ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— М-да… история… — задумался тот, потом приказал: — Заезжай за мной. Поедем в «Шереметьево». Быстро.

Уже начинало темнеть, когда машина пронеслась мимо зеленеющих бульваров Ленинградского проспекта. Справа промелькнули огни «Советской» гостиницы, стадион «Динамо», причудливые башни и зубчатая стена Петровского дворца, потом слева, за деревьями бульвара, выплыли в потемневшем небе высокие параллелепипеды новых зданий Центрального аэропорта, на их крышах рубинами вспыхнули сигнальные огни. Около развилки машина нырнула в длинный тоннель и выскочила на поверхность уже на Ленинградском шоссе. И опять по сторонам замелькали светлые громады новых зданий. Широченная лента шоссе с разделительной полосой посредине, на которой уже пробивалась зеленая россыпь травинок, вела все дальше. Слева потянулась красивая парковая ограда речного вокзала, потом шоссе по ажурному мосту пересекло Москву-реку, затем под другим мостом мелькнула серая лента кольцевой шоссейной дороги. Еще несколько минут езды, и машина свернула около красивого указателя на дорогу к аэропорту.

Начальника Шереметьевской таможни, спокойного, немногословного человека в зеленом форменном пиджаке, застали в небольшом домике, в стороне от здания вокзала.

Приезжие показали свои удостоверения, затем Цветков сказал:

— Вот какое дело. Через два часа рейс на Париж.

— Через два часа пятнадцать минут.

— Оформление пассажиров еще не начали?

— Нет еще.

— Значит, вовремя подскочили. Дело в том, что этим рейсом улетает некий господин Ласар. И, по нашим сведениям, увозит одну… как вам сказать…

— Историческую реликвию, — нетерпеливо подсказал Виталий. — Краденую. Из музея.

— Что именно?

— Портсигар писателя Достоевского, — сказал Цветков. — Такой, знаете, старенький кожаный портсигар.

— Хорошо. Я дам указание. А вы будьте в досмотровом зале. И еще вот что. Хорошо бы подъехал сотрудник музея. Тут бы на месте и опознал.

Цветков посмотрел на Виталия.

— Вы разрешите позвонить в музей? — спросил тот начальника таможни.

— Пожалуйста.

Виталий набрал номер и попросил к телефону Светлану Горину.

— В «Шереметьево»? — удивленно переспросила Светлана. — Это же так далеко! А что мне там делать?

— Вы должны будете опознать портсигар Достоевского. Я за вами сейчас приеду.

— Что вы говорите! Портсигар? И снова опознавать? Просто с ума сойти можно! Ну, что за разговор! Приезжайте скорее!

Уже в темноте, плутая среди деревьев, Цветков и Лосев выбрались на ярко освещенную площадь перед международным аэровокзалом. По бокам ее протянулись длинные стеклянные павильоны досмотровых залов — один для отъезжающих пассажиров, другой для приезжающих. Наполненные ярким светом, с мелькающими там силуэтами людей, павильоны эти на фоне темного леса показались Виталию какими-то гигантскими аквариумами.

— Интересно, что мы там выудим сегодня, — сказал он, кивнув на павильон.

— Выудим портсигар, — ответил Цветков. — И делу конец. Тут уж без промаха, милый. Чует моя душа. Даже самый хитрый лисий след должен ведь где-то кончиться.

И опять Виталий несся в машине, который раз уже за этот день.

На обратном пути в аэропорт Светлана сказала:

— Вы знаете, мне даже немного страшно. Как вы будете отнимать у этого господина портсигар?

— Не отнимать, а конфисковывать, — улыбнулся Виталий.

— Все равно страшновато. И ужасно интересно. А вообще с этим портсигаром такая история…

— О, вы даже не знаете, какая с ним история! Скоро я вам ее расскажу.

— Очень скоро?

— Очень, — снова улыбнулся Виталий.

По лицу девушки скользили тени от мелькавших огней. Виталий прибавил:

— Из-за этого портсигара мы с вами познакомились.

— Тоже глава в истории с ним, — засмеялась Светлана.

— И немаловажная, между прочим.

Оба умолкли.

Досмотровый зал встретил их ослепительным светом, суетой и шумом. Кругом сновали возбужденные пассажиры, носильщики, гиды, провожающие, раздавались возгласы, смех.

