сидела у ткацкого станка на холодной задней веранде, накинув на сгорбленную спину толстый свитер и укутав распухшие колени старой пестрой юбкой. Ее коричневые руки праздно лежали на натянутой основе. Она ждала.

Снаружи хлопнула дверца машины, Клара услышала приближающиеся к крыльцу шаги и скрип двери. Она никогда не закрывала в своем доме ни окон, ни дверей, даже в самую ненастную погоду; она любила свежий воздух и не боялась непрошеных гостей.

Она знала, что рано или поздно Сэмми придет к ней.

Сэмми появилась на веранде. Клара скорбно смотрела на нее. У этой девушки всегда были взрослые глаза — сейчас это были глаза древней старухи, выцветшие от слез, горя и одиночества. Пальто висело на исхудавших плечах как на вешалке, шнурок на одной туфле развязался, светлые волосы были небрежно перехвачены вылинявшей банданой, вероятно принадлежавшей Джейку. Клара отлично помнила Сэмми, аккуратную, чуть педантичную юную женщину с бодрым, энергичным лицом; а это была не она — это была неприкаянная душа.

Сэмми опустилась на пол и уткнулась лицом Кларе в колени.

— Он велел мне уйти, — тихо сказала Сэмми совершенно безжизненным голосом. — Он хочет, чтобы я забрала Шарлотту и уехала куда подальше. Он сказал, что любовь ко мне была ошибкой.

Клара погладила ее по щеке.

— Он прав только в одном: вам с Шарлоттой действительно нужно отсюда уехать. Вы должны бежать от Александры. Я уже слышала, она рассказывает направо и налево, как ей жаль тебя и как она хочет помочь вам с Джейком. Не верь ей. Она уже заранее облизывается, думает, что вы с Шарлоттой никуда от нее не денетесь.

— Я не денусь. Потому что нужны деньги Джейку на адвоката и для налогов за Коув.

— Поваляешься со свиньями — станешь такой же грязной.

— Я и так грязная, — вздрогнула Сэмми. — Я была убеждена, что Александра — единственный человек, которого мы должны бояться. Я ошибалась. Я сама его погубила.

— Нет, — угрюмо ответила Клара. — В тебе нет зла, дитя.

— Он уехал спасать человека, а я не смогла уберечь тех, кто ему дорог, в его отсутствие.

— В ту ночь ты сделала все, что могла. Джейк это понимает.

— Он так изменился после пожара. Он не подпускал меня к себе. — Она помолчала и, казалось, еще больше сжалась, как будто хотела исчезнуть и этим решить все. — А потом, он, наверное, помешался. Что он делал у Малькольма Друри? Совершенно бессмысленно.

Клара тяжело вздохнула.

— Я старая дура. Я неправильно прочла знаки. Нужно было понять, пустая душа просто не может отступиться. Вечный неутомимый голод терзает ее.

Сэмми снова вздрогнула,

— Это я. Я — пустая душа. Я это чувствую.

— Чепуха. Дитя, ведьмы меняют обличье, чтобы их не распознали. Даже я тут не справилась, а могла бы. Слава богу, немало живу на этом веете. Повидала всякого.

Сэмми подняла голову и жалобно посмотрела на Клару.

— Он больше не любит меня, — потерянно повторила она.

Клара все поняла и погладила щеки Сэмми узловатыми натруженными руками.

— Послушай меня и поверь. Это нелегко, но перед тобой лежит долгий и трудный путь, и я расскажу тебе, как по нему идти. Джейк не тебя винит в том, что случилось с ним и с его семьей, он винит в этом себя.

— Почему?

— Потому что позволил той, у которой пустая душа, зайти за спину и нанести удар.

— Моей тетке? — Сэмми нахмурилась и недоверчиво покачала головой. Понятно было, что эта мысль не укладывается в ее голове. Что она может знать о ведьмах? — Но ведь она…

— Что только не придумает пустая душа, чтобы добиться своего. Коварство их безмерно, как вечная бездна ада.

Сэмми молчала, вежливо и натянуто. Клара понимала, что она не может принимать такие разговоры всерьез. Конечно — индейские сказки. А если копнуть поглубже, то Сэмми не хочется даже думать о том, что ее родная тетка отняла жизнь у Сары, у Хью и у Элли.

