1
2
3
...
41
42
43
...
45

– Я чего-то не понимаю? – спросил у Форда Артур.

– А что, бывает по-другому? – удивился Форд.

– Но это же нормально, – обиделся Артур. Он начал понемногу просыпаться. – Нам не пора лететь? – вдруг спросил он. – Этот корабль сможет доставить нас на Землю?

– Еще как, – ответил Форд.

– Ведь туда и должна была отправиться Рэндом! – встрепенулся Артур. – Нам надо поскорей ее догнать! Вот только…

Форд предоставил Артуру обдумывать эту мысль, а сам достал из кармана свое старое издание «Путеводителя».

– Вот только в какой точке вероятностной оси мы находимся? – спросил Артур. – Есть здесь Земля или нет? Я так долго ее искал… И все, что находил, – это более или менее похожие на нее планеты. Расположение континентов совпадает, а все остальное – ничего общего. Самая жуткая назвалась Нучтоещетам, меня там укусил какой-то психованный зверь. Понимаешь, они так общаются – кусая друг друга. Чертовски больно. Ну, и в половине вселенных, разумеется, Земли вообще не было, поскольку ее взорвали эти чертовы вогоны. Ты меня слушаешь?

Форд не ответил. Он прислушивался к чему-то. Он молча протянул Артуру «Путеводитель» и ткнул пальцем в экран. На нем значилось: «Земля. В основном безвредна».

– Ты хочешь сказать, она здесь есть! – восторженно вскричал Артур. – Здесь есть Земля! Земля, на которую отправилась Рэндом! Во время грозы птица показывала ей Землю!

Форд шикнул на Артура, чтобы тот вел себя потише. Он слушал. А Артур нетерпеливо ерзал на стуле. Ему и раньше приходилось слышать «Love me tender» в «барах с живой музыкой». Конечно, он не ожидал услышать эту песню здесь, в чертовском далеке от Земли, но жизнь давно уже отучила его удивляться чему бы то ни было. Для певца из бара исполнитель был неплох, если кому такая музыка нравится, но Артуру было не до музыки.

Он глянул на свои часы. И вспомнил, что часов у него больше нет. Они, вернее то, что от них осталось, находились у Рэндом.

– Тебе не кажется, что нам пора? – теребил он Форда.

– Ш-ш-ш! – окрысился Форд. – Я заплатил за эту песню. – В глазах у него, похоже, стояли слезы, чего Артур никак уж не ожидал.

До сих пор Форда мало что пробирало до глубины души, разве что ну очень крепкое спиртное. Может, это у него от пыли? Он ждал, барабаня пальцами по столу – не в такт песне.

Песня закончилась. Певец запел «Heartbreak Hotel»[5].

– Как бы то ни было, – прошептал Форд, – должен же я сделать обзор этого ресторана.

– Что?

– Надо написать рецензию.

– Рецензию? На это место?

– Хоть немного отработаю свои расходы. Я так все устроил, что мой счет оплачивается и следа потом не найдешь. За это можно иногда и поработать, – добавил он, уставясь недобрым взглядом в кружку с пивом.

– За пару пива и за рулет?

– И за пение.

– Сколько ты ему заплатил?

Форд повторил пресловутое числительное.

– Я все равно не знаю, много это или мало, – произнес Артур. – Сколько это будет в фунтах стерлингов? Что на это можно купить?

– На это можно купить… э-э… – Форд прикрыл глаза, считая в уме, – Швейцарию, – произнес он наконец. Положил «Путеводитель» на стол перед собой и затюкал по клавиатуре.

Артур вежливо кивнул. Бывали времена, когда ему отчаянно хотелось понять, о чем же идет речь; встречались и времена, например, сейчас, когда он чувствовал, что, пожалуй, безопаснее не заморачивать себе голову. Он решил, что это, видимо, как раз тот случай. Он заглянул Форду через плечо.

– Это недолго, нет? – решился спросить он.

– Да нет, – ответил Форд. – Так, ерунда. Всего лишь информация о том, что рулеты здесь недурны, пиво отличное и холодное, местная фауна несколько своеобразна, а по вечерам выступает величайший во всех известных вселенных певец, ну и все такое. Полминуты. Надо же хоть иногда и поработать.

Он нажал на кнопку «ввод», и информация унеслась на субэфирных волнах.

– По-твоему, певец действительно так хорош?

– Угу, – промычал Форд.

