ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы уже выучили его наизусть, конечно?

Сергей пожал плечами:

— Видите ли, то, что я хочу вам сказать и о чем спросить, может быть, и имеет отношение к этому письму. Но я бы все это сделал, и не прочтя его.

— Ну что ж, — небрежно ответила Дина, — теперь можете говорить что угодно и спрашивать тоже.

Она сделала движение, чтобы разорвать письмо.

— Напрасно, — остановил ее Сергей. — Вы же хотели его послать. Вот и пошлите.

— Да? Интересно, каким образом?

От враждебного тона она перешла к ироническому. Сергей улыбнулся:

— По дороге домой. Это самое удобное.

— Что… вы говорите?…

Девушка была так изумлена и растеряна, что даже не смогла обрадоваться, не смогла сообразить, что произошло.

— Я вам сейчас все объясню, Дина. То есть, простите…

— Ах, все равно! — нетерпеливо прервала она. — Дина так Дина.

— Ну так вот. Вас арестовали неправильно. Выражаясь юридическим языком, в ваших действиях нет признаков спекуляции. И следователь получит за это взыскание.

— Но он сказал, что это письмо…

— Письмо не улика, — покачал головой Сергей. — Из него я только понял, что вы хотите жить честно, не бояться и не прятаться, как раньше. Ну и еще, что, по вашему мнению, вы должны быть за что-то наказаны. За что, я пока не знаю. И должны ли, это еще тоже вопрос. Ну, а что касается ваших отношений с тем человеком…

— Это мое дело! — запальчиво воскликнула девушка.

— Вот именно.

— Знаете. — Она пристально посмотрела на Сергея. — Я не ждала от милиции такой скромности и: такой… самокритики.

— Ошибки надо признавать, — сказал Сергей, — исправлять их и стараться не повторять. Больше ничего не остается делать. Ну, пожалуй, еще наказать виновников. Это тоже необходимо в профилактических целях.

— А я… А мне что остается, по-вашему?

— Вероятно, то же самое, — улыбнулся Сергей.

— Да, вам легко говорить…

Девушка сидела все так же прямо, на самом кончике стула, обхватив руками колени, и, хмурясь, смотрела в окно.

Сергей видел, какая борьба происходит с ней: говорить или не говорить о том, что она знает, что мучает ее, не дает покоя, не позволяет жить открыто и честно. Но если она заговорит, то неминуемо подведет того человека. А она его любит. Любит, вот в чем дело.

— Скажите, Дина, — неожиданно спросил он. — За чем вы продавали эти кофточки?

— Что? — девушка оторвала взгляд от окна и посмотрела на Сергея. — Что вы сказали?

Сергей повторил.

— Нужны были деньги. — Она пожала плечами.

— Мне кажется, вы впервые продавали свои вещи, да?

— Да. Ну и что?

— Значит, раньше вы не нуждались в деньгах?

— То было раньше. И потом…

Она запнулась.

— Вы не хотите больше тех денег?

— Допустим…

— Или просто у вас больше их нет?

— Вы намекаете на мое письмо? — Она покраснела.

— Да.

— Ну так знайте: они мне не нужны. Понимаете? Они мне отвратительны! И я… И он меня не бросил. Его заставили. Вот и все. И больше я вам ничего не скажу.

— Зато я вам могу сказать, когда и почему это случилось.

— Вот как? — Она приподняла одну бровь. — Интересно.

— Вы это, конечно, и сами знаете, — продолжал Сергей, — но я все-таки скажу. И скажу, почему я это знаю.

При последних его словах в глазах девушки мелькнул испуг.

— Почему же? — еле слышно прошептала она.

— Он больше не пришел к вам после одного события и из-за него. Этим событием, Дина, было убийство Толи Гусева.

Она так побледнела, что лицо ее стало как будто мраморным и под кожей проступили синие жилки.

— Нет!.. — с отчаянием воскликнула она, подняв тонкую руку и словно защищаясь ею от кого-то. — Нет! Он тут ни при чем!

— Возможно. Но почему убили Толю, вы догадываетесь?

— Откуда я могу знать…

— Ну что ж. Тогда я вам скажу. — Сергей сделал паузу, потом медленно добавил: — Это убийство легко объяснить ревностью.

— Что вы, — слабо улыбнулась Дина. — Он знал, что я люблю только его. Он просто нас познакомил. Ведь они были друзьями. А Толя…

— Влюбился?

— Да…

Она произнесла это так тихо, что Сергей скорее догадался, чем услышал.

«Были друзьями»… Но у Гусева был только один друг, который мог это сделать, — Карим! И какой-то Карим связан с Рожковым, убийцей Гусева. Так неужели?… Да, да, это не совпадение, это один и тот же человек! Конечно, один и тот же!

