ЛитМир - Электронная Библиотека

– И никакого жульничества вроде того, чтобы снести дом мистера Дента, пока его нет, договорились?

– Сама мысль об этом, – пробормотал мистер Проссер, – даже и не начинала помышлять, – продолжал он, откинувшись назад, – о возможности появиться у меня в голове.

Он увидел, что к нему приближается представитель союза бульдозеристов, устроился поудобнее и закрыл глаза. Он попытался собраться с мыслями и подготовить доказательства того, что, улегшись в грязь вместо Дента, он не стал психом, опасным для окружающих. Сам он далеко не был в этом уверен – в его голове, казалось, был только шум, лошади, дым и зловоние льющейся крови. Так было всегда, когда он был расстроен или обманут, и он никогда не мог себе этого объяснить. В другом измерении, о котором мы ничего не знаем, могущественный Хан рычал и бесновался от ярости, но мистер Проссер только слабо дрожал и всхлипывал. Он почувствовал, что слезы выступают у него на глазах. Бюрократическая неразбериха, злые люди в грязи, незнакомцы, которые не поймешь каким образом умудряются так тебя унизить, армия всадников у него в голове – и все смеются над ним! Ну и денек! Ну и денек. Форд Префект знал, что то, снесут дом Артура Дента или нет, значило теперь не больше, чем севшая батарейка.

Артур все еще очень нервничал.

– А мы можем ему доверять? – спросил он.

– Я готов ему верить хоть до конца света, – ответил Форд.

– О, – сказал Артур. – А это долго?

– Минут пятнадцать, – сказал Форд, – пошли, мне нужно выпить.

Глава 2

Вот что говорит encyclopaedia galactiса об алкоголе.

Она говорит, что алкоголь – бесцветная летучая жидкость, получаемая ферментацией сахаров, и отмечает также его отравляющее действие на определенные формы жизни на углеродной основе.

Галактический Путеводитель для Путешествующих Автостопом также упоминает алкоголь. Он утверждает, что лучшим существующим напитком является Всегалактический Коктейль «Мозгобойный». Действие его, согласно Путеводителю, похоже на то, что вам вышибают мозги кусочком лимона, в который завернут большой золотой кирпич.

Путеводитель также сообщает, на какой планете смешивают лучший Всегалактический «Мозгобойный», на какую цену вы можете рассчитывать, и какие благотворительные организации возьмутся впоследствии за вашу реанимацию.

Там же приводится рецепт Всегалактического «Мозгобойного» Коктейля, на тот случай, если вам захочется приготовить его самому.

Возьмите одну бутылку старого Дженкс-спирта. Влейте в Дженкс-спирт равное количество морской воды с Сантрагинуса V («О, сантрагинская морская вода!», – восклицает Путеводитель. – «О, сантрагинские рыбки!»).

Затем возьмите три кубика арктурского Мега-джина, и дайте им растаять в смеси (Мега-джин должен быть хорошо заморожен, иначе весь бензин испарится).

Пропустите через смесь небольшими пузыриками 4 литра фаллийского болотного газа в память о всех тех счастливых бродягах, которые умерли от наслаждения в трясинах Фаллии.

Осторожно, по серебряной ложке, налейте равное количество куагалактинского гипермятного экстракта, напоминающего о пьянящих ароматах Темных Зон Куагалактики, ароматах таинственных и чуть сладковатых.

Бросьте в смесь клык алголийского солнечного тигера, и смотрите, как он растворяется, разбрасывая отблески алголийских солнц в сердце напитка.

Вбрызните замфуор.

Бросьте оливку.

Пейте… но очень осторожно…

Галактический Путеводитель для Путешествующих Автостопом намного популярнее Encyclopaedia Galactica.

– Шесть кружек темного, – сказал Форд Префект бармену в «Коне и Кучере». – И побыстрее, пожалуйста, скоро конец света.

Бармен в «Коне и Кучере» не привык к подобному обращению. Он обладал чувством собственного достоинства. Он поправил очки и сурово прищурился. Форд не обратил на это никакого внимания. Он уставился в окно, и бармен вместо него сурово взглянул на Артура, который беспомощно пожал плечами и ничего не сказал.

Так что бармен сказал только: – Шесть темного. Добрый день, – и стал наливать пиво.

Потом он решил попробовать еще раз.

