ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Голое платье звезды
Дорога Теней
Девушка Online. В турне
Свидание напоказ
Благородный Дом. Роман о Гонконге. Книга 1. На краю пропасти
Создатели
Карлики смерти
Dead Space. Катализатор
Какие наши роды

– Стивен! – Казалось, она поражена до глубины души. – Неужели ты до сих пор сердишься? После всех этих лет? – Удивление, да. Но и радость тоже.

Стивен готов был себя убить.

Он ответил с сарказмом:

– Всего лишь восстанавливаю порядок событий.

Кортни рