ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Так. Ну пошли.

В просторной, хорошо обставленной комнате было нестерпимо светло и жарко. Горели сильные переносные лампы на раздвижных штативах. Молоденький паренек-фотограф делал снимки. Он то приседал, то вставал на стул, аккуратно постелив на него газету.

Над металлической ручкой двери, ведущей в следующую комнату, склонился толстый пожилой эксперт, лысина его и складки шеи побагровели от напряжения.

У круглого стола посередине комнаты расположился еще один сотрудник и неловко, на самом краю его, что-то писал, стараясь не задеть стоявшие рядом стакан, тарелки и рюмку.

— Викентий Иванович, — окликнул Лобанов эксперта.

Тот с усилием выпрямился и, отдуваясь, поправил сползшие на нос очки с сильными стеклами.

— Что успели установить? — спросил его Саша.

— Да пока немного. Дверной замок, изволите ли видеть, в абсолютном порядке. Ну, пальчики кое-где…

— Не бедно жил гражданин Семенов, — иронически заметил Сергей, оглядывая комнату. — Совсем не бедно. — И, обращаясь к Лобанову, предложил: — Начнем с пистолета?

И все бывшие в комнате удивленно насторожились при этих словах.

— Можно, — согласился Лобанов и спросил у фотографа: — Вы закончили?

— Последний снимочек, — торопливо ответил тот, опускаясь на одно колено. — И перейду в спальню.

— Только сначала, — вмешался Сергей, — снимите отдельно и покрупнее вон те два подоконника.

— Сию минуту…

— А где понятые? — обернулся Лобанов к одному из сотрудников.

— Ребята уже пошли за ними.

— Тогда подождем. И следователя тоже.

Сергей подошел к столу и придирчиво его осмотрел.

— А закусывал и выпивал тут всего один. Очевидно, Семенов.

— На всех предметах пальцы одного человека, — добавил эксперт, близоруко щурясь и протирая платком снятые очки. — Кроме вон того графинчика. На нем, мне кажется, еще какие-то следы. Попробуем идентифицировать.

— Это очень важно, — задумчиво произнес Сергей. — Снотворное было подсыпано, скорей всего, туда. И это сделал, конечно, не Семенов.

Вскоре приехал следователь прокуратуры, пришли понятые — мужчина и женщина из соседнего домика, заспанные, торопливо одетые.

— Господи, да чего же тут случилось? — испуганно проговорила женщина, оглядываясь по сторонам.

В глазах мужчины светилось любопытство.

Начался обыск.

Сергей подошел к одному из подоконников. Он уже давно заметил, что тот явно сдвинут и на полу под ним виднелись следы ссыпавшейся штукатурки.

— Что-то больно уж небрежно обращается гражданин Семенов со своим тайником, — усмехнулся Сергей.

— Гм… Да… — покачал головой Лобанов. — Странно…

Сергей ухватился руками за края подоконника и с силой рванул его на себя. Толстая доска с хрустом вылезла из боковых пазов в стене. Под доской, в кирпичной кладке, оказалось довольно большое неровное углубление. И все увидели на дне его пистолет.

Старик эксперт осторожно, двумя пальцами, взял его, фугой рукой вытаскивая из кармана пиджака большую лупу на тонкой черной ручке. Подойдя поближе к ярко горевшей в углу переносной лампе, он стал внимательно исследовать находку.

Осмотр квартиры тем временем продолжался.

В спальне, под подушкой неразобранной постели, обнаружили коробочку с порошками снотворного, половины порошков там не хватало.

А за широким полированным платяным шкафом, неровно придвинутым к стене, обои оказались разорванными, и за ними виднелось большое пустое пространство.

— Весьма… странно… — пропыхтел старик эксперт, обследуя края обоев около пола. — Они легко и аккуратно… приподнимались… Зачем надо было их рвать?…

— Значит, лазил туда не хозяин, — опускаясь на корточки, заметил Сергей. — Посмотрите, что-то, мне кажется, там просыпано…

Эксперт, держа в руке лупу, кряхтя просунулся за свисавшие края обоев. При этом складки шеи и затылок его снова побагровели. Из столовой на длинном шнуре принесли яркую лампу. Через минуту старик, отдуваясь, поднялся и отряхнул колени.

— Гашиш… — запыхавшись, сообщил он.