– Игру сегодня смотреть будете?

Форд обернулся.

– Смысла нет, – сказал он, и уставился в окно.

– Так вы что, думаете, что все заранее известно, сэр? – спросил бармен. – Шансов у «Арсенала» никаких?

– Ну почему, – ответил Форд. – Просто скоро конец света.

– Э, да-да, сэр, вы правы, – проговорил бармен, взглянув поверх очков на Артура. – «Арсенал» легко отделался, если так.

Форд снова взглянул на бармена. Он был неподдельно удивлен.

– Вообще-то нет, – сказал он, и нахмурился. Бармен сквозь зубы втянул в себя воздух. – Ваше пиво, сэр. Шесть кружек, – сказал он.

Артур слабо улыбнулся ему и снова пожал плечами. Он повернулся и улыбнулся всем в баре на тот случай, если они слышали этот разговор.

Никто их не слышал, и никто не мог понять, с чего это он им улыбается.

Человек у стойки взглянул на Форда и Артура, взглянул на шесть кружек, молниеносно произвел в уме арифметическое действие, получил ответ, который ему понравился, и на его лице появилась глупая улыбка слабой надежды.

– Не суйся, – сказал Форд, – это нам, – и посмотрел на него таким взглядом, который заставил бы даже алголианского солнечного тигера попятиться и отправиться дальше по своим делам.

Форд хлопнул рукой по стойку, оставив на ней пятифунтовую бумажку. – Сдачи не надо, – сказал он.

– Как, с пяти фунтов? Благодарю вас, сэр!

– Вам осталось десять минут, чтобы их потратить.

Бармен предпочел просто отойти к другому концу стойки.

– Форд, – сказал Артур, – ты мне, черт побери, скажешь, что случилось?

– Пей, – ответил Форд. – Твоих три кружки.

– Три кружки? – ужаснулся Артур. – В такую рань?

Сосед Форда по стойке обрадованно ухмыльнулся и кивнул. Форд не обратил на него никакого внимания. Он сказал: – Время – обман чувств. Рань – обман вдвойне.

– Очень неплохо, – заметил Артур, – можно послать в журнал. Есть в журналах разделы для подобных штучек.

– Пей.

– С чего это вдруг три кружки?

– Успокаивающее. Тебе понадобится успокаивающее.

– Успокаивающее?

– Успокаивающее.

Артур уставился в кружку.

– Или со мной что-то творится, – сказал он, – или мир всегда был такой, а я так замотался, что и не заметил…

– Ладно, – Форд отхлебнул пива, – попробую объяснить. Сколько мы знакомы?

– Сколько? – задумался Артур. – Ну, лет пять, может, шесть. Большей частью все было нормально.

– Ладно, – повторил Форд. – А что ты скажешь, если узнаешь, что я не из Гилдфорда, а с маленькой планеты в окрестностях Бетельгейзе?

Артур пожал плечами, словно хотел сказать: – Ну и что?

– Не знаю, – наконец сказал он, глотнув пива. – А что – ты думаешь, я могу это узнать?

Форд сдался. Действительно ведь, кому нужно это знать, если скоро конец света. Он просто сказал: – Пей!

И добавил, как бы между прочим: – Скоро конец света.

Артур еще раз слабо улыбнулся всем посетителям. Увидев это, они нахмурились. Один даже сделал ему знак, чтобы он перестал улыбаться, а занялся бы своим делом.

– Сегодня, похоже, четверг, – пробормотал Артур, склонившись над кружкой. – У меня тяжелый день – четверг.

Глава 3

В этот самый четверг нечто тихо двигалось в ионосфере, на много миль над поверхностью планеты; несколько этих нечто, точнее говоря, несколько десятков этих огромных желтых нечто, похожих на плиты или громадные ломти, огромных, как небоскребы, бесшумных, как птицы. Они легко парили в вышине, грелись в электромагнитных лучах звезды Соль, выжидали, меняли строй, готовились.

Планета внизу почти ничего не знала о них, что, собственно, им в тот момент и было надо.

Никто не заметил эти огромные желтые нечто в Гринвиче, радары на мысе Канаверал не засекли их, Вумера, Джодрелл Банк и другие станции слежения проглядели их – жаль, конечно, ведь именно этого они ждали столько лет.

4
{"b":"877","o":1}