Зал был перегорожен во всю длину узкой лентой столов для осмотра вещей, прерываемой высокими конторками, где таможенники оформляли документы. К этим конторкам тянулись короткие очереди из пассажиров, в руках у них были чемоданы, картонки, саки. Возле некоторых из пассажиров стояли носильщики с вещами.

Виталий не сразу нашел в толпе Цветкова. Тот скромно стоял около стеклянной стены павильона, напротив одной из конторских стоек, за которой работал молодой улыбчивый таможенник.

В свою очередь, Цветков глазами показал Виталию на невысокого, очень полного человека в шляпе и клетчатом сером костюме, с желтым галстуком-бабочкой на белоснежной рубашке. Пальто он снял, но лицо все равно блестело от пота. Большие навыкате глаза нетерпеливо следили за работой таможенника. Это был, без сомнения, господин Ласар. Рядом с ним стояла тоже очень полная, выше его ростом, седая дама, усталая и флегматичная.

Наклонившись к Светлане, Виталий прошептал:

— Спектакль сейчас начнется. Идемте ближе.

Вскоре господин Ласар оказался возле таможенника. Тот бегло взглянул на его документы и с любезной улыбкой произнес, указывая на длинный стол рядом:

— Прошу, господин, ваши вещи сюда.

Три пестрых, в наклейках чемодана и два сака легли на стол. Таможенник подошел к ним и попросил:

— Будьте любезны, откройте.

Около стола появились еще два таможенника.

— Я не понимаю, — нервно возразил господин Ласар по-русски, хотя и с сильным акцентом. — В чем дело? Почему такие придирки?

— Это, господин, обычный таможенный досмотр. Не более того, — возразил один из таможенников.

— Но других пассажиров вы не заставляете открывать вещи! Я протестую! Я дружу с президентом! Я буду жаловаться вашему министру!

Он кричал все громче, но чемоданы упорно не открывал. Седая дама болезненно морщилась, потом негромко сказала:

— Анри, ты меня утомляешь. И потом кругом все смотрят. Стыдно.

— Они не имеют права! — обернулся к ней Ласар.

Ему все же пришлось открыть чемоданы.

Первое, что извлекли оттуда, были две деревянные, потемневшие от времени иконы. Они были обернуты в целлофан и тщательно перевязаны шпагатом.

— У вас есть разрешение на них Министерства культуры? — спросил Ласара один из таможенников.

— При чем здесь министерство? — раздраженно ответил тот. — Иконы куплены у частных лиц.

— Таков наш закон, господин Ласар.

Досмотр вещей продолжался.

Виталий и Светлана с одной стороны, Цветков с другой стояли в небольшой толпе пассажиров и провожающих и не спускали глаз с раскрытых чемоданов на длинном низком столе. Таможенники быстро вынимали и просматривали их содержимое. Здесь были банки с икрой, бутылки водки, матрешки, часы «Вымпел», новенький «Зоркий-4» толстый альбом с цветными открытками видов Москвы, деревянные, ярко раскрашенные игрушки, белье, вещи.

Один из таможенников стал просматривать альбом с открытками. Виталий и Светлана переглянулись.

— Не знает, где искать, — с усмешкой шепнул Виталий.

Внезапно таможенник принялся быстро и уверенно вынимать открытки из альбома. Почти за каждой из них оказались заложенными советские деньги достоинством в двадцать пять или пятьдесят рублей.

Ласар побагровел, но молчал.

— Придется составить акт о контрабанде, — сказал таможенник, собирая и пересчитывая деньги.

— Пожалуйста, — равнодушно пожал плечами Ласар. — Видно, есть еще один закон у вас, с которым я не успел познакомиться.

Таможенник усмехнулся.

— Ну, с запретом вывозить нашу валюту вы знакомы, господин Ласар. Иначе не стали бы ее так прятать и указали в декларации.

Ласар почти не слушал его и с нарастающей тревогой следил, как перебирают таможенники остальные вещи в чемоданах и саках.

Наконец он с беспокойством воскликнул:

— Боже мой, я, кажется, забыл кое-что в гостинице! Да, да, конечно! — И решительно объявил: — Я должен вернуться!

56
{"b":"861","o":1}