К ним приближался бармен; рука его, державшая кредитную карточку, заметно тряслась.

Он положил карточку на стол перед Фордом так, словно это была ядовитая гадина.

– Ну и дела, – сказал бармен. – Первые два раза машина отказывалась взять вашу карточку. Не скажу, чтобы это меня удивило, – смахнул он пот с бровей. – Потом вдруг бац, и на тебе – все путем, полный ажур, и машина… она ее, знаете ли, приняла. Вы, того… счет подпишите?

Форд не глядя подмахнул листок.

– Надеюсь, это сильно повредит «Инфин-Идио», – произнес он, напустив на себя сокрушенный вид. – Так им и надо, – добавил он совсем тихо. – Сторицей!

Он удовлетворенно вздохнул и вернул счет бармену.

– Больше денег, – заметил он, – чем Полковник добыл ему за всю его карьеру, заставляя сниматься в посредственных фильмах и петь в казино. И он обговорил все это сам, без менеджера. Думаю, это его счастливый день. Передайте ему мою благодарность, и пусть выпьет за наш счет. – Форд выложил на стойку несколько монет.

Бармен отодвинул их.

– Вообще-то не стоит… – произнес он чуть хрипло.

– Мне виднее, – отрезал Форд. – О'кей, нам пора.

Они стояли на пыльной земле под палящим солнцем и с восхищением смотрели на хромированно-розовое чудище. Во всяком случае, Форд смотрел на него с восхищением.

Артур просто смотрел на него.

– Тебе не кажется, что хрому немного многовато, нет?

Он повторил это еще раз, когда они забрались внутрь. Сиденья и изрядная часть приборной панели были отделаны мехом и замшей. На главном пульте управления красовался огромный золотой вензель «Э.П.».

– Знаешь, – сказал Форд, включая двигатели, – я спросил его, правда ли, что его похитили пришельцы. Знаешь, что он ответил?

– Кто? – не понял Артур.

– Король.

– Какой король? Ох, черт, мы уже говорили на эту тему, верно?

– Ничего, – сказал Форд. – Так вот, он ответил, что нет. Он улетел по собственному желанию.

– Я так толком и не понял, о ком это ты, – признался Артур.

Форд тряхнул головой.

– Слушай, – сказал он. – Там в бардачке слева от тебя несколько кассет. Будь так добр, выбери чего-нибудь и поставь.

– О'кей, – сказал Артур, порывшись в кассетах. – Элвис Пресли тебе нравится?

– Если тебе это интересно, – ответил Форд, – да, нравится. Надеюсь, у этой машинки ход не уступает внешности.

Он врубил скорость.

– Иееее-е-ех! – заорал Форд, когда они взмыли в небо.

Машинка действительно не подкачала.

23

Агентства новостей такого не любят. Все хорошо в меру. Всамделишный звездолет, приземлившийся средь бела дня в центре Лондона, не мог не стать сенсацией высшего разряда. Второй, совершенно на него не похожий, приземлившийся тремя с половиной часами позже, сенсацией уже не стал.

«ЕЩЕ ОДИН КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ! – гласили заголовки. – НА ЭТОТ РАЗ РОЗОВЫЙ». Случись это хотя бы на месяц позже, шуму было бы куда больше. Третий звездолет, приземлившийся еще через полчаса, маленький четырехместный хрюндийский катер, попал только в выпуски местных новостей.

Пронзив стратосферу. Форд с Артуром без особой шумихи приземлились на Портленд-плейс. Времени было всего полседьмого вечера, так что места для парковки еще имелись. Они быстренько смешались с толпой зевак, потом громко возгласили, что, если никто больше не собирается вызывать полицию, это сделают они сами, и под шумок улизнули с места события.

– Домой… – произнес Артур хрипло, и на его глаза навернулись предательские слезы.

– Только не раскисай, пожалуйста, – буркнул Форд. – Нам необходимо найти твою дочь. И ту пернатую тварь.

– Но как? – вздохнул Артур. – На этой планете пять с половиной миллиардов населения, и…

– Да, – оборвал его Форд. – Но только одна из них прилетела из космоса на большом серебряном корабле в сопровождении искусственной птички. Я предлагаю следующее: найти телевизор и выпивку на то время, пока мы будем его смотреть. И делать это лучше в комфортабельных условиях.

вернуться

5

«Люби меня нежно», «Отель, где разбиваются сердца» – песни из репертуара Элвиса Пресли.

42
{"b":"879","o":1}