Потом так же тщательно и методично были осмотрены кухня, коридор, ванна, все двери и окна, каждая половица на полу, каждый сантиметр стены.

Любой предмет, даже любая соринка, комочек грязи, обрывок бумаги — все могло нести на себе след разыгравшихся тут ночью событий, послужить единственной, может быть, ниточкой, ведущей к разгадке того, что произошло.

Такой осмотр требовал времени и сил, но главное — он требовал нервов, требовал непрерывного напряжения. Только бы ничего не пропустить, даже самого малого и на первый взгляд не стоящего беглого, мимолетного внимания.

Даже Сергей — уж на что он, кажется, привык к такому осмотру! — и тот ловил себя порой на невольном, желании что-то, совсем пустяковое, пропустить.

Ну, подумаешь, в конце концов, край окантовки какой-то фотографии заклеен свежей полоской. Отклей! Ничего? Ну, вот теперь иди дальше. Полка с книгами? Посмотри книги. Нет, каждую в отдельности. Перелистай. И не спеши, не спеши… А вдруг между страницами… Ничего? Вот теперь иди дальше. Строго по часовой стрелке иди. Что там за веником, у стены? Кучка мусору? Нагнись, нагнись…

Вот так каждую минуту командовал себе Сергей и при этом зорко следил за другими.

В конце концов общая картина происшествия стала ясна. Она постепенно проступила, как на переводной картинке, после того как по ней осторожно поводили смоченным в воде пальцем.

Итак, Семенов вечером вернулся домой. Он пришел один. Голодный. На кухне приготовил ужин, расположился за столом в комнате. Сначала, не утерпев, съел немного картошки с салом. Потом из графина налил себе водки, отравленной кем-то водки, выпил и тут же закусил шпротиной прямо из банки. Но больше ничего съесть не успел… Позже появился кто-то еще. Открыл наружную дверь ключом: никаких следов отмычки на вполне исправном замке не обнаружено. Пришедший или пришедшие очень торопились, и они знали, что им нужно. Они ничего не искали, не выдвинули ни одного ящика в серванте или в письменном столе, не притронулись к постели, не открыли шкаф, они сразу отодвинули его и торопливо выволокли что-то тяжелое из тайника в стене. В тайнике был гашиш, скорей всего — чемодан с гашишем. Но самые интересные данные принес осмотр пистолета. На нем были обнаружены отпечатки пальцев, по-видимому, разных людей. Разных! Это было очень важно.

Оперативная группа работала в доме Семенова несколько часов.

* * *

В то воскресное утро Георгий Урманский позволил себе спать сколько душе угодно. Ленивая дрема смыкала веки. Он то просыпался, то снова блаженно засыпал. Неспешно и путано возникали какие-то мысли, текли, обрывались, наплывали другие…

Когда он открывал глаза, то видел стоявший рядом с диваном, на котором спал, низенький столик, лампочку а нем, как изогнутый на стебле цветок, строгий квадратик будильника, а рядом пепельницу и пачку сигарет.

А в другой раз, приоткрыв глаза, он видел стоявший стороне журнальный столик, заваленный пестрыми номерами «Смены», «Науки и жизни», «Юности», «Экрана»… Чего он только не выписывал! А на ковре, под стоиком, высовывались из-за ножек кресла черные шары гантелей… Письменного стола видно не было, роскошного, светлого финского стола с красивыми, разной глубины ящиками, с выдвижной доской для пишущей машинки, который он привез в прошлом году из Москвы. Одно наслаждение работать за таким столом…

Георгий сладко потянулся и снова прикрыл глаза… Нет, сон внезапно пропал. Какое-то неясное, тревожное чувство заставило окончательно пробудиться и посмотреть на часы. Ого! Одиннадцатый час!

Георгий решительно откинул одеяло и, продев ноги в шлепанцы, в трусах и майке побежал в переднюю, к почтовому ящику. Вернулся он с узкой пачкой газет и немедленно развернул первую из них, жадно проглядывая заголовки статей и телеграмм. Увлекшись, он так и стоял посреди комнаты, пока не проглядел все газеты. Потом он нагнулся за гантелями и принялся крутить их, приседая, сгибаясь, выкидывая руки то вверх, то в стороны, пока бисеренки пота не проступили на лбу и не сбилось дыхание.

37
{"b":"863","o":1}