ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Педагогика для некроманта
Песнь Кваркозверя
Маленькая женщина в большом бизнесе
Девушка из Англии
Мир уже не будет прежним
Черная башня
Ложь без спасения
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Dead Space. Катализатор
A
A

Когда Леров и Ибадов ушли, Сергей посмотрел им вслед.

— Хорошие у тебя ребятки. Надежные.

— Неплохие, — согласился Вальков.

— Надо только приучать их к самостоятельности, — добавил Сергей. — Пусть сами принимают решения и несут за них ответственность. На порученном участке, конечно.

Вальков суховато кивнул в ответ. Он понял намек.

— А теперь, — предложил Сергей, — давай поищем новые линии работы по этому делу. У меня уже нет сомнений: Гусев каким-то образом попал в шайку. За ним охотился Рожков. Он дружил с Каримом, тоже членом шайки. Наконец, он влюбился в Дину, которая любит другого, и об этом знал Рожков, знал, потому и сказал: «Бабу не поделили».

— Может быть, она любит Рожкова?

— Вряд ли. Что-то непохоже. Он бы так легко об этом не сказал. Но вот Гусев… Он был членом шайки… и вдруг «завязал»… Тогда они решили его убрать…

Сергей задумался.

— Все это вполне возможно, — подтвердил Вальков и добавил: — Может быть, еще раз допросить Рожкова? Он ведь все знает. И эта записка, где они продают его с потрохами, развяжет ему язык.

— Рано его допрашивать. Одной запиской язык ему не развязать. Это преступник опытный. Он понимает, что ему грозит за убийство. И придумал самый подходящий мотив — ревность. И вешать себе на шею еще и участие в какой-то опасной шайке он не будет. Кроме всего прочего, тогда появится совсем другой, куда более тяжкий мотив убийства. Нет, если его не припереть к стенке уликами, он ничего не скажет. А у нас их пока нет. Только записка. Этого мало. И ее надо приберечь. Но вот Гусев… Гусев… Что-то тут есть, черт возьми!

Они еще долго сидели с Вальковым, припоминая и обсуждая каждую деталь, каждый самый мелкий факт в этом запутанном деле.

Потом Сергей говорил с Борском.

На этот раз к телефону подошел Лобанов.

— Привет, старик, — обрадованно произнес он. — Как самочувствие?

— Порядок, порядок. Как твое самочувствие, лучше скажи?

— Отлично! Все просто отлично! — прокричал Лобанов.

— В больнице, говорят, пропадаешь?

— Зачем? Это, старик, уже пройденный этап. — И вдруг, понизив голос, торопливо добавил: — Знаешь, у нее муж действительно врачом был.

— Что значит «был»? — улыбнулся Сергей. — А теперь он кто?

— Теперь тоже. Но прохвостом оказался. Наташа от него ушла. И сына забрала. Ох, какой сын, ты бы видел! Очень перспективный парень, честное слово.

— Ну, ну. Я вижу, у тебя и в самом деле на этом фронте порядок. А вот как на другом, посмотрим. Где Семенов?

— Еще в больнице.

— А Стукова?

— Взята подписка о невыезде. Возбуждено дело.

— Не арестовали?

— Дочь ведь у нее. Да и следствию уже помешать не может. Присматриваем, конечно. Никаких писем, ни каких гостей. Притихла.

— Догадываюсь. Она уже сообщила кому-то сюда, в Ташкент, что арестован Рожков. И насчет брата, видимо, тоже. К счастью, все обернулось нам на пользу.

— Вот как! — Голос Лобанова стал напряженным и злым. — Ну это мы учтем, будь спокоен.

— Да уж постарайтесь. Имей в виду, ей могут звонить из Ташкента.

— Понятно.

Они простились.

Потом Сергей выехал в одно из почтовых отделений к Лерову. Тот по телефону сообщил, что наткнулся на очень подозрительный адрес. Тщательная проверка, однако, заставила отбросить это подозрение.

Вечером Сергей усталый вернулся в гостиницу.

Получая у дежурной ключ от номера, он спросил:

— Я тут оставил записку. За ней приходили?

— Приходили, приходили, — подтвердила та. — Женщина какая-то. Вы ведь не написали, кому именно отдать.

— Не знал, кто придет. Да и неважно, — махнул рукой Сергей. — Получили, и ладно. Спасибо.

Он прошел по коридору к своему номеру и открыл дверь. Зайдя, Сергей внимательно осмотрелся. Нет, как будто никто сюда без него не входил, за исключением горничной, конечно. Ее следы были налицо: чистая пепельница, туфель под кроватью не видно, загнаны к стенке, кресло около стола сдвинуто в сторону.

