ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Короче говоря, он случайно попадает к Синтии. В то время Синтия — скромная служащая рекламного агентства. Поначалу она не воспринимает его всерьез, думает — мало ли тут психов шатается, но потом она замечает в нем нечто совершенно необычное и просит меня прийти взглянуть. И что же? До нас внезапно доходит, что он настоящий. Самый настоящий бог, со всеми соответствующими способностями, какие обычно бывают у богов. И не просто какой-то там бог, а самый главный. Все остальные боги должны его слушаться. И он хочет сняться в рекламном ролике. Вы только представьте себе! В рекламном ролике! Мы были просто ошеломлены. Неужели этот малый не осознает, что можно сделать, обладая таким могуществом? Видимо, нет. Должен признаться, что мы никогда не встречали ничего более поразительного. Синтия и я, мы всегда знали, что мы особенные люди, и поэтому с нами обязательно произойдет нечто необыкновенное. И вот, пожалуйста, произошло. Но мы совсем не жадные. Нам вовсе не нужны вся власть и все богатство. То есть я хочу сказать, что нам не нужно обладание всем миром. Этим проклятым миром. Разумеется, мы бы могли завладеть всем миром, если бы захотели. Но кому нужно владеть всем миром? Лишние хлопоты. Нам вовсе не нужно сверхъестественное богатство. Все эти армии нотариусов и бухгалтеров. Кстати, я сам адвокат. Ладно. В конце концов можно нанять людей, чтобы руководить всеми этими нотариусами и бухгалтерами и не заниматься этим самому. Но что это дает? Станет еще больше нотариусов и бухгалтеров. Их и так немало. Не нужно нам это. И тогда у меня возникает идея. Вот вы, к примеру, покупаете очень большую собственность, а потом просто распродаете лишнее. Но при этом у вас остается только то, что вам нужно. А множество других людей получает то, что нужно им. Но они получают это от вас, они обязаны вам и всегда это помнят. А помнят потому, что подписывают контракт, где все написано — чем и насколько они вам обязаны. И деньги текут обратно к вам, и вы оплачиваете очень дорогостоящее содержание нашего дорогого мистера Одина в прекрасной частной клинике. Так что в результате мы лично имеем не так уж и много, мистер Джентли. Один или два скромных дома. Одну или две скромные машины. У нас хорошая, приятная жизнь. Действительно хорошая. Многого нам не нужно, а то, что нам нужно, мы сразу же и получаем. Единственное наше требование заключалось в том, что мы должны быть избавлены от тягостной необходимости знать что-либо обо всех этих делах после заключения контракта. Мы получаем то, что нам причитается, и уходим со сцены. Мы просто хотим жить в мире и спокойствии. Тихая, приятная жизнь — вот и все. Потому что, знаете ли, Синтия иногда нервничает. Ну ладно. И что я вижу сегодня утром? И вдобавок прямо на ступенях нашего дома. Уф! Какая мерзость. Я об этой отвратительной твари. Знаете, в чем было дело? А дело было так. Наш дорогой мистер Рэг решил продемонстрировать свои способности в адвокатском деле. Этакий хитрющий гоблин-адвокат. Очень трогательно. Для начала он забавлялся тем, что отнимал у меня время, заговаривая мне зубы и изобретая разные хитрые трюки, а потом пытался всучить счет за потраченное время. Ну это, допустим, дело обычное. Придумывание несуществующей работы; Это-то как раз ерунда — все адвокаты так делают. Ладно. Я приму твой счет. Я не желаю вникать, что там такое понаписано в этом счете. Просто беру и оплачиваю. Он отдает мне счет. И только потом я обнаруживаю, что там недостает нескольких пунктов контракта. Он хочет быть хитрее меня. И подсовывает мне проблему, чтобы меня подставить. Это неново. В музыкальном бизнесе таких подножек хоть отбавляй. Нужно просто научиться их обходить. И все проделывать не самому, а чужими руками. Руками тех, кто хочет двигаться вверх по служебной лестнице. А если они уже заняли на этой лестнице соответствующее положение, значит, всегда найдутся другие, кто займется проблемой вместо них. Тебе подсовывают проблему — ты отправляешь ее дальше. Так я и сделал. Знаете, оказывается, существует огромное множество людей, которые счастливы оказать мне услугу. Ух! Это даже трудно себе представить, как быстро ее передавали по цепочке. Пока совершался путь от одного к другому, я многое понял в каждом — кто сообразительный, а кто и нет. И вот она шмякается на землю в саду позади моего дома. А это в соответствии с контрактом предполагает наложение определенных санкций. Эта история с Вудшедом стоит баснословных денег. Думаю, что, узнай наши клиенты правду, они бы его попросту ликвидировали. Но тут мы хозяева положения. Мы можем попросту все аннулировать. Поверьте, у меня есть все, чего я мог бы желать. Итак, мистер Джентли, полагаю, моя позиция вам ясна. Мы были весьма откровенны, и я этому рад. Конечно, есть некоторые щекотливые моменты, но я сделаю все от меня зависящее. Мы могли бы договориться. Вы можете получить все, что угодно. Ну и что вы желаете, мистер Джентли?

