ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Слушаюсь, Сергей Павлович. Все будет сделано.

Сергей дружески хлопнул его по плечу. Этот человек с каждым днем нравился ему все больше. С ним можно было спокойно работать и крепко дружить.

Леров сконфуженно улыбнулся, вылез из машины и, не оглядываясь, двинулся через площадь, беспечно помахивая свернутой в трубку газетой. Вскоре высокая его фигура исчезла за палатками.

Сергей вернулся в управление.

А еще через час Мурат Ибадов присоединился к группе наблюдения за самим объектом, предварительно перехватив ее по радио на одной из улиц. Мурат был в приподнятом настроении: его план был лринят, объект не должен после окончания работы попасть к себе домой, его предстояло задержать на ближних подступах к дому по сигналу руководителя операции.

Вслед за Ибадовым уехал и Вальков.

Медленно надвигался вечер: Спадала жара. Белесое, словно выгоревшее за день небо наливалось темной, прохладной синевой. Длинные, расплывчатые тени расползались по улицам. Огни еще не зажигались. Солнце зашло за крыши высоких новых зданий, но узкая кромка неба в той стороне янтарно горела, словно подожженная невидимыми лучами его.

И так же неощутимо для постороннего глаза росло напряжение в сложной, все время как бы пульсирующей сети, которой сейчас руководили Сергей и Нуриманов.

Люди кончали работу, спешили домой. Их ждал отдых, ждали дети, домашние дела и заботы, покупки в магазинах и кресла у телевизоров, театры и танцплощадки, недочитанные книги и недостиранное белье, свидания и кроссворды в вечерних газетах…

Сергею казалось, что он почти физически ощущает этот мирный, ровный пульс большого города. Вот уже столько лет главным для Сергея было, чтобы этот пульс где-то не дал перебоя, не застучал бы лихорадочно и тревожно, чтобы не пришла беда в чей-то дом, чтобы кто-то не крикнул в испуге, не упал от удара. А сейчас его больше всего волнует, чтобы кто-нибудь по неведению или слабости не сжег себя в коварном, злом белом дымке самодельной сигареты, чтобы никто не посмел подсунуть людям этот страшный яд, чтобы из темного угла на белой, чистой стене не тянулась ядовитая нить…

Хмурясь, Сергей посмотрел из окна на город.

За его спиной на столике вновь запищал один из аппаратов.

— Я — «Сокол»… — спокойно произнес Нуриманов. — Прием…

Очередное сообщение Валькова гласило: к дому подошел какой-то человек, он не нажал кнопку звонка в калитке, но из дому тут же выбежал сын хозяина и открыл ее. Очевидно, имеется скрытая сигнализация. И сразу поступило другое сообщение: в глубине двора за кустами обнаружена ещё одна калитка. Она ведет в соседний сад и через него на параллельную улицу. Калитка взята под наблюдение и та улица тоже.

И опять сообщение: во дворе наблюдается непонятная суета. Хозяйка и гость заносят что-то в гараж.

Сергей взял у Нуриманова трубку.

— Я — «Звезда», — отчетливо произнес он. — Переходите на ночное видение. Немедленно осуществите мероприятие с гаражом.

После его команды на далекой, окутанной тьмой улице возникла тень. Человек осторожно приблизился к запертым изнутри воротам гаража, рукой нащупал старые, поржавевшие петли, давно уже, видимо, не использовавшиеся, и неслышно продел в них стальную дужку узкого, еле видимого в темноте замка. Раздался чуть слышный щелчок. Теперь гараж оказался запертым и снаружи. Его ворота уже никто из хозяев открыть не мог.

Во дворе к гаражу метнулась с глухим рычанием собака. Но человек уже исчез на улице. Собака успокоилась и, виляя хвостом, подбежала к вышедшей из дома хозяйке. Та погладила ее по густой шерсти и, взяв за ошейник, повела в глубь двора. За кустами возле дальней калитки она остановилась, дважды повернула в ней ключ и рядом привязала собаку. В наступившей темноте женщина действовала спокойно и не торопясь, полагая, что никто не может ее заметить сейчас.

И так же спокойно вдруг впервые вышел из дому еще один мужчина. В руках у него были две сумки. Он что-то сказал встретившей его женщине и направился к калитке, которая вела на улицу.

