ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да.

– Как вы это представляете? Ведь это у меня худо-бедно первый разряд по боксу, а остальные?

– Остальные будут по трое и по четверо на ринг выходить. В зависимости от теперешнего физического состояния.

Логично. Все у этого Полянски продумано.

– Но бой с вами – гвоздь программы, – внушительно заверил иностранец. Наверное, для того, чтобы Платов чувствовал особое к себе отношение.

Платов опять задумался, стараясь представить предстоящее дело во всех деталях. Это было нужно для того, чтобы сейчас, во время первого разговора, ничего не упустить и обо всем договориться. А то потом, как показывал опыт Платова, будет уже поздно.

Иностранец деликатно прервал его напряженные размышления.

– Пожалуйста, тщательно все обдумайте, господин Платов. Шаг непростой. Посоветуйтесь с вашей девушкой. Может, она будет против. Сделаем перерыв, и я позвоню вам через несколько минут.

– Да я собственно и сейчас…

– Нет, нет. Давайте прервемся. У нас тут как раз должна быть пауза… Я имею в виду, что на параллельной линии звонок потенциального рекламодателя. Мне нужно ответить.

Платов не стал возражать.

* * *

«А и в самом деле», – подумал он и набрал номер своей подружки Полины.

К телефону никто долго не подходил.

Платов терпеливо ждал. Полина всегда подходила не скоро. Потому что была, например, в ванной и теперь не спеша выходила, заворачиваясь в махровое полотенце. Или смотрела сериал и не хотела отрываться от телевизора до конца сцены про любовь. А может быть, красила ногти. И ждала пока подсохнет лак, чтобы не смазать его о трубку.

– Ты что делаешь? – спросил у нее Платов.

– Ничего.

– Как ничего?

– Журнал смотрю.

– А что это за музыка такая приятная? – спросил Платов.

– Это телевизор. Передача про животных. Про белую пуму. Как она своих детенышей выводит.

– А-а-а…

Всегда, когда Платов слышал голос подружки, у него без всякой причины теплело в животе. Странное дело. Вот вроде бы только что был погружен во что-то важное, ни о чем таком даже не думал. А услышал ее голос – и в животе потеплело.

– А про что журнал?

– Про татуировки.

– Про что?!

– Татуировки. Хочу картинку себе сделать… На спине…

– Где это?

– Внизу. Сбоку.

– На попе, что ли?

– Ну, почти.

Платов задумался. Представил.

– Вот только никак не могу выбрать, – сказала Полина, – что лучше, дракончик или роза…

– А дракончик большой? – начал вникать в проблему Платов.

– Нет. – Полина, видимо, на глаз прикидывала размер. – С половину ладони.

– А роза?

– Такая же.

– Тогда дракончик лучше, – решил Платов.

Полина ничего не ответила. Платов знал: что бы он ни сказал, она все равно сделает по-своему. Он не сердился. Дело понятное, женская независимость.

– А я вчера пупок проколола… – задумчиво сообщила Полина.

– Для сережки?

– Ну да! Пирсинг называется.

Платов представил пупок, а точнее, пупочек своей подружки, представил сережку в этом нежном пупке, и теплота из его живота начала распространяться по всему телу.

– Лучше колечко! – посоветовал он, и ему пришлось кашлянуть, чтобы прочистить горло.

Полина опять ничего не ответила. Платов понял, что и на этот раз его мнение не имеет в ее глазах большого веса.

Полина и Платов были знакомы уже больше года, а Платов так толком и не знал, что у нее на уме. В смысле того, как она к нему относится. Иногда он проводил у нее ночь. Иногда она у него. Нельзя сказать, чтобы часто. Но и не от случая к случаю. Она всегда держалась так, будто ей было абсолютно безразлично, что Платов о ней думает, что будет дальше, и есть ли у Платова какие-нибудь планы на ее счет. Но в глубине души Платов чувствовал – он был Полине не так безразличен, как казалось. Просто она человек такой – независимый. Во вкусе Платова.

А может быть, просто живет девушка – и ни о чем не думает. Не ломает голову над тем, что будет завтра.

