ЛитМир - Электронная Библиотека

Владимир Юрьевич Чистяков

М. С.

Пролог

Это было не лучшее время империи. Время большой внешней войны. Но не в войне главная проблема. Война только усугубила всё то, что скапливалось десятилетиями. И рано или поздно должно было вырваться наружу.

Из-за чего началась эта война? Да если говорить грубо, то из-за того, что два тигра не могли поделить кусок мяса. А этим куском, как всегда, оказались земли, ресурсы, да пересмотр каких-то старых договоров. Да и пресловутая борьба за мировое господство. Всё как обычно. Колоссальные жертвы — колоссальные военные заказы. И колоссальные доходы. И масса социальных проблем в лагерях обеих противников. Пропаганда обеих сторон называла войну и 'Великой' , и 'Народной' , и 'Священной' . Употребляется и масса иных, столь же громких эпитетов.

Смертельная схватка двух великих народов. Грэды и миррены. Последние сто лет мировая история пропитана их противостоянием. Переполняет их энергия. И слишком тесен мир для двух подобных сил. Могущественные императоры, крупные финансово-промышленные группы, наживающиеся на военных заказах, политики, военные… Старые распри, новые противоречия. Пожар всё сильнее.

А сами народы… Народы пока безмолвствуют. Хотя на их долю, как обычно, не выпадает ничего, кроме гранитных глыб или иных знаков на могилы. Конечно, это касается тех, у кого были могилы.

Но со стороны сражающаяся империя по-прежнему смотрится величественно. Впрочем, так же как и её противник. Враги стоят друг друга. Чудовищных размеров армии перемалывают друг друга. Пылают фронты на всех континентах. И не видно победы ни для одной стороны. И накапливается усталость от войны. Где-то уже проходят митинги под лозунгами 'Долой войну! ', где-то по лесам уже появились банды дезертиров и уклонистов, поднимали голову различные национальные движения, но громче всего звучали требования реформ. И звучали они по обе стороны фронта. Вопрос социального взрыва был только вопросом времени. И были ещё вопросы о его масштабах. У кого первым? Или у обоих сразу? Или будет что-то ещё?

Одного только, видимо, ни ждёт никто — победы.

Война идёт уже не первый год, и конца ей не видно. Хотя оба колосса уже начинают шататься. А внутренний кризис в Грэдской Империи всё усиливается…

Верхи… Император и четыре соправителя (фактически главы наиболее важных в промышленном отношении регионов) фактически самоустранились от внутренних проблем и сосредоточились на военных вопросах и проблемах снабжения армии. С этим-то они скорее хорошо, нежели плохо справляются. Но в остальном… Парламент уже фактически решает многие вопросы, ряд министров прямые его ставленники, и всё громче раздаются требования об ответственной перед народными избранниками ставке. Ибо в военное время, с точки зрения парламентских умников, ставка совершенно бесконтрольно и бездумно распоряжается колоссальными суммами. Очень переживали, всенародно избранные, что мимо их карманов текут эти огромные суммы. А далеко не у всех парламентариев ещё виллы построены, да детки на тёплые места устроены.

Генералы тоже далеко не ангелы, но один из прошлых военных министров пустил такую вот фразочку: 'Один парламентарий за год награбит столько же, сколько все осуждённые в нашей стране за кражи и грабежи за пятнадцать лет' . Обвинений в клевете на генерала никто не подал.

Кроме того, постоянно требовали включения в состав Генштаба военного комитета парламента, как говорилось, 'для улучшения вопросов стратегического планирования' . Начальника Генштаба, они этим как говорится, довели до ручки. И парламентариям под строгим секретом сообщили о негласном приказе — при появлении делегаций всенародноизбранных в районе любой из ставок охране открывать огонь на поражение. Осознали.

И подали прошение на высочайшее имя с требованием снятия. Ответ их величества не замедлил себя ждать: начальник генштаба получил специально учрежденную степень Большого Орла (все остальные имеет и так) с мечами и бриллиантами, хотя никаких особых побед в последнее время не было.

