ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не. Голова кружится. Знаете, медленно так, как в тумане, кружится. И вкус какой-то сладковатый.

– Другому, может, и понравится?

– Ну, я соображаю, что к чему. А вот Гошка… Ну, он совсем пацан. Говорит, давай завтра еще купим. Я ему кулак дал понюхать. Во, говорю, если – купишь.

Сергей рассмеялся:

– Думаешь, подействует?

– А как же? Мы с ним дружим.

– Вот, Валя, в чем опасность. Всем-то кулак понюхать не дашь. Значит, как их, дураков, спасать?

– Торговлю запретить надо.

– Правильно. Запрещена. А дальше?

– Дальше?.. Ну, штрафовать, что ли, кто торгует.

– Штрафовать? – улыбнулся Сергей. – Вот, допустим, на тебя бандит напал. Кошелек с получкой отнял и ножом два раза ударил. Его тоже штрафовать?

– Сравнили…

– Правильно. Сравнение не подходит. Рана может зажить, человек здоровым станет, из другой получки дела свои поправит. А вот если курить ту заразу начнет – нервное расстройство и в конце концов гибель верная – раз. Все получки на это пойдут. А когда не хватит, преступление человек совершит, чтобы деньги достать. Это – два. А три – приятелей втянет, их погубит. Ну-ка, сравни, что опаснее.

Сергей сам не заметил, как голос его задрожал.

– Да, – тихо ответил Валька. – Это вы верно…

– То-то и оно. И другое учти. Грамм один в той закрутке, что он вам продал. А взял рубль, так? Выходит, тысячу он с килограмма имеет. Ну, половину он отдаст тому, кто этот килограмм ему привез. А вторая – его? Он тебе какой хочешь штраф уплатит и доволен будет. А сам-то небось не курит. Сам здоровый небось.

– Ага. Здоровый. И рожа красная, – уже со злобой подтвердил Валька. – Сажать такого надо.

– Верно. Но сам-то он к нам не придет: «Сажайте меня». Его надо найти.

– А вы на рынок пойдите. Он там. Я сначала не хотел говорить. Ну, в общем, боялся. Но раз такое дело… Он у пивного ларька торчит. Так и сказал нам: «Если еще надо будет, приходите». Он в ватнике черном и в сапогах. Его Сенькой зовут, Коклюшный.

– Это точно, Валя?

– Сам слышал.

Через пятнадцать минут оперативная группа была на рынке. Но Сеньки там не оказалось. Не появился он и[I других местах, где обычно бывал. Сеньку искали долго и тщательно, но безрезультатно.

– Вот видишь? – сказал Лобанов Сергею. – Еще одно звено – Сенька. Соединились две цепочки – паспорта и наркотики.

– И за ними обеими маячит одна и та же фигура – Семенов, – добавил Сергей. – Но как обнаружить его связь с Горлиной и Ивановой? Вот я над чем голову ломаю.

– С Горлиной есть один интересный момент. Мы его еще не разрабатывали. Кто был тот человек, с которым она приехала в гостиницу? Его ведь там видели… Сейчас. – Лобанов раскрыл одну из пухлых папок и стал поспешно перелистывать страницы. – Ага, вот… Видели швейцар и дежурная по этажу.

– Кто их допрашивал?

– Жаткин.

– Жаткин? Стой! – вспомнил вдруг Сергей: – Он еще не вернулся из аптекоуправления?

– Сейчас проверим.

Лобанов не успел снять трубку, как зазвонил телефон.

– Да!.. Жаткин? Ну просто телепатия какая-то. А я тебе собрался звонить. Заходи.

Через минуту молодой сотрудник уже входил в кабинет

Да, он был в аптекоуправлении, был в прокуратуре и в ОБХСС. Обнаружено дело по хищению медикаментов. Оно возникло с полгода тому назад. Преступники были недавно осуждены. Среди похищенного было и снотворноe, в том числе и тот проклятый препарат. Сестра Семенова к ответственности не привлекалась: против нее не было улик. По делу проходила как свидетель. Но… и любом деле могут быть недоработки. Тем более что по работе характеризуется она плохо – и выпить любит, и погулять, и денежки лишние водятся. Кстати, с братцем она дружит.

– Что ж, – согласился Сергей, – недоработки вполне могут быть.

– Во всяком случае, – многозначительно заметил Лобанов, – к тому делу она стояла близко. Отсюда, значит, какой вывод? – он посмотрел на Сергея.

– Вывод пока один: данные не подтверждают, но и не опровергают наши подозрения. Семенов может иметь в своем распоряжении снотворное. Вполне может.