И ведь даже очень красивой ее не назовешь. Но она вся какая-то… Какая-то ненормальная… Может, например, часами лежать в ванной, перелистывая журналы, время от времени высовывая из воды то руку, то ногу и сосредоточенно их разглядывая. Короче, во вкусе Платова. И в животе от нее сразу теплеет.

Вообще-то Платов на ее счет не волновался. Не то что понимал, но чувствовал: никуда она от него не денется. В один прекрасный день он сделает ей ребенка – и все будет как надо.

Но сейчас Платов, собственно, звонил по делу.

– Помнишь, тебе в кино машина понравилась? – спросил он. – Такая спортивная, с открывающимся верхом?

– Красная? – уточнила Полина.

– Да нет. Желтая, с черными сиденьями.

– А-а… Помню. И что?

– Так. Ничего, – небрежно сказал Платов. – Может быть, куплю скоро такую…

Платов надеялся, что сообщение о машине произведет на подружку впечатление. Но этого не произошло.

– Когда? – спросила Полина.

– Что – когда?

– Когда купишь?

– Точно пока неизвестно, но скоро.

– А до декабря успеешь?

– Почему до декабря? – удивился Платов.

– Ну, пока осень. Я куртку приглядела, коричневую с желтыми вставками. Как раз будет, желтая машина и желтые вставки.

– Не знаю. Попробую. Но это не только от меня зависит, – со значением сказал Платов.

Если честно, то больше всего на свете Платову хотелось когда-нибудь Полину по-настоящему удивить! Например, она включает телевизор – а там он во весь экран, дает интервью. Или приносят ей газету, а на передней странице его портрет и что-нибудь прикольное!… Вот это был бы номер! Или вдруг подъезжает к ее дверям какой-нибудь невиданный автомобиль – кабриолет с откинутым верхом – а за рулем Платов!

– А я, может быть, – небрежно обронил он, – скоро с Майком Тайсоном на ринге драться буду.

– С кем, с кем? – переспросила Полина.

– С Майком Тайсоном! – повторил Платов.

– Это с каким Тайсоном? С тем самым?

– Ну да. С чемпионом мира.

Полина некоторое время молчала.

– А зачем это? Чего это вдруг – ты и Тайсон?

– Да тут целая история… – небрежно пояснил Платов. – В свое время, еще пацаном, я одного кренделя доставал. По шее ему навешал, и все такое. А он в Америку свалил и там страшно разбогател. И вот теперь хочет мне отомстить – отделать при всем народе.

Полина молчала. Платову, похоже, наконец, удалось произвести на нее впечатление.

– И для этого он приглашает чемпиона мира? – уточнила она.

Платов понял, что нужно немного пояснить ситуацию.

– Этот перец специальное шоу устраивают. Соберется целый стадион зрителей. Билеты по пятьсот баксов. Звезды будут петь. Фейерверки, там, разные. Лазерное шоу… – добавил он от себя для большей убедительности. – Короче, концерт… А в начале Тайсон нас всех на ринге отметелит…

Полина насторожилась.

– Кого это вас?

– Двадцать человек из России. Которые того парня в детстве доставали. Кто в школе, кто во дворе. Тайсон нас всех разом отделает.

Полина помолчала. Ход ее мысли обычно был такой неожиданный, что Платов никогда не знал, что она спросит в следующий момент.

– А где это будет? В нашем дворце спорта?

– Нет. У них в Нью-Йорке.

– И ты туда поедешь?

– Да.

Полина думала еще некоторое время.

– А тебе-то это зачем? – спросила она.

– Как зачем? Мне за это деньги дадут. Очень приличные. Я на них-то машину и куплю.

– А-а-а…

Полина опять помолчала. Причем в трубке продолжала играть приятная музыка.

– А этот Тайсон, он здоровый? – спросила она.

– Еще какой! Чисто самосвал. И злющий, сволочь, как черт!

– А как же ты будешь?

– Да уж вот так… – Платов хотел было навести тумана, но в последний момент сжалился над подружкой. – Тебе по секрету скажу: он только одной левой будет боксировать.

– Как это?

– Другая будет пристегнута наручником к поясу. Такие правила.

Полина опять промолчала.

3
{"b":"87207","o":1}