ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Федоров растерянно развел руками.

— Ну, где же мне написать про это…

— А мы вместе напишем. Сейчас, — загорелся Сергей, чувствуя, как отступают куда-то все его дела и заботы перед этой страшной человеческой драмой, и если он не вмешается, не поможет, то никогда себе этого не простит и потеряет уважение к самому себе. В голове пронеслись почему-то мысли о Витьке, об отце, о матери, о войне и фронте, и еще какие-то мысли, лихорадочные, взволнованные, которые он не уловил, которые только жаркой волной обдали его и исчезли. Сергей не понимал, почему дрожит, как в ознобе, его рука, пока он писал заявление на имя прокурора республики, почему все время пересыхает у него во рту.

Уже под самый конец, когда заявление было почти написано, Сергей сказал:

— Надо, Иван Григорьевич, и о вашем желании удочерить Марину тоже написать, просто, чтобы ситуация яснее была.

— А как же. Непременно. Желаю, мол, удочерить Марину Владимировну Иванову…

— Что?! — Сергей, опешив, поднял голову и с изумлением посмотрел на Федорова. — Как ее зовут?…

— Я же говорю: Марина Владимировна Иванова.

— Так мы же ее ищем!

Сергей все еще не мог прийти в себя от неожиданного открытия.

Федоров обеспокоенно нахмурился:

— Что она такое сделала?

— Да ничего она не сделала! Пропала. Уехала из своего Волгограда, и все. А ее там ищут.

— Так сирота же!

— На работе забеспокоились. Она же работала.

— Ну, то другое дело. Отпишите им, что нашлась, мол.

— Это обязательно. Но мне бы с ней поговорить надо, Иван Григорьевич.

— Милости прошу к нам, — сдержанно ответил Федоров.

— А что? — оживился Сергей. — Неплохая идея.

Они закончили писать заявление и условились, что вечером Сергей придет к Федоровым.

— Вы только Марину не предупреждайте, — попросил Сергей. — Дело пустяковое, а она разволнуется. Лучше я ей сам все объясню. Хорошо?

— Будь по-вашему.

— А что касается этого, — Сергей положил руку на заявление, — я все сделаю, будьте спокойны. Вам только в Москву придется съездить потом.

— Господи, да я куда хотите поеду, — горестно усмехнулся Федоров. — И все, что присудят, как избавление приму. Тут уж не сомневайтесь.

На том они и расстались.

Сергей позвонил Лобанову, однако того на месте не оказалось. Был уже конец рабочего дня', но Лобанов не мог уйти, не повидавшись с Сергеем. «И где его носит?» — нетерпеливо подумал Сергей. Его просто распирало от желания поделиться своим неожиданным открытием. Подумать только, нашлась Марина Иванова! Теперь наконец удастся выяснить, кто такая убитая в гостинице женщина. Ведь она дала Марине телеграмму, собиралась приехать к ней. Это, наверное, близкие подруги. И Марина, может быть, даже назовет того мужчину. Ей обязательно надо будет показать Семенова.

Тут Сергей вспомнил, что не узнал у Федорова, как Марина появилась у него в доме. Может быть, они были знакомы раньше? Или он знал ее родителей? Или у них общие друзья? Это все следовало бы выяснить, конечно. Но Сергей был так ошеломлен судьбой этого человека, что не смог собраться с мыслями, не смог ни на чем другом сосредоточиться. Ну ничего. Все это он узнает сегодня вечером.

Сергей встал, прошелся по кабинету, рассеянно посмотрел в окно на заваленный снегом пустынный двор, затем вышел в коридор и побрел на второй этаж, в уголовный розыск.

Уже спускаясь по лестнице, он увидел Жаткина. Тот стремительно поднимался ему навстречу, в распахнутом пальто и сдвинутой на затылок шляпе, раскрасневшийся, оживленный, видимо только что приехавший откуда-то. Увидев Сергея, Жаткин радостно заулыбался и, сделав последний, по-мальчишески лихой прыжок, очутился рядом с ним. И Сергею вдруг на миг показалось, что это он сам, только на десять лет моложе, когда еще начинал работу в уголовном розыске. Он тоже был тогда таким же легким, азартным и веселым, так же щеголял своей молодостью и энергией.

— Здравствуйте, Сергей Павлович, а я как раз к вам, — оживленно заговорил Жаткин. — Мы вот только что приехали. Александр Матвеевич, — он оглянулся, — идет следом за мной.

Сергей улыбнулся:

— Положим, еще не идет.

— Ну, я ведь бегом… А вот и он!

Действительно, внизу появился Лобанов в пальто и шапке.

— Что, есть новости? — поинтересовался Сергей.

— Конечно! Идемте к нам.

Они дождались Лобанова и все трое направились в его кабинет. По дороге Сергей шутливо сказал:

— Только не очень-то задавайтесь. У меня новость все равно поважнее. И вообще мне некогда: я сегодня в гости приглашен.

— Да? — Лобанов с интересом поглядел на него. — Если не секрет, то к кому?

— К Марине Владимировне Ивановой.

— Что?! Неужели это та, которую мы разыскиваем?

Сергей важно кивнул головой.

— Вот именно.

Когда они вошли в кабинет, Лобанов энергично заявил:

— К черту. Говори сначала ты.

— Пожалуйста.

И Сергей со всеми подробностями, сам незаметно увлекаясь, пересказал свой разговор с Федоровым. Когда он кончил, в кабинете на миг наступило молчание. Наконец Лобанов сказал:

— Да-а… История… Просто в голове не укладывается. Но все-таки, как хочешь, а я бы… — он покачал головой, — этого Федорова сначала проверил.

— Пожалуй. Но в гости сегодня я к ним пойду.

— Еще бы!

Потом Лобанов сообщил свои новости. Иван Осипович Дубко — так звали толстяка, приехавшего вместе с Дмитрием Петровичем, — хорошо запомнил человека, с которым они столкнулись в первую ночь своего пребывания в Борске. Но когда ему на рынке показали Семенова, он не узнал в нем того человека.

— Вот так, — развел руками Лобанов. — Выходит, разошлись показания.

— И Колосков его не очень-то твердо опознал, — заметил Сергей. — Странно. Ну, а что еще?

— Другая новость получше. Дубко твердо опознал Алека. Хоть тот и был на вокзале в пальто и в шляпе.

— Парень с девушкой в беличьей шубке?

— Во, во.

— Слушайте, — Сергей покачал головой, — меня эта девушка начинает все больше интересовать. Она знакома с Алеком и с Семеновым. Выходит, Семенов должен знать Алека? Тем более что Алек знает его.

— Ну, еще бы. Надо эту девушку найти.

Лобанов посмотрел на Жаткина.

— Она больше не появлялась у Семенова, — виновато вздохнул тот. — Ни дома, ни на рынке. А больше и неизвестно, где ее искать. И вообще мы ничего о ней не знаем. Даже имени.

— Слушай, а в какой шубке эта самая Марина? — неожиданно спросил Лобанов.

Сергей махнул рукой.

— В черной. И вообще это не она. Я же ту девушку видел.

В конце концов было решено «прекратить прения», как выразился Лобанов, и Сергею срочно собираться в гости.

Час спустя Сергей уже шел по длинной, залитой светом улице, сплошь застроенной новыми, светлыми домами. На широких тротуарах было людно. Никто не спешил, шли компаниями, семьями, громко и весело переговариваясь, окликая знакомых. Чувствовалось, что эта новая просторная улица уже стала местом прогулок и вечернего отдыха для жителей. У ярко освещенного входа в кинотеатр толпились люди.

Сергей хорошо помнил адрес и теперь не спеша шел по этой казавшейся ему такой приветливой улице, поглядывая на номера домов. Но чем ближе он подходил к нужному ему дому, тем больше волновался. «Как на свидание иду», — усмехнулся он про себя.

Но вот наконец и тот самый дом. Сергей свернул в большой полутемный двор и уверенно вошел в первый от ворот подъезд. Квартира Федорова находилась на первом этаже. Сергей поднялся на один лестничный марш и позвонил в обитую коричневым дерматином дверь.

Открыл ему сам хозяин. Был он в широком, слегка помятом пиджаке и в галстуке. Седые волосы на этот раз были аккуратно причесаны. Увидев Сергея, Федоров поспешно приложил толстый палец к губам, давая понять, что женщины ничего не знают и знать не должны. Сергей в ответ кивнул головой и, чтобы у Федорова не было сомнений в том, что он его понял, громко сказал:

— Добрый вечер, Степан Григорьевич, — называя Федорова именем, которое тот сам себе когда-то придумал.

25
{"b":"863","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Наследство Пенмаров
Баллада о Мертвой Королеве
Синдром Е
Украденная служанка
И снова девственница!
Резервация
Лавка забытых иллюзий (сборник)
Письма моей сестры
Любовница маркиза