– А второй вывод и вовсе не опровергается, – добавил Лобанов.

– Какой?

– Тот, кто применил снотворное в поезде, применил его и в гостинице, – убежденно произнес Лобанов.

– И в гостинице… – Сергей задумчиво потер лоб. – Что-то мы с тобой насчет гостиницы говорили… Да! О тех, кто видел того человека. Значит, двое?

– Их допрашивал я, товарищ подполковник, – вмешался порывистый Жаткин. – Швейцар и дежурная по этажу. Хорошие люди. Им вполне доверять можно.

– Да, но приметы того человека дают плохие?

Жаткин развел руками.

– Опять тот же вывод: приметы не подтверждают, но и не опровергают того, что с Горлиной был Семенов. Во всяком случае, пыжиковую шапку…

– Минуточку! – прервал его Сергей и обратился к Лобанову: – Сколько дней Горлина собиралась провести в Борске?

– Сейчас скажу. – Лобанов снова принялся перелистывать бумаги. – Где этот листок, который она заполнила?.. Ага, вот!.. Да, на три дня всего. «По личным делам ».

– Вот именно, – откликнулся Сергей и иронически заметил: – Тут командировочным сам товарищ Лобанов не может выхлопотать номер, а она «по личным делам» поселилась, притом без всякой его помощи.

– А ведь это мысль! – воскликнул Лобанов. – Если не я, то кто ей помог?

– Сумела украсть, – презрительно сказал Жаткин, – сумела и устроиться. Особа, видно, была ловкая.

– Администратор там тоже, кажется, не очень принципиальный, – заметил Сергей. – Мне рассказывали. Небось сунули ему десятку…

Лобанов запальчиво перебил его:

– А кто? Горлина? А может, тот, кто был с ней. Семенов, допустим? Откуда вы знаете?

– Да, да, – поддержал его Жаткин. – Это такой ловкач, что поискать.

– Решено, – заключил Сергей. – Побеседуем по душам с администратором. Женщина, кажется?

– Еще какая!

– То есть?..

– Сам увидишь, – усмехнулся Лобанов. – Я тебя не буду лишать удовольствия. – И с угрозой добавил: – Обратите внимание, все тянется к Семенову. Ох, добраться бы до него. Душу вытрясу. Он у меня…

Его прервал телефонный звонок. Дежурный по управлению, как всегда, бодрым тоном доложил:

– Товарищ майор, к вам один гражданин пришел. Очень нервничает. Разрешите пропустить?

– Кто такой?

– Фамилия Семенов, Петр Данилович…

– Что?! – Лобанов изумленно посмотрел на Сергея. – Семенов?.. – И, придя в себя, заорал в трубку: – Давай его сюда! Быстрее! Пока он не раздумал!

Потом откинулся на спинку стула и посмотрел на Сергея и Жаткина.

– Ну, как это прикажете понимать?

И неизвестно, чего больше было в его голосе, радости или растерянности.

– Вот придет и объяснит, – с подчеркнутым спокойствием ответил Сергей. – И помни: мы ровным счетом ничего о нем не знаем.

– В том-то и дело! Может, ты с ним поговоришь? А то я, ей-богу, за себя не ручаюсь, когда эту рожу увижу.

– Ну, ну. Зато я ручаюсь. А мне нельзя. И никому другому нельзя. Он же к тебе пришел. Может, он тебя знает?

– Нет, он, гад, определенно что-то пронюхал, – покачал головой Лобанов. – И теперь опередить нас хочет. В чем-то признаваться прибежал, вот увидите.

Сергей пожал плечами. Он старался не подать виду, что сам удивлен и встревожен. Приход Семенова не сулил ничего хорошего, в этом Сергей был уверен. Решил выкинуть какой-то опасный фокус. Черта с два он сейчас в чем-нибудь признается.

Его размышления прервал стук в дверь. Вслед за тем она тут же приоткрылась, и в кабинет торопливо зашел Семенов.

На полном, раскрасневшемся лице его отражалась тревога, редкие, потные волосы были спутаны, добротное пальто на меху небрежно-расстегнуто, в руках он нервно мял пушистую, красивую шапку.

– Разрешите?

– Пожалуйста, – настороженно кивнул головой Лобанов.

Семенов поспешно прикрыл за собой дверь, подбежал к столу и, не давая Лобанову произнести ни слова, выпалил:

– Вы милиция, да? Ну так вот! Извольте! Меня убить хотят! Убить! – голос его сорвался на крик. – Я требую!.. Я требую защиты!.. Вы милиция? Вот и пожалуйста! Защищайте!..

16
{"b":"862","o":1}