ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Я слежу за тобой
Это слово – Убийство
Сломленный принц
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Принцесса под прикрытием
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Белая хризантема
Письма к утраченной
Здесь была Бритт-Мари
A
A

Поезд подходил к Борску.

В купе зашла проводница, разложила на коленях черную клеенку с карманчиками, на каждом стоял белый номер.

— Билеты вам надо? — спросила она.

— А как же! — весело откликнулся толстяк. — Мы, милая, служивые. С нас отчет требуют.

Проводница вручила им билеты, потом собрала постели.

— Подъезжаем, — сказала она выходя. — Стоянка пятнадцать минут, а то и меньше: идем с опозданием.

В соседних купе люди уже укладывались спать.

Дмитрий Петрович в пальто с поднятым воротником и в шляпе, поблескивая стеклами очков, уже нетерпеливо топтался в проходе, держа в руке потертый фибровый чемодан.

Поезд стал заметно сбавлять ход.

За окном поплыла высокая освещенная платформа: люди, носильщики в белых фартуках с тележками в руках.

Пассажиры — а их оказалось довольно много — сгрудились в проходе.

Наконец состав с лязгом остановился. Дмитрий Петрович и его спутник вслед за другими вышли из вагона и невольно огляделись.

— Бр-р, довольно холодно, однако, — бодро произнес толстяк. — Ну что ж, двинулись?

— Да, да, конечно, — откликнулся Дмитрий Петрович. — Действительно, ужасно холодно.

Они пошли по платформе, обходя стоящих там людей, к светящейся далеко впереди надписи: «Выход в город».

Вдруг Дмитрий Петрович резко остановился и упавшим голосом произнес:

— Боже мой, кажется, это он…

Толстяк сделал по инерции еще несколько шагов вперед, потом удивленно оглянулся и, видя, что его спутник растерянно топчется на месте, вернулся к нему.

— Что с вами, батенька? Чего вы потеряли?

— Вы знаете… знаете… Я даже боюсь сказать… но, по-моему, — залепетал Дмитрий Петрович и неожиданно стал внимательно разглядывать свой чемодан. Толстяк тоже нагнулся над чемоданом.

— Ну что с ним случилось? Да не волнуйтесь так. Подумаешь…

Но Дмитрий Петрович внезапно перешел на свистящий щепот.

— Что «подумаешь»? — сердито произнес он. — Взгляните. Только, бога ради, незаметно. Вон у того столба, где фонарь, вы видите человека? Высокий такой, полный, в пыжиковой шапке?

— Ну, вижу — иронически ответил толстяк. — Это кто? Переодетый принц крови или сбежавший…

— Мне кажется, это он. Вы понимаете? — прошептал Дмитрий Петрович. — Тот самый, который тогда деньги унес.

— Да вам просто мерещится. Ну откуда ему тут взяться? — решительно возразил толстяк. — Пойдемте, пойдемте, ведь холодно так стоять.

— Не могу… — жалобно произнес Дмитрий Петрович. — Это ужасно. Но надо… надо его задержать…

— Что-о? Да вы с ума сошли! Я вас уверяю, что вы ошиблись…

В это время человек, на которого указывал Дмитрий Петрович, оглянувшись, торопливо отошел в сторону и мгновенно пропал из виду.

— Боже мой, он, кажется, прячется от нас, — взволнованно прошептал Дмитрий Петрович.

— Он от ветра прячется, а не от нас, — сердито возразил толстяк.

Но через секунду им все стало ясно.

К месту, где только что стоял человек, подошли двое — высокий парень в шляпе и черном пальто и девушка в беличьей шубке. Девушка сказала что-то, и парень, подняв руку, крикнул:

— Мы здесь!

От толпы пассажиров, двигавшейся по перрону, отделились и подошли к ним два человека, в руке у одного из них был чемодан, большой и, видимо, тяжелый. Девушка сказала:

— Прошу знакомиться. Это…

Ее слова потонули в шуме голосов.

Дмитрий Петрович огляделся и неуверенно сказал:

— Здесь же должен быть какой-нибудь милиционер. Мы ему только скажем…

— Ах господи, ну откуда он здесь будет? — досадливо возразил толстяк. — Вы пойдете наконец или нет?

— Вы хотите, чтобы мы ушли?

— Да, я хочу, чтобы мы ушли!

Они снова заспорили, все еще делая вид, что возятся с чемоданом.

Между тем около фонаря происходил следующий разговор:

— Ну что же, поедем? — обратилась к владельцам чемодана девушка. — Там и переночуете.

Те, державшиеся все время очень настороженно, переглянулись, и один из них ответил:

— Не. Мы в гостинице ночевать будем. Утром придем.

— Не советую, — многозначительно произнес высокий парень.

— А почему, э? — осторожно спросил второй из приехавших.

— Там сегодня, мне сказали, ЧП случилось. Трясут всех подряд.

— Это что значит — ЧП? — снова спросил второй. — Объясни, пожалуйста.

— Ну, как сказать? — усмехнулся парень. — Происшествие, одним словом. Умер кто-то, что ли. Милиция всех проверяет.

— Ага. Понял, понял. Спасибо, — закивал головой тот и снова посмотрел на своего молчаливого товарища, потом спросил у девушки: — Почему Петя не пришел, э? Почему незнакомый человек с собой взяла?

— Страшно одной-то. А Петя вас ждет. Он сюда идти не захотел. Он, знаете, ведь какой осторожный, — ска зала девушка.

Приезжий покачал головой.

— Незнакомый человек приводить плохо. Верить не будем. — Он снова посмотрел на высокого парня. — Надежный, э?

— Конечно надежный, — поспешно заверила девушка.

— И заработать любит? Большие деньги заработать?

— А кто не любит?

— Конечно, конечно, — закивал головой приезжий. — Кто не любит. Далеко живут, э?

— Совсем недалеко, дорогой, — вмешался высокий парень. — Быстро дойдем. А может, такси подвернется.

— Отдельный дом будет?

— Отдельный. Совсем отдельный.

— Сад кругом?

— Двор. И выхода два, на две улицы. Мы тоже, дорогой, понимаем.

Парня, кажется, начинал раздражать этот разговор. Но приезжий словно не замечал этого.

— Хорошо! — щелкнул он языком и обернулся к товарищу: — Поедем, Ваня, э?

Тот в ответ кивком головы отозвал его в сторону и, подняв чемодан, отошел сам.

— Минутку одну. Посоветоваться надо, — сказал второй.

Они пошептались о чем-то, потом подошли, и тот, кого второй назвал Ваней, грубовато сказал:

— Согласны. Только глядите, если что — кишмиш сделаем, — и с угрозой добавил: — Мы народ серьезный, шуток не понимаем.

Приезжие подняли свой чемодан, и вся группа торопливо двинулась по платформе к выходу в город.

— Смотрите, смотрите, — встревоженно прошептал Дмитрий Петрович. — Этот человек пошел за теми людьми. Я боюсь, он чего-то задумал. Может быть, их предупредить?

— Конечно. И они его сразу задержат, — обрадованно подхватил толстяк. — Я не понимаю, как вы не мерзнете? Меня все-таки толщина спасает, и то…

— Что вы! Я просто ужасно замерз, ужасно, — воскликнул Дмитрий Петрович. — Боюсь, что завтра…

— А! Вы все время чего-то боитесь, но ведете себя, как мальчишка, честное слово.

Переговариваясь, они шли по платформе, не спуская глаз с полного человека в пыжиковой шапке. Тот двигался осторожно, стараясь спрятаться за спинами идущих впереди людей.

Когда вышли на пустынную в этот поздний час привокзальную площадь, толстяк сказал:

— Давайте прибавим шаг и догоним их.

— Нет, нет, не сейчас, — испугался Дмитрий Петрович. — А то он увидит, как мы подойдем, и… и скроется, не дай бог. Или вдруг еще меня узнает.

— Ну, знаете. Вы просто профессиональный сыщик, оказывается. Только учтите, что потом будет еще труднее подойти. Здесь, по крайней мере, люди кругом.

— Да, вы правы, — нерешительно произнес Дмитрий Петрович.

Между тем люди, за которыми шел неизвестный, пересекли площадь и скрылись за углом какой-то улицы. Человек последовал за ними, и Дмитрию Петровичу с его спутником не оставалось ничего другого, как двинуться в том же направлении.

Впереди открылась длинная, пустынная улица, освещенная редкими фонарями.

Неожиданно Дмитрий Петрович ускорил шаг и, руководимый, кажется, больше отчаянием, чем отвагой, стал догонять идущего впереди человека.

Толстяк с тревогой спросил:

— Вы, собственно, что хотите сделать?

— Остановить его…

— Ну, а дальше?

— И… и потребовать… чтобы те слышали…

— Вы с ума сошли! Да он вас…

— Но они же помогут в случае чего… И потом нас, в конце концов, двое. Он не посмеет.

В это время человек услышал шаги за собой и оглянулся. Но, решив, видимо, что эти двое опасности для него не представляют, спокойно двинулся дальше. То, что его догоняют, показалось ему, наверное, вполне естественным: люди спешат, замерзли, и, конечно, с поезда, раз у обоих чемоданы.

8
{"b":"863","o":1}