…Вальков на секунду отвел глаза от странного, напоминавшего бинокль прибора, укрепленного на коротком прикладе рядом с небольшим закрытым темным фильтром прожектором, и отдал короткое распоряжение стоявшему рядом Лерову. Тот, кивнув, мгновенно растворился в темноте. А Вальков, поднеся ко рту маленький микрофон, негромко вызвал «Сокола».

…В то время как Нуриманов вел переговоры с Вальковым, на столике запищал аппарат. Сергей снял трубку. Сквозь шум атмосферных разрядов до него донесся взволнованный, торопливый голос Ибадова: объект кончил работу, вернулся на базу и, сдав машину, идет домой.

— Я — «Звезда». Вас понял, — подчеркнуто спокойно ответил Сергей. — Продолжайте наблюдение. Докладывайте об изменении обстановки и о движении объекта. Как поняли? Прием.

Ибадов попросил разрешения задержать объект на улице, вдалеке от дома.

— Ни в коем случае, — резко ответил Сергей. — Ждите приказа.

Положив трубку, он посмотрел на часы. Двадцать два сорок пять. Не позже чем через полчаса будет взят объект. Одновременно надо начать операцию вокруг дома. Во двор следует проникнуть в тот момент, когда там никого не будет, и сразу же отрезать путь к гаражу и к задней калитке. Но там привязана собака. Это надо учесть. Что ж, пора.

Он предупредил Нуриманова, накинул через голову тонкий шнурок с маленьким белым микрофоном, проверил на поясе пистолет и стремительно спустился к поджидавшей его машине.

Операция вступала в решающую фазу.

По пути Сергей принял новое сообщение Ибадова: объект встретился на улице с каким-то человеком, у того в руке две сумки. Зашли в магазин. Ибадов видит Лерова.

— Я — «Звезда». Продолжайте наблюдение совместно, — передал Сергей.

Вскоре его машина подъехала к погруженной в темноту пустынной улице. Сквозь густые кроны деревьев еле пробивался тусклый желтый свет редких фонарей. Городской шум замирал здесь. Улица словно притаилась.

Машина с погашенными фарами и выключенным мотором неслышно, как привидение, прокатилась по траве и остановилась. Сергей собрался открыть дверцу и выйти, но в этот момент негромко, настойчиво зазуммерил микрофон у него на груди. От Ибадова поступило новое сообщение: объект и его спутник вышли из магазина с полными сумками, сели в такси, видимо, направляются домой. Перед этим объект звонил куда-то по телефону-автомату, набрал номер, где последние цифры — три, семь и два.

«Домой звонил», — промелькнуло в голове у Сергея.

— Продолжайте наблюдение, — передал он. — По выходе из такси задерживайте. Учтите возможность наличия оружия. Будьте осторожны. — И с ударением повторил: — Будьте осторожны.

Его охватило внезапное беспокойство. Черт возьми, Как бы ребята не оплошали. Брать-то придется двоих, в темноте. И эти двое… кто их знает, на что они способны.

Через минуту Сергей был уже около Валькова. Не отрываясь от аппарата ночного видения тот доложил:

— Опять началась суета. Все время в гараж и обратно. Не иначе, как готовятся к отъезду. Сейчас будут открывать ворота. И тогда обнаружат замок.

Сергей не успел ответить. Его вызвал Ибадов. Сообщение гласило: такси сворачивает на параллельную улицу, едут к задней калитке. Готовьтесь!

— Стягивай окружение, — торопливо приказал Валькову Сергей. — Того, кто выйдет на улицу и попытается открыть гараж, берите сразу. И во двор. Не дайте ему закрыть калитку. Там сигнализация. Если никто не выйдет, жди моего сигнала. А я — на ту улицу, к задней калитке.

И, не дожидаясь ответа Валькова, Сергей кинулся в темноту. Какое счастье, что он уже был тут днем и все запомнил. Сейчас Сергей уверенно бежал по узким проходам, огибая дома и глухие высокие заборы. Наконец он выскочил на соседнюю улицу и увидел вдали двигавшиеся прямо на него желтые фары машины, услышал глухой и неторопливый рокот мотора.

Сергей, прячась за деревьями, устремился ей навстречу. Он знал, что за этой машиной двигается другая, с погашенными фарами. Там ребята. Но кто-то должен быть и здесь. Вот он, сад, куда выходит та калитка, вот он…

113
{"b":"863","o":1}