При неудачах на фронтах поднимались вопросы о недоверии тому или иному соправителю императора. Пока эти вопросы удавалось топить в процедурных дрязгах или отсрочивать. Но это только пока…

К этому следовало добавить слишком большие амбиции ряда членов парламента. Кое-кто из них не остановился бы ни перед чем, лишь бы стать президентом неважно, какого куска бывшей империи.

Впрочем, амбиции ряда имперских губернаторов не менее опасны. Особенно это касается тех, кто управляет развитыми в промышленном отношении, или просто богатыми провинциями. Слишком уж им мешает закон о недрах, согласно которому, государство имеет монополию на добычу полезных ископаемых. Кому-то не нравятся и законы о монополии на торговлю продуктами земледелия. Да и почти все хотят иметь более широкие полномочия и фактически не подчинятся центру. Смычка парламента с губернаторами становилась всё опаснее. Да и ряд высших военных чинов тоже лили воду на ту же мельницу. Опасны и директора крупных заводов и шахт. Столько добра — и не моё. Правда, таких директоров меньшинство.

Далее следовала так называемая аристократия (в секретных докладах спецслужб обеих противников именуемая одинаково — 'наиболее разложившаяся в моральном и политическом отношении часть населения империи' ). Из неё в первую очередь состоят такие социальные слои как так называемые представители творческой интеллигенции (и к которой относятся, по мнению злоязыкой старшей дочери императора, 'все столичные проститутки с титулами и без' ), юристы, видные экономисты. Все эти субъекты, кроме всего прочего, считают себя коренным имперским дворянством, честью и совестью нации, и орут об этом во всех СМИ, находящимися под их полным контролем, в том смысле что среди их сотрудников нет тех, кто бы не принадлежал к данной социальной группе.

А в секретных докладах приводились иллюстрирующие это цифры: из почти 10 миллионов человек, (чуть менее одного процента населения) относящихся к аристократии, несмотря на разгар войны, находятся на военной службе менее 50 тысяч человек, а из мужчин призывного возраста имеют белый билет или уклонилось по иным причинам- 850 тысяч.

Естественно, что эти цифры засекречены, но слишком уж велика грэдская армия, и слишком незаметны в ней эти 50 тысяч. Тем более, что многие из них и так не афишировали свою принадлежность к дворянству. Зато 'работающих на оборону' дармоедов в военной форме и с громкими фамилиями в тылу скопилось уж очень много. Конечно, там были не только аристократы всех мастей, но они-то заметнее всех.

Так что, весьма распространённым воинским преступлением были драки между фронтовиками и тыловиками. Нередки и убийства. Эта неприязнь пока ещё не носит политической окраски, но это только вопрос времени. А если ещё и учесть колоссальный характер армии… В общем, во всех городах где имеются крупные госпитали не очень спокойно.

А среди тех 50 тысяч представителей элиты, кто действительно работают на оборону в той или иной сфере, но не афишируют свою социальную принадлежность, есть и женщины. И иные из них могут в чём угодно поспорить с любым из мужчин. Наиболее известна из них та, которую все называют не по имени, фамилии или титулу, а по краткому и ёмкому прозвищу — Бестия, а её официальное звание и должность — генерал-лейтенант, начальник внутренней безопасности. Генерал-лейтенантов в империи несколько десятков человек. А вот Бестия одна.

Впрочем, она-то знаменита в первую очередь вовсе не храбростью. Вернее, не только ей.

Есть и ещё один забавный факт: министерств и приравненных к ним ведомств хватает. Хватает и титулованной аристократии. Однако, днём с огнём можно искать титулованного министра и не найти. Титулы есть у всех министров. Пожалованные за заслуги. К родовой аристократии они не принадлежат. Точнее, один приравненный к министрам из родовитых аристократов имеется. И титул весьма и весьма пышный. Император превыше всех. Второй по значимости, согласно не изжитым феодальным предрассудкам — у главы Великого Дома Еггтов. А Второй Великий Дом — Ягры. И у Главы родовые замки ещё не все проданы. К древнему и прославленному роду принадлежит министр. Голубая кровь до… уже никто не помнит, какого именно колена.

1
{"b":"86907","o":1}