ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Знаете что? — Сергею вдруг пришла в голову неожиданная мысль. — У вас есть полчаса свободные?

— Если надо, то… пожалуйста.

— Вот и прекрасно.

Сергей снял трубку телефона, посмотрел на список под стеклом и набрал короткий номер.

— Это Коршунов. Можно достать машину на полчаса?… Подъедем на рынок… Да, да, именно. Тут у меня гражданин один. Заодно покажем… Да, и вы с нами.

Он повесил трубку и сказал Дмитрию Петровичу, поднимаясь из-за стола:

— Пойдемте. Совершим маленькую экскурсию, — он улыбнулся. — Вы приезжий, и я приезжий. Познакомимся с городом. А по пути, может быть, встретим «знакомых».

…На рынке народу было уже мало. Под длинными деревянными навесами лишь кое-где еще стояли колхозницы, выложив на прилавок горки моркови, петрушки, соленых огурцов. К ним подходили запоздавшие хозяйки с кошелками. Между опустевшими прилавками важно расхаживали голуби, суетились воробьиные стайки.

Под ногами хрустел грязный, истоптанный снег.

Зато бойко торговали бесчисленные галантерейные, скобяные, книжные и продовольственные палатки, ларьки и магазинчики, тесно расположившиеся в стороне от рядов, вдоль забора. Колхозники, распродав все, что привезли в город, теперь сами устремились за покупками.

Следуя за молодым сотрудником, Сергей и Дмитрий Петрович, оглядываясь по сторонам, пересекли почти весь рынок. Невдалеке от одной из галантерейных палаток, возле которой толпились женщины, Володя остановился и глазами указал на нее Сергею.

За прилавком лениво двигался розовый полнолицый человек в пыжиковой шапке. Позевывая и при этом деликатно прикрывая рукой рот, он что-то снисходительно говорил толпившимся у прилавка покупательницам, доставал с полок и показывал им то блестящие, целлофановые пакеты с мужскими рубашками, то зеркальца, то флаконы с одеколоном, то еще что-то. Потом он на секунду исчез за дверью, ведущей в подсобное помещение, и вынес оттуда еще какие-то пакеты, небрежно бросил их на прилавок, словно удивляясь, что кто-то может проявить к ним интерес.

Сергей некоторое время настороженно и незаметно наблюдал за ним, потом покосился на Дмитрия Петровича.

Тот сначала равнодушно оглядывался по сторонам, но вскоре его внимание привлекла галантерейная лавка, возле которой они стояли.

— Не узнаете? — тихо спросил Сергей.

— Кажется, это он, — весь трепеща, неуверенно ответил Дмитрий Петрович, не сводя глаз с продавца.

— Только не смотрите на него так пристально, — предупредил Сергей. — А то он вас тоже узнает, чего доброго.

— Да, да, конечно.

Дмитрий Петрович отвел взгляд и тут же вздрогнул от неожиданности.

— Боже мой, а это она…

— Кто она?

— Та девушка. Вон посмотрите, в конце прилавка. Она только что подошла. Видите? В беличьей шубке. Это точно, это совершенно точно она. И видите, как она с ним разговаривает? Ну, теперь я уже не сомневаюсь, что это он.

Действительно, при виде девушки продавец оживился, поспешно нагнулся к ней через прилавок, так что на минуту его даже не стало видно за толпой покупательниц, и девушка тут же отошла от палатки.

Сергей оглянулся на стоявшего рядом сотрудника.

— Володя, вы видели эту девушку?

— Какую девушку?

. — Вот только что стояла там, у прилавка, в беличьей шубке?

— Нет, Сергей Павлович.

— А ну, попробуем отыскать ее. Черт возьми, ведь только что здесь стояла, — досадливо сказал Сергей.

Они торопливо обошли весь рынок, но девушки нигде не было видно. Пришлось вернуться к машине.

* * *

Спустя час после их ухода открылась, задняя дверь палатки, и в узкий проход между нею и забором вышла девушка в беличьей шубке. Она огляделась и с лукавой улыбкой сказала провожавшему ее Семенову:

— Ну, я пошла. Теперь уже можно, надеюсь?

Тот кивнул и, притянув девушку к себе, жадно поцеловал ее в губы. Потом шепотом спросил:

— Ты меня любишь?

— Ну конечно. Сколько можно спрашивать?

— И смотри, — озабоченно произнес Семенов, — другой раз глупостей не делай. Чуть людей не погубила. Я уж не говорю про дело.

