ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все, гражданин Мушанский, песенка ваша на этот раз спета.

Я возвращаюсь в отдел, ребята мои тоже.

Состояние у меня такое, что ни за одно дело я взяться не могу. Все валится из рук. Наконец-то я увижу этого негодяя, своими глазами увижу. Больше месяца я охочусь за ним. Он совершил шесть краж и чуть не убил человека. Это по одной только Москве. Шутка ли!

Под вечер меня вызывает Кузьмич и приказывает отправляться домой.

— Без тебя управимся. Отдыхай, — ворчливо говорит он. — Долечивайся. Светлане, кстати, позвони. Небось неделю не звонил.

— Почему не звонил? — обиженно возражаю я. — Чуть не каждый день звоню. А уехать я сейчас не могу, Федор Кузьмич, как хотите.

— Это еще почему?

— Не могу. Я должен увидеть этого типа. Я о нашей встрече месяц уже мечтаю. Во сне ее вижу.

— Вот и давай в последний раз во сне ее погляди, — усмехается Кузьмич.

— А завтра наяву увидишь.

— Не могу я уехать! — в отчаянии восклицаю я. — Убейте, не могу.

Кузьмич пожимает плечами. Сам он, между прочим, тоже, видимо, не собирается уезжать.

А я не знаю, куда себя деть. Даже читать ничего не могу. Позорно проигрываю две партии в шахматы подряд Пете Шухмину, которому ни разу еще не проигрывал. Потом я проигрываю Вале Денисову. Ну этот хоть первокатегорник, ему проиграть не стыдно, хотя в другое время мы бы еще потягались с ним. Два раза звоню Светке, отрывая ее от работы. Она готовится к какому-то докладу, но терпелива со мной как ангел.

— Ну давай серьезную партию, — предлагает мне Валя.

Я только машу рукой. Около двенадцати часов ночи мы наконец разъезжаемся по домам.

А утром я узнаю потрясающую новость: Мушанский ночевать не явился! И вообще ни в одном месте, где его ждали, он за эти сутки не появился. Ушел, подлец. Из рук прямо ушел. Вы представляете?

Злым ветром - image010.png

Глава 5

КУЗЬМИЧ РАСКРЫВАЕТ КАРТЫ

Мы сидим в кабинете у Кузьмича, и он досадливо говорит:

— Что-то его здорово испугало, милые мои. Скорей всего последний случай в гостинице. Понял, что в Москве ему появляться опасно. Если уж та дежурная его узнала, значит, и в любой другой гостинице может случиться то же самое.

— По-вашему, удрал из Москвы? — спрашивает Игорь.

Он сегодня особенно хмур и сдержан. Я безошибочно определяю, что утром Игорь опять поссорился со своей Алкой. Ему, между прочим, нелегко с ней приходится, хотя Алла его по-своему любит. Она внешне напоминает мне чем-то Варвару. Тоже статная, белозубая, черноглазая, и на нее тоже заглядываются. Но строга Алка до невозможности и отшивает от себя в два счета. У нее и взгляд такой суровый, что не всякий рискнет к ней подступиться. Игорь женат на ней уже четыре года. Он мне как-то признался, что подкупила она его именно своей неприступностью. «Люблю бороться с трудностями», — смеялся он. Ну вот и доборолся. Алка всем хороша, но женой оперативника она быть не создана. Во-первых, она дико ревнива. Игорь ее собственность, и ни с кем она делить его не намерена, даже с работой. Вот, например, эту ночь Игорь, как известно, провел на вокзале. Но рассказать Алке, где ему пришлось быть, он не может. И она, уж конечно, надулась, она ревнует его к кому-то и ничего поделать с собой не может, да, впрочем, и не намерена. Срывается по пустякам и треплет всем нервы. Я как-то попытался провести с ней воспитательную работу. Куда там! Ничего не поняла и ни с чем не согласилась. «Я тоже человек, — заявила. — Знала бы его работу, замуж не пошла».

Это просто счастье, что Светка совсем другая. Мне даже иногда обидно, до того она меня не ревнует. И когда Алка ей что-нибудь такое говорит и жалуется на Игоря, она только смеется. Светка удивительно легкий человек, и за это я ее еще больше люблю. И ревную. Игорю в этом смысле хорошо. Алка у него кремень, кроме того, она ужасно застенчива. А Светка общительная невозможно. У нас был как-то вечер, так она успела перезнакомиться со всем отделом. Даже Кузьмич пошел с ней танцевать. Все были прямо потрясены. А Алка забилась в угол и, краснея, всем отказывала, кроме меня, конечно.

