ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В стороне виднелась вывеска чайной. У входа в нее стояла группа парней. Глазами указав на нее, Валька шепнул:

— Вот он… Здоровый такой, с красной рожей. В ватнике…

В компании парней действительно выделялся высокий, широкоплечий парень с красным, угреватым лицом и наглыми, чуть навыкате, глазами. На нем был потертый ватник и кепка с коротким, еле видным козырьком, лихо сдвинутая назад с потного лба. Поблескивая глазами и сочно похохатывая, парень с увлечением, явно рисуясь, что-то рассказывал приятелям. Те слушали с интересом, уважительно, некоторые даже подобострастно.

Сергей, не поворачивая головы, тихо сказал Вальке:

— Ты отойди. Пусть не видят, что мы вместе. Сейчас чего-нибудь придумаем.

Он минуту стоял, размышляя, потом стал решительно протискиваться сквозь толпу к чайной.

Бесцеременно растолкав парней, Сергей подошел к Сеньке. Тот, оборвав свой рассказ, настороженно оглядел его с ног до головы…

— Слушай-ка, — деловито и строго обратился к нему Сергей, — ты куда интуристовскую машину вчера угнал? Давай сразу говори.

— Чего? — изумленно уставился на него Сенька.

— Машину куда дел, спрашиваю? — еще строже повторил Сергей. — Сразу говори.

— Да ты что?… Ты откуда свалился?… — Сенька все еще не мог прийти в себя от изумления.

Кругом насмешливо загалдели:

— Да он руль от тросточки не отличит…

— Он сроду в машине не сидел…

— Чего прицепился? Это я угнал…

Сергей нетерпеливо махнул рукой:

— Стой, ребята. Стой. Надо разобраться. Тут, братцы, шум на весь город. Международный скандал, в общем. Миллионер с супругой из ФРГ проездом у нас остановился. В гостинице. Утром выходит — черного «форда» и нет. У него сигара изо рта аж вывалилась. Супруга — во тетя, — он широко развел руки, — бац! В обморок. А сам…

Парни сгрудились вокруг Сергея, неудержимо хохоча. Больше всех развеселился Сенька, чувствуя себя в некотором смысле героем этой занятной истории и в то же время поняв, что он тут явно ни при чем и ничто ему не грозит.

Сергей между тем не жалел красок, описывая возникший переполох вокруг неведомого миллионера. И в конце обратился к Сеньке:

— …Так что уж будь добр, дойдем до милиции, ты хоть подтвердишь, что не угонял. Я — человек новый, мне дали приметы, я и ищу. А ты заодно на эту акулу посмотришь. На живого капиталиста, так сказать.

Глаза у Сеньки заблестели от охватившего его азарта, и он с готовностью ответил:

— А чего ж, пошли. Я тут, как стеклышко, чист. — И лихо подмигнул приятелям: — Поглядим, что за миллионер, чего на нем есть.

Парни снова весело загалдели.

Всей группой они двинулись к выходу из рынка.

За ними, прячась в толпе, двигался Валька, сгорая от желания узнать, как удалось уговорить Сеньку идти в милицию. На улице он, однако, отстал, боясь попасться тому на глаза.

Сергей и Сенька шли впереди, горячо обсуждая мнимое происшествие. Сенька интересовался подробностями, и Сергей на них не скупился. Фантазировал он легко и даже с увлечением, черпая материал из своей богатой практики и лихорадочно вспоминая все, что он читал о быте и повадках миллионеров, уснащая это такими деталями, которые ни одному миллионеру, вероятно, и не снились, но вызывали бурную реакцию слушателей.

Главное тут заключалось в том, чтобы у Сеньки не пропал интерес, не прошло эдакое легкое головокружение, ощущение неожиданности, чтобы он не задумался о других сторонах своего визита в столь опасное и ненавистное для него учреждение, как милиция. Поддерживать это головокружение помогала неотстававшая компания Сенькиных друзей, не меньше его возбужденных и заинтересованных неожиданным происшествием.

Когда подошли к управлению, Сергей в своем рассказе как раз дошел до самого интересного: описания быта миллионерской четы на их пути от границы. Рассказывал он все это так живописно и подробно, что у неискушенных его слушателей могло создаться впечатление, что он все это время жил бок о бок с этими «акулами капитализма».

