ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она пошла на кухню, открыла шкафчик с лекарствами и вернулась оттуда с пузырьком, увидев который, Тор тут же заявил:

— Нет.

— Что нет? — рассерженно спросила Кейт, бросив на стол пузырек.

— Это, — сказал Тор и пододвинул пузырек обратно к ней. — Нет.

— Чем он вам не нравится?

Тор в ответ лишь пожал плечами и угрюмо уставился в пол в углу комнаты. Там явно не было ничего хоть сколько-нибудь интересного, так что совершенно очевидно, что он просто выражал таким образом свое недовольство.

— Послушай, мужик, — обратилась к нему Кейт, — если, конечно, я могу называть тебя «мужик», как…

— Тор, — сказал Тор, — Бог…

— Да, я уже слышала все твои титулы, — сказала Кейт. — Сейчас я пытаюсь как-то продезинфицировать рану.

— Седра, — сказал Тор, вытянув кровоточащую руку в то же время стараясь держать ее подальше от Кейт. Он с беспокойством разглядывал ее.

— Что?

— Растолченные листья седры. Масло из ядра абрикоса. Настой горьких цветов апельсинового дерева. Миндальное масло. Шалфей и окопник. Но только не это.

Он сбросил пузырек с антисептиком со стола и снова погрузился в свое угрюмо-насупленное состояние.

— Прекрасно! — вскричала Кейт, подняла пузырек и швырнула его в Тора.

Он угодил ему прямо в лицо, оставив красный след на щеке. Тор в бешенстве подался вперед, но Кейт это надуть не испугало, и, не отступив ни на шаг со своего места, она указывала оттуда пальцем на Тора.

— Стой там и не двигайся, мужик! — потребовала она, и он подчинился. — Может быть, тебе требуется что-то особенное для этого?

Минуту Тор выглядел озадаченным.

— Вот этого! — сказала Кейт, показав на проступивший на щеке синяк.

— Месть, — сказал Тор.

— Я пойду посмотрю, что у меня есть, — сказала Кейт. Она повернулась на каблуках и удалилась из комнаты.

Она вернулась минуты через две, сопровождаемая облачками пара, по-видимому, закончив какие-то невидимые приготовления.

— Все в порядке, пойдем со мной, — сказала она.

Она привела его в ванную комнату. Он следовал за ней, всем своим видом давая понять, что ему страшно не хочется это делать, но тем не менее продолжал идти. Облачка пара Кейт принесла из ванной — она вся была окутана им. Сама ванна до краев была заполнена пузырьками и противной клейкой субстанцией.

На полке над ванной стояла целая батарея флаконов и пузырьков, практически пустых. Кейт по очереди доставала их оттуда и показывала Тору.

— Масло абрикосового ядра, — пояснила она и перевернула флакон, чтобы продемонстрировать, что там ничего не осталось. — Все уже там, — добавила она, показав на ванну, полную пены.

— Масло нероли, — продолжала она, достав с полки еще один флакон. — Выдавлено из цветков апельсинового дерева. Содержимое там.

Она достала следующий пузырек.

— Апельсиновый крем для ванн. Содержит миндальное масло. Весь там.

Потом пошли баночки.

— Шалфей и окопник, — сказала она про одну из них, — и масло седры. В первом случае — крем для рук, во втором — ополаскиватель для волос, тоже все в ванне, там же содержимое тюбика с кремом алое для губ, несколько пузырьков с огуречным очищающим молочком, пчелиный воск, грязи для ванн «Рассуль», березовый шампунь и шампунь с морскими водорослями, баночка, где был ночной крем с витамином Е, и огромное количество баночек, содержавших масло печени трески. Боюсь, нет ничего под названием «Месть», зато есть «Наваждение» фирмы «Келвин Клайн».

Она сдернула колпачок с флакона, в котором был одеколон, и вылила все в ванну.

— Я буду ждать в комнате.

С этими словами Кейт удалилась, хлопнув дверью. Ожидая в комнате, пока он окончит процедуры, она пыталась читать какую-то книжку.

21

Не решаясь пошевелиться, Дирк сидел в машине не более чем в нескольких ярдах от собственной двери. Так, ну и что дальше? Уж во всяком случае — не делать резких движений. Двигаться можно, но только мягко и незаметно, размышлял Дирк. Самое главное — не вспугнуть орла.