Открытие пришло внезапно, как всякое открытие, как озарение. Будто проскочила искра — и разрозненные элементы вдруг соединились в цепь. И она куда-то ведет, эта цепь.

— Влюбился… — повторил Сергей. — Это повод для ссоры. И они поссорились?

— Нет, они не поссорились…

— Но ведь Толя ушел от семьи. Значит, у него появилась надежда?

Закусив губу, Дина напряженно смотрела в окно.

— Вы подарили ему свою карточку, — продолжал Сергей. — На добрую память. Об этом тоже знал… Карим?

Она повернулась так стремительно, словно ощутила ожог.

— Знал! Он все знал! Я ничего от него не скрывала.

— Но тогда…

— Что «тогда»? Что?… — Она вся подалась вперед и теперь смотрела на Сергея с отчаянной решимостью. — Я же вам сказала, он не виноват! Он… никого не убивал!

— Я знаю. Толю убил другой человек!

— Вот, видите!..

— Это не все, — покачал головой Сергей. — Я вам сказал, что убийство можно объяснить ревностью. Но его можно объяснить и по-другому. Гусев тоже не хотел больше брать те деньги, как и вы.

— Ну да! Он не хотел! Будь они прокляты! — с внезапно вспыхнувшей ненавистью воскликнула Дина. — И… Карим тоже не хотел!

Она впервые произнесла это имя, произнесла неуверенно, через силу.

— Нет, — резко возразил Сергей. — Карим брал и берет. Он и вас втянул в это дело, и Толю тоже. Он…

— Если на то пошло, то его тоже втянули! — страстно перебила его девушка. — Втянули, втянули, я знаю!

— Погодите. — Сергей поднял руку. — Давайте говорить начистоту. Согласны?

— Согласна!

Он видел, девушка сейчас готова была на все, чтобы защитить своего возлюбленного, чтобы отвести от него подозрение.

— Так слушайте.

Сергей закурил.

— Можно? — спросила Дина, потянувшись к сигаретам.

— Да, конечно.

В ее тонких пальцах сигарета выглядела неуместно, хотя курила Дина привычно и жадно.

— Так вот, — повторил Сергей. — Дело это серьезное и опасное. Опаснее, чем вы думаете. Тот человек…

— Это он втянул Карима!

— Возможно.

— Не возможно, а точно! Он его родственник. И все время посылал Карима к другому родственнику. Куда-то далеко, на машине. Карим мне говорил.

Она теперь произнесла это имя свободно, не задумываясь. Какой-то барьер уже рухнул между ней и Сергеем.

— И Толю он посылал?

— Да, и Толю… один раз.

«Вот зачем ему нужны были шоферы, — подумал Сергей. — И вот почему убили Гусева: он знал дорогу».

— Знаете, Дина, — сказал он. — Мне надо увидеть Карима. Может быть, вы и правы. И его затянул в преступление тот человек. Как его зовут, кстати?

— Его?…

Она вдруг заколебалась.

— Мы условились говорить начистоту, — напомнил Сергей. — Главарь должен отвечать как главарь. За него не должны отвечать другие.

Дина, опустив голову, молчала. Сигарета чуть дымила в ее дрожащих пальцах.

— Он отравляет людей, он продает им наркотик. — Голос Сергея сорвался от злости, он кашлянул. — Убийца убивает одного человека. Этот медленно убивает многих. И еще многим калечит жизнь деньгами, от которых вы отказались.

— Я его ненавижу, — чуть не плача, произнесла Дина. — Я его проклинаю! Он всех… всех топчет! Всех вокруг! Вы понимаете?

— Понимаю.

— И все его боятся. И я…

— Как же его зовут?

— Его… Юсуф!

Если бы Дина назвала кого угодно, даже самого постороннего, самого, казалось бы, далекого от этого дела человека, Сергей не был бы, вероятно, так ошеломлен, как сейчас.

Юсуф! Но ведь он… Неужели этот человек сумел так притвориться? Кто же тот, другой, который звонил в Борек? И почему… Но Дина сейчас не обманывает, не хитрит. Она сейчас не способна хитрить, она говорит правду! Значит, Юсуф… Вот это да!.. А пока… Как же найти Карима? Дина не приведет к нему, это исключено. Если только не обещать… Но Карим преступник. Он втянул в это дело Гусева, он возил наркотик в Борек, он привозил его откуда-то в Ташкент. И он, если останется на свободе, может скрыться. Впрочем, он уже, наверное, скрылся. Ведь арестован Юсуф, арестован Рожков, была арестована Дина — он же не знает за что! Наконец, убит Гусев, провалился Трофимов. Карим обо всем этом, конечно, знает. Все дымится, все горит вокруг него. Да, он скорей всего уже скрылся. Вопрос только куда. Этого, наверное, и Дина не знает.

105
{"b":"863","o":1}