— Только одного. Я хочу, чтобы ты сдох, — сказал Дирк Джентли. — Хочу, чтобы ты сдох. Этого достаточно. И больше ничего не надо.

Дирк Джентли развернулся и покинул помещение. Он пошел поговорить с новым клиентом и предупредить его, что, возможно, теперь возникнут некоторые проблемы.

31

Немного погодя со стоянки у станции, Сент-Пэнкрас тихо выехал «БМВ» темно-синего цвета и покатил по тихим улицам.

Дирк Джентли надел шляпу и простился со своим недавно обретенным клиентом, который сказал, что желал бы сейчас побыть один или может обратиться в крысу или во что-нибудь подобное.

Он закрыл огромные двери и вышел на балкон, глядя оттуда вниз, на сводчатый зал Вальгаллы — место сбора богов и легендарных воинов. Как раз сейчас немногие оставшиеся покидали зал, и уходили, видимо, затем, чтобы присоединиться к остальным на станции Сент-Пэнкрас. Дирк еще немного постоял на балконе, не в силах оторвать взгляд от покинутого зала, где на месте пиршественных костров тлели кучки золы.

Неуловимое движение — и вот он, как и остальные, уже в другом измерении — в холодном, продуваемом всеми ветрами коридоре Гранд-отеля. Отсюда ему было хорошо видно, как последние участники пира выходили со станции на холодные лондонские улицы, чтобы лечь спать на лавках, для этого вовсе не предназначенных.

Дирк попытался найти выход из заброшенного отеля, что оказалось не так-то просто, учитывая лабиринтную систему планировки и полную темноту. Наконец он наткнулся на длинную винтовую лестницу, которая привела к арочному входу в отель, украшенному драконами, грифонами и орнаментами. Уже многие годы главный вход был закрыт, и Дирку пришлось углубиться в узкий коридор, который и вывел его к черному ходу, охраняемому неким странным существом, напоминающим расплывчатое пятно. Оно потребовало у Дирка объяснений, как ему удалось проникнуть в отель. Но ни одно из объяснений его не удовлетворило. И в конце концов он просто выпустил Дирка, так как навряд ли мог поступить иначе.

Выйдя из отеля, Дирк попал в кассовый зал станции, а уж оттуда вышел на саму станцию. Он немного постоял, озираясь кругом, потом направился к главному входу и спустился по ступеням на улицу Сент-Пэнкрас. А оказавшись на улице, он был настолько потрясен очередным нападением орла, что споткнулся и попал под первый утренний мотоцикл, развозивший почту.

32

С жутким грохотом Тор вломился в Вальгаллу, вознамерясь объявить во всеуслышание, что он попал в Норвегию и нашел контракт Одина в скале, но объявлять от этом событии было некому.

— Здесь никого нет.

Он тяжело опустился на лавку, неприятно пораженный этим открытием.

— А почему… — начала Кейт.

— Ну, что же, попробуем пойти в его покои, — сказал Тор, забросил молот на балкон и подтянулся на молоте, захватив с собой Кейт.

Он решительно шествовал к покоям Одина, игнорируя протесты, просьбы и проклятия Кейт.

— Он должен быть здесь, — гневно бормотал Тор, волоча за собой молот.

— А почему…

— Сейчас мы пройдем границу миров, — сказал он и Подхватил Кейт. Они преодолели границу и оказались в большом гостиничном люксе.

51
{"b":"876","o":1}