— Так они же в гостиницу хотели идти. А там, говорят…

— Знаем, — загадочно ухмыльнулся Семенов. — Все знаем.

— Вот за тебя же и испугалась.

— За меня! И черт знает, куда их привела.

— А я знала? Я же думала…

— Ладно, ладно. Уже все объяснила. Уже выкрутилась.

Девушка обиженно надула губки, но в глазах ее светилось лукавство.

— Чертовка такая, — размягчекно произнес Семенов, снова привлекая ее к себе.

Девушка мягко освободилась из его объятий, махнула на прощание рукой в пестрой варежке и побежала вдоль забора, прячась за палатками. Около одной из них она толкнула узенькую калитку и очутилась на улице. Путь этот, видно, был ей хорошо знаком.

А спустя полчаса в палатку ввалился еще один человек. И Семенов сказал ему сердито:

— Чтобы духу твоего на рынке больше не было. Понял? Нашел, где торговлю открывать.

* * *

По дороге в управление Сергей спросил Дмитрия Петровича:

— Вы где остановились?

— Да, собственно… пока нигде. — Дмитрий Петрович смущенно усмехнулся. — Обещали, что, может быть, в гостинице будет место… Но там такая администраторша… Эту ночь мы провели на диване…

— Ну, мы вас в гостиницу устроим. Как премия за бдительность и самоотверженность, — улыбнулся Сергей.

Около управления он вышел из машины и придержал за локоть Дмитрия Петровича:

— Вас машина отвезет, куда вам надо. Через час можете уже оформляться в гостинице. Спасибо вам за все. Ну, мы еще увидимся.

— Это вам спасибо. Мне… мне прямо неловко вас затруднять, — смущенно пробормотал Дмитрий Петрович.

Поднимаясь по лестнице, Сергей с трудом удерживался, чтобы не перескакивать через ступеньки. Какая удача! Семенова можно уже арестовать, такие улики против него. Очная ставка с тем пьяницей — раз! Где паспорт? Как попал к обманутому человеку? Ах не знаете? Очная ставка с Колосковым — два! Признаетесь? Нет? В Москву вас. Там очная ставка с обманутым-три! Все, уважаемый Семенов, крыть нечем, говорите, кто соучастники, где деньги, — словом, чистосердечным признанием зарабатываете меньший срок заключения.

Сергей иронически усмехнулся. «Ну как, — спросил он себя, — пар вышел? Давление упало до нормы? Тогда давай рассуждать». Да, да, десять лет назад он бы, безусловно, арестовал Семенова. А сейчас… Нет, шалишь. Погуляй еще, милый, погуляй. Я же тебя знаю, ты добровольно не признаешься в четвертом случае мошенничества, когда использовал паспорт усыпленного и ограбленного в поезде человека. И уж подавно не признаешься в использовании снотворного. Тебе это тоже надо доказать. И тогда… тогда не жди снисхождения, Семенов. Два убийства. Два! Последнее — женщина в гостинице, вчера. За что ты убил ее, Семенов, совсем молодую женщину, за что?

Уже шагая по коридору, Сергей нахмурился и по привычке стал покусывать губу. Дойдя до отведенного ему кабинета, он с силой толкнул дверь.

За столом, развалясь в кресле, задумчиво курил Лобанов. Увидев Сергея, он оживился:

— Ну наконец-то. С тобой умрешь голодной смертью. Чего ты там на рынке потерял?

— Я там не потерял, я там нашел кое-что.

Многозначительный тон его насторожил Лобанова. Он с восхищением поглядел на друга.

— Ну, ты даешь. И чего нашел?

— Все расскажу. Но сперва сними трубку, позвони в гостиницу и закажи номер на двоих.

— Кто такие? — озабоченно спросил Лобанов.

— Обыкновенные два гражданина. Одну ночь уже проспали там на диване. Полагаю, хватит.

— Ну, ну, ты давай не темни. — Лобанов хитро прищурился. — Добренький какой.

В конце концов он все-таки позвонил в гостиницу. Администратор решительно заявила, что свободных мест нет, но потом направила Лобанова к заместителю директора. Тот, обрисовав положение еще в более мрачных красках, направил его к директору. Директор — снова к администратору. Наконец номер нашелся. Лобанов вытер пот со лба и, отдуваясь, победоносно посмотрел на Сергея:

12
{"b":"863","o":1}