Тем не менее он выдвинул один за другим ящики письменного стола и убедился, что там все в порядке и даже листок бумаги, как бы случайно положенный так, что его нельзя не сдвинуть, если дотронешься до содержимого ящика, и тот лежит на своем месте. Затем Сергей вытащил чемодан и убедился, что и туда никто не заглядывал.

Он закурил и подошел к окну. Огромная площадь жила своей обычной, шумной, суетливой жизнью. Светились вдали зеркальные окна, ресторана, над ними переплелись в длинном названии разноцветные неоновые трубки. Мелькали огни машин. В окно врывались гудки, урчание моторов, чьи-то возгласы, обрывки музыки… И тонкий аромат роз на подоконнике.

Сергей размышлял. Итак, записка получена. Интересно, что они предпримут дальше. Ведь встретиться же необходимо. Это они понимают. Как же они организуют эту встречу? И как они ее обставят, обезопасят себя? И как поступить ему, когда встреча произойдет? Задержать? Это ничего не даст. Их придется тут же отпустить. Если, конечно, не придет сам Юсуф. Его опознает Трофимов. А других никто не опознает. Например, Карима. Рожков опознавать его не будет, а больше некому. Да, их придется сразу отпустить. И как их задержать? Хорошо, если придет один человек, ну два. А если больше? И встречу они устроят, конечно, внезапно, так, как удобно им. Отказаться? Но тогда все, ниточка будет оборвана. Ну нет. Он все-таки потянет за эту ниточку, а там будет видно, кто на ее конце. И надо быть ко всему готовым, к любой хитрости. Они ведь тоже боятся. Вот, например, позвонит сейчас телефон…

И, словно подслушав его мысли, на столе резко и неприятно зазвонил телефон. Сергей вздрогнул и торопливо подошел к стулу. Надо же, черт возьми!

— Слушаю, — произнес он как можно спокойнее.

— Сергей Павлович? Добрый вечер. Это Мальцева, из газеты. Так вы уже дома?

И Сергей с невольным облегчением ответил:

— Дома. И мы можем встретиться, если хотите. Мой номер триста седьмой.

Он совершенно забыл о звонке этой Мальцевой и потому был с ней сейчас особенно любезен, видимо из чувства раскаяния: обещал и забыл, это уже никуда не годилось.

— Спасибо. Я выезжаю…

Голос женщины, как ив первый раз, звучал энергично, весело, да же обрадовано.

Сергей положил трубку и огляделся. Как будто все в порядке и можно принимать прессу. Интересно, о чем будет спрашивать его эта Мальцева? Зачем он приехал в Ташкент? Или где он родился? Кто его родители? Почему он выбрал такую профессию? М-да.

Сергей, разгуливая по комнате, досадливо закурил и снова подошел к окну. Вид оживленной площади, мелькание огней там неожиданно подействовали на него успокаивающе. «Ладно, — решил он, — как-нибудь выпутаюсь».

В дверь негромко постучали.

Сергей поспешно открыл ее, успев по дороге зажечь свет: в комнате стало уже совсем темно.

На пороге стояла высокая смуглая молодая женщина в легком бежевом платье с коричневой сумкой на длинном ремешке через плечо. Сергей отметил про себя независимый и в то же время смешливый взгляд ее черных глаз.

— Можно? — улыбнувшись, спросила она.

— Да, конечно. Я вас жду, — торопливо сказал Сергей.

Женщина была очень хороша собой, и это невольно сковывало его.

— Присаживайтесь, — сказал он. — Вот на диван. Или к столу. Как вам удобнее.

— Спасибо. Я вот сюда сяду.

Она опустилась на диван возле круглого столика с огромной хрустальной пепельницей посередине.

«Сейчас начнет записывать каждое слово», — с беспокойством подумал Сергей.

— К сожалению, я ничем не могу вас угостить, — вдруг сказал он, сам огорченный этим откровением.

— Ну что вы! — засмеялась Мальцева. Имейте в виду, во-первых, это вы у нас в гостях. А во-вторых, я пришла по делу. Кстати, меня зовут Алла Георгиевна, это если вы захотите обратиться ко мне по имени.

— Наверное, захочу, — улыбнулся Сергей.

— А вы раньше бывали у нас в Ташкенте?

— Нет, и очень жалею.

— Как же так? — удивилась Мальцева — Вам же много приходится ездить.

95
{"b":"863","o":1}