ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

АНАЛИЗЫ: Кодекс для галочки-2

Автор: Юрий Ревич

В первой части статьи (см. "КТ" #719) мы рассмотрели причины панических настроений, которые вызывает вступление в силу Четвертой части Гражданского кодекса (ГК-4) среди российских интернетчиков, и одну из попыток урегулировать отношения нового закона и потребителей - "библиотечную" инициативу группы "ЛитРес". Ясно, что эта инициатива далеко не исчерпывает всех проблем, и далее мы попробуем кратко рассмотреть другие идеи.

Обходные пути

Вообще-то страхи по поводу введения в действие ГК-4 несколько преувеличены, поскольку в большинстве случаев никто не будет возбуждать иски. То есть как висели нелегитимные копии, так и будут висеть. А если какие-то правообладатели "начнут возникать", то проще всего снять конкретную книгу и все. Обычно суды сами в таких конфликтах предлагают мировую. [Повторим пояснение из первой части статьи: ряд цитат заимствован из кратких интервью, в которых автор просил различных деятелей высказать мнение по обсуждавшимся вопросам. Другие цитаты взяты в основном из двух "круглых столов": "Авторы и электронные библиотеки: симбиоз и паразитирование ", "Росбалт", 25.05.2007, и "Электронные библиотеки и защита интеллектуальной собственности в России", РИА Новости, 23.05.2007 (расшифровка любезно предоставлена Еленой Лебедевой, PR-директором сервиса "Имхонет")]

Александр

Антопольский

Есть более-менее проторенный путь, теоретически позволяет обойти закон, не нарушая его: это лицензия. Правда, ГК-4 и тут заминировал все подходы, поскольку в ст. 1235 п. 2 сказано, что лицензионный договор заключается в письменной форме, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное. То есть и в данном случае поле для самодеятельности авторов сужено до предела.

К счастью, существует многолетняя наработанная практика продажи ПО. В частности, интернациональные корпорации кровно заинтересованы в том, чтобы эта практика не очень менялась: ее изменения - палка о двух концах, потому что постановка EULA [End User License Agreement, пользовательское соглашение, договор между владельцем компьютерной программы и пользователем ее копии] вне закона будет иметь множество крайне нежелательных для этих корпораций последствий. Но это не означает, что проблем здесь в принципе [См. "Правовой статус GPL в России" ] появиться не может, а ГК-4 со своими "письменными" требованиями только глубже заводит ситуацию в юридические дебри.

Тем не менее, согласно ст. 1261 авторские права на все виды программ для ЭВМ… охраняются так же, как авторские права на произведения литературы (не будем сейчас спорить о правомерности такой постановки вопроса), и можно предположить, что для медиаконтента и текстов публичные лицензии тоже будут работать - к примеру, лицензии Creative Commons (СС) [О них "КТ" много писала, см., например, www.computerra.ru/features/272368 ]. Правда, они требуют локализации [Что пытаются организовать на ccrussia.org, но как-то вяло]. Юрист Андрей Миронов, много занимавшийся подобными вопросами (он, в частности, защищал библиотеку Мошкова в суде), помнится, был настроен скептически : он полагал, что перевод бесперспективен, так как выявит все противоречия в нашем законодательстве, и вообще лицензии эти ориентированы на англосаксонскую систему прецедентного права.

Но СС-лицензии ориентированы на применение их самим автором, а не сервисами. Если еще можно представить "официальных" писателей, которые будут тратить личное и адвокатское время, чтобы приспособить под свои нужды какую-то из СС-лицензий или сочинить свою, то для подавляющего большинства "самодеятельных" авторов это неприемлемо сложный путь.

Не все так плохо?

Тем не менее сам масштаб проблемы внушает сдержанный оптимизм. Гражданские иски, подчеркивает Александр Антопольский (директор Российской ассоциации электронных библиотек), могут возбуждать лишь сами правообладатели (прокуратура - только при доказанном "крупном" ущербе), а подавляющее большинство конфликтов легко разрешается во внесудебном порядке, и для массового давления на онлайновые библиотеки или на просветительские ресурсы причин вроде бы нет. Исключение могут составить политически-ориентированные ресурсы, в отношении которых власти получают еще один удобный инструмент давления. Но мое личное мнение заключается в том, что это не очень существенно: таких инструментов и без того достаточно, выражение "был бы человек, а статья найдется" придумано не вчера.

Так что на текущий момент главная проблема в большей степени моральная: малоприятно числиться в нарушителях закона, не чувствуя за собой вины. К тому же границы понятий "законно-незаконно" слишком размыты: когда все вдруг оказываются потенциальными нарушителями, трудно разобраться, где же тут настоящие преступники.

Неоднократно поминаемый в этом контексте институт коллективного управления правами у нас пока отсутствует, даже несмотря на то, что существование таких обществ вроде было легитимизировано испокон века и даже позволяло выигрывать кое-какие процессы в суде. Более четкие положения в этой области (ст. 1242, 1243) - из того немногого, в чем ГК-4 отличается от старых законов в лучшую сторону, но в то же время вызывает большое сомнение (и не только у меня) идея о некоторых "аккредитованных" организациях (ст. 1244 и 1245), которые оказываются "равнее, чем другие".

Очевидно, что не следует уповать на частные решения, которых можно добиться в той или иной области, как это делает Татьяна Майстрович, заведующая сектором электронных библиотек Российской государственной библиотеки: …может, государство профинансирует нам возможность отчислять по авторскому праву. Ну, может, и профинансирует, а может, и нет. И РГБ хоть и большая, но не единственная "официальная" библиотека, их десятки и сотни, вон (пока еще) президент Путин тоже собрался основать еще одну, Президентскую. А финансировать-то придется не только отчисления авторам, но и проведение всего чудовищного количества юридическо-бумажной работы.

24
{"b":"87330","o":1}