И хорошо. Очень хорошо. Сэмми все равно не может одна одолеть ту, у которой пустая душа. И Джейк не может. Они могут сделать это только вместе. Теперь-то Клара Большая Ветвь была на верном пути.

— Ты должна это понять, — ласково убеждала Клара. — Тебе не хочется в это верить, ты считаешь это глупостями, предрассудками, ограниченностью — назови это как угодно; но не забывай, что Джейк думает именно так.

— Как? — Лицо у Сэмми стало упрямым.

— Пустая душа кружится над вами и следит, кто сбился с дороги и беззащитен. Джейк боится, что она осилит твою душу, сделав ее такой же пустой. Он не может перестать тебя любить, но он хочет уберечь тебя от той, что питается чужими страданиями.

Сэмми поднялась на ноги. Плечи ее расправились, голова гордо поднялась.

— Тогда я буду доказывать ему, что ничего такого просто не существует.

Клара молча обдумала это заявление, потом кивнула. Сэмми останется с ним, будет бороться за него, пока Джейк наконец не осознает, что без нее ему не справиться с той, у которой пустая душа. Это единственное, что имеет значение, ибо только это может их спасти.

* * *

Шарлотта дремала на кухне, уронив голову на стол. Она не любила оставаться в Коуве одна. Сэмми обещала не задерживаться у Клары Большая Ветвь. Шарлотта вообще хотела остаться в Дареме, но Сэмми настояла на том, чтобы она ходила в школу эти десять дней, что остались до рождественских каникул, а уж потом они вернутся в Дарем.

Рождество в комнате мотеля, посвященное единственно тому, чтобы заставить Сэмми поесть и хоть сколько-нибудь поспать. Опять они будут приходить в тюрьму и сидеть в вестибюле, а вокруг будут шептаться, что это бесполезно, что муж этой бедняжки не хочет ее видеть. Почему это Джейк гонит ее и обвиняет в том, что сам же и натворил?

И этот Бен Дрейфус, несомненно, элегантный и очаровательный мошенник. Он тоже каждый день заходит в тюрьму, притворяясь, что очень беспокоится о Сэмми, мерзавец, а сам только и думает о деньгах и о свой репутации. Постоянно сует Шарлотте жевательную резинку, как маленькой. Издевается над ее сережками, говорит, что, имея в ушах столько металла, она может уже принимать радиосигналы. У него удивительная способность доводить Шарлотту до исступления. Она поудобнее устроилась на стуле, стараясь выбросить Бена Дрейфуса из головы. Она не собирается быть как Сэмми — любить одного мужчину и страдать. Потом она увидела сон — она идет по лесу, и дом Рейнкроу стоит как новый. Ничего не случилось! Она бежит, чтобы поздороваться со всеми и потом кинуться к Сэмми и Джейку. Как они обрадуются! Но ноги вязнут в песке, и дом на ее глазах превращается в руины с черными обгорелыми стенами, и вокруг нее свистит холодный ветер, и ужас сжимает ей горло. Хлопнула дверь, и Шарлотта едва не закричала.

В дверном проеме стояла Элли, похожая на прекрасную печальную статую, ее длинные черные волосы развевались на ветру. «Проснись, — сказала ей Элли, — в доме Тим».

Шарлотта подняла голову. Нервы ее были натянуты до предела. Безумными глазами оглядела она большую солнечную кухню. В доме стояла зловещая тишина. О господи, Сэмми, приезжай быстрей! О, Элли, как я хочу поговорить с тобой наяву! На террасе послышались шаги.

* * *

Сэмми по знакомой лесной дороге exam в Коув. Деревья уже облетели, осень потихоньку становилась зимой.

Элли и Сары с Хью нет в живых. Если проехать поворот к своему дому, то попадешь на разоренное пожарище. Джейк в тюрьме — это проклятая одержимость прошлым ее семьи. Как чудовищно все перепуталось. Какой-то, ей-богу, змеиный клубок облепил ее со всех сторон и медленно стягивает петли, шипя и плюясь ядом. Джейк думает, что она погубила и его семью, и его.

Постоянные мысли об этом повергали ее в состояние шокового отупения, и она старалась гнать их от себя, но они возвращались с постоянством маятника. Она решительно повернула к своему дому. Машину она водила хорошо. Джейк обучил ее на славу. Они многому научили друг друга — дружбе, браку, сладким горячим радостям секса. А теперь он хочет, чтобы она обо всем этом забыла и оставила его.

80
{"b":"86","o":1}