Да, сегодня утром Игорю, видимо, здорово досталось. Вот он и злится. И сегодня он, конечно, плохой работник. Мало того, что ночь не спал. Теперь предстоит их мирить. А то они неделю разговаривать не будут. Игорь тоже упрямый. Специалист по таким делам у нас Светка. Надо будет ей срочно позвонить.

— Скорей всего он из Москвы мотанул, — говорит кто-то из собравшихся, кажется, Петя Шухмин.

— И теперь уже не скоро здесь появится, — добавляет Денисов.

Положение действительно сложное. Неужели Мушанский сорвался и уехал? Неужели он мог так перепугаться?

— Все-таки наблюдение за всеми тремя объектами, где мы его ждали, надо продолжать, — хмурясь, говорит Игорь. — Еще дня два-три хотя бы.

— Кроме того, — добавляю я, — он так просто не отцепится от Варвары. Последней встречей он должен быть доволен, подлец.

— Так и сделаем, — заключает Кузьмич после минутного раздумья, во время которого усиленно трет ладонью затылок. — И еще вот что, — он смотрит на Игоря. — Надо проверить все вокзалы, вдруг он в последний момент переметнулся. Нервы-то ходуном ходят. Он теперь может не одно свое правило нарушить. — И повторяет: — Значит, вокзалы. Это первое. Теперь второе, — Кузьмич переводит взгляд на меня. — Я тебе уже, Лосев, говорил. Надо срочно увидеться с этой Элеонорой.

— Помню, — отвечаю я. — Сегодня появлюсь.

— Смотри, а то она тебя забудет, — подмигивает Петя Шухмин.

— Это исключено, — самоуверенно возражаю я. — И вообще прошло всего два дня.

Совещание у Кузьмича заканчивается.

Игорь еще задерживается, а я тороплюсь к себе. И пока нет Игоря, звоню Светке.

— Привет, — говорю, — это я.

— Ну что? — посмеиваясь, спрашивает Светка. — У тебя опять что-то стряслось и вечер отменяется?

Как же я забыл! Сообщение о том, что исчез Мушанский, выбило меня совершенно из колеи. Ведь мы же со Светкой должны идти сегодня на концерт! Всего на несколько дней в Москву приехал Райкин!

— Что ты! — говорю. — Кое-что, правда, стряслось. Но концерт не отменяется. И билеты я достану.

— Ой! — смеется Светка. — Какие сдвиги. Какой прогресс. Витик, ты просто растешь на глазах. И хорошо, что ты позвонил. Есть предложение. Возьми, если можешь, четыре билета, — просит Светка, и в тоне ее слышится какая-то озабоченность. — Ты знаешь, мне сейчас звонила Алла. У них опять…

В этот момент в комнату входит Игорь. Он бросает на меня хмурый взгляд и начинает рыться в сейфе.

— Принято, — говорю я Светке. — Это и мое предложение.

— Ой, какой ты у меня умница, — смеется Светка. — Ну, значит, до вечера. Целую.

И она бросает трубку.

— Судя по твоей счастливой роже, ты говорил со Светкой, — мрачно констатирует Игорь.

— Не отпираюсь, — говорю я. — И тут вот какое предложение: сегодня мы все идем на Райкина.

— Кто идет, а кто нет, — отрезает Игорь.

— Правильно. Ты, например, в жизни не достанешь билетов. Скажи спасибо, что у тебя такой друг.

— Дешево покупаешь, — усмехается Игорь. — Попробуй сначала Алку уломать. К ней, брат, сегодня лучше не подступай.

Игорь безнадежно машет рукой.

— Все улажено, — отвечаю я и жестом фокусника указываю на телефон.

— Света? — догадывается Игорь и впервые за это утро улыбается.

— Именно.

— Ты такой жены недостоин, — объявляет Игорь. — И за что тебе такое счастье, не понимаю.

— Вырастешь, поймешь. Пока что ты меня еще недооцениваешь. Вот попробуй достань билеты на Райкина. А я достану. За одно это меня любая девушка полюбит.

— Вот, вот. Охмурить, это ты можешь. Варвару небось тоже охмурил. Не говоря уже об Элеоноре.

У Игоря явно улучшилось настроение. Он уже даже острит.

— Кстати, — добавляет он, — у тебя с Элеонорой свидание сегодня. Не забудь.

24
{"b":"864","o":1}