Дирк напряженно следил за противником. Орел восседал на ступенях его собственного дома с наглой величавостью, крепко вцепившись когтями в край ступеньки. Да, похоже, он никуда не торопится. Орел встряхнулся, расправил крылья, переступил с лапы на лапу, устраиваясь поудобнее, и стал неспешно чистить перья. Приведя себя в порядок, он вытянул шею, хищным взором окинул улицу и беспокойно поскреб когтем по камню ступеней. Великолепное зрелище. Дирк просто не мог не восхищаться этим созданием — его размерами, оперением и превосходными летными качествами. Но, честно спросив себя, нравится ли ему, как отблески света уличного фонаря зловеще вспыхивают в желтых стеклянных глазах птицы и отражаются от гигантского загнутого клюва, он столь же честно был вынужден ответить — нет, ему это совсем не нравится.

Да, такой клюв мог повергнуть к ужас любого представителя животного царства, даже закончившего свой земной путь и пребывающего в виде консервов. Ведь такими когтями не то что консервную банку, а и небольшой «вольно» можно запросто вскрыть. Такое вот милейшее существо выжидающе устроилось на ступенях у Дирка и многозначительно осматривало окрестности.

А интересно, что, если просто-напросто развернуться и уехать вообще из страны? Паспорт с собой? Нет. Паспорт дома. Дверь дома охраняет орел, а паспорт валяется в каком-нибудь ящике, или — что более вероятно — вообще давно утерян.

А еще можно избавиться от самого дома. Здесь количество агентов недвижимости стремительно приближается к реальному числу домов. Вполне найдется — из такого-то множества — кому прийти и заняться домом. Хватит, с него вполне достаточно и холодильников, и дикой фауны, и посланий «Америкэн экспресс».

Вот пойду сейчас и узнаю, чего он хочет, этот орел, подумал Дирк с легкой дрожью. Почему бы и нет в самом деле? Положим, крысу, ну или парочку сусликов… Но, насколько он помнил, дома у него нет ничего, кроме пакетика чипсов и засохшей булки — и то, и другое навряд ли устроит сего повелителя воздушной стихии. Дирку померещилась свежая кровь на когтях орла, но он твердо приказал себе не быть смешным.

Все, хватит. Он немедля подойдет к этой тварюге и объяснит, что крыс у него нет, а там уж будь что будет.

Тихо, бесконечно тихо. Дирк приоткрыл дверцу машины и, пригнувшись, выскользнул наружу. Спрятался за капотом и посмотрел на орла. Орел сидел на месте. Так сказать, находился на посту. И по-прежнему озирал окрестности, только, пожалуй, более настороженно. Дирк, право же, не знал, в каком горном гнезде сего орла обучили различать скрип дверцы «ягуара», но этот звук явно не остался незамеченным.

Дирк осторожно пробирался за шеренгой машин, которые и помешали ему припарковаться поближе к собственному дому. И вот между ним и орлом только синий «рено».

А дальше?

Дальше он выпрямится в полный рост, и встанет, и гордо так скажет: «Я здесь. Делай со мной что хочешь». Дирк, конечно же, не знал, что воспоследует, но, возможно, «рено» примет на себя основной удар.

Вовсе не исключена, например, возможность, что орел ему обрадуется. Может, он просто хочет подружиться? Может, орел потому на него и наскакивал, что хотел познакомиться и немножко поиграть. Разумеется, если предположить, что это тот же самый орел. Почему бы и нет? Все возможно. Маловероятно, что в Северном Лондоне в один день появились два разных орла.

Или орел просто присел отдохнуть на ступенях его дома совершенно случайно, наслаждаясь короткой передышкой перед броском в небо, в погоню за чем-нибудь — ну, я не знаю, за чем там орлы обычно бросаются в погоню.

Как бы там ни было, Дирк понял, что настало время для решительных действий. Он расхрабрился, глубоко вздохнул и восстал из-за капота «рено» как призрак из бездны.

Но орел как раз смотрел в другую сторону, и прошла еще секунда или даже больше, прежде чем он повернул голову и заметил Дирка. Затем воспоследовало нечто столь неожиданное, что Дирк просто растерялся, — орел дико заверещал и отступил на пару шагов к двери. Потом орел поморгал глазищами, но быстро оправился и глянул на Дирка столь бойко и весело, что тот уж вовсе не имел ни малейшего представления, что предпринять.

38
{"b":"876","o":1}