Молоденький постовой милиционер у входа в управление изумленно и чуть растерянно смотрел на подошедшую компанию. Парни развязно гоготали, столпившись вокруг Сергея, и тому никак не удавалось подать знак постовому, который его не знал, что все это так и задумано, что ему теперь надо быстро провести Сеньку в здание, не теряя времени на обычную процедуру выписки пропуска.

Между тем Сергей почувствовал, что тревожное ощущение непосредственной близости такого учреждения, как милиция, начинало овладевать его слушателями и с минуты на минуту Сенька мог опомниться и взбунтоваться.

Неизвестно, чем бы это все кончилось, если бы из подъезда вдруг не выскочил Жаткин, веселый, даже приветливый и с виду совсем не опасный. Он как-то незаметно проник в самую середину компании, где стоял Сергей, и беззаботно воскликнул, видимо, чутьем уловив настроение окружающих:

— Пришли, да? Наконец-то.

Сергей, предупреждающе взглянув ему в глаза, сказал:

— Тут, Володя, недоразумение надо выяснить. Машину ту он, оказывается, не угонял.

— Это мы мигом, — махнул рукой Жаткин, ничем не выдавая своего удивления. — Пошли.

Сенька горделиво ухмыльнулся и, подмигнув приятелям, вразвалочку, не торопясь, отправился вслед за Жат-киным к подъезду, провожаемый залихватскими выкриками разошедшихся парней. Сергей пошел следом за Сенькой, бросив остальным:

— Вы, ребята, топайте. Сенька все потом расскажет.

С облегчением вздохнул он, только когда захлопнулись за ним высокие двери управления.

У себя в кабинете Сергей усадил Сеньку к столу и, сев напротив и закурив, сказал:

— Ну вот. Теперь и поговорить можно, К угону тому ты и верно, непричастен. Но раз уж встретились, хочу кое о чем тебя расспросить.

Сенька настороженно подобрался и, набычившись, хмуро взглянул на Сергея:

— О чем это? Пришить чего хочешь?

— Все твое к тебе и так пришито, чужое уже пришивать некуда, Сеня.

— А о чем же тогда толковать? — грубо спросил Сенька. Глаза его зло сузились.

Сергей, словно не замечая происшедшей в нем перемены, все тем же добродушным тоном сказал:

— Ты меня, Сеня, пойми правильно. Сажать мы тебя пока не собираемся. — Не пойманный — не вор. Так?

— Во, во. А потому…

— А потому слушай дальше. Ты же карманник, тебя только с поличным ловить можно. На месте. Если я тебе о твоих недавних кражах напомню, так ведь это для тебя значения не имеет?

— Ну так и напоминать нечего. Не меньше вас понимаю, — враждебно ответил Сенька. — Зачем приволок-то?

— А вот зачем. Допустим, совершаешь ты карманную кражу. Или кто другой, к примеру. Тебе что нужно? Тебе деньги нужны, вещичка дорогая, так?

— Ну, если к примеру, то так.

Сенька явно заинтересовался поворотом разговора.

— А нужен тебе, скажем, паспорт?

— Свой не знаю куда девать, — усмехнулся Сенька.

— Свой — допустим, а чужой? Вот, к примеру, на по следних кражах ты только паспорта и брал. Зачем? И кому ты их отдал, Сеня, а?

— Никому не отдал.

— Ну, брось. Отдал. Тебе, может, сказать кому? Может, палатку его на рынке показать?

В глазах у Сеньки мелькнула тревога.

— Ничего не знаю, — упрямо ответил он.

— Знаешь. Боишься, значит? Человек тот, конечно, зубастый.

Сенька презрительно усмехнулся, но смолчал.

«Не боится он Семенова, — отметил про себя Сергей. — Еще одно доказательство, что на убийство тот не пойдет. Тут характер нужен. И Сенька бы его почувствовал».

Тем временем Сенька, что-то соображая про себя, менялся на глазах. Круглое угреватое лицо его выразило вначале сомнение, потом озабоченность и наконец испуг. Глаза блудливо забегали, а сам Сенька беспокойно заерзал на стуле.

Сергей сразу уловил эту перемену, но объяснить ее пока не мог. Оставалось ждать. И мешать Сеньке переживать тоже не следовало.

Чтобы заполнить паузу, Сергей, не торопясь, закурил.

Наконец Сенька, видимо, на что-то решился. Это было заметно по тому, как перестали бегать его глаза. А рука почему-то машинально опустилась в карман.

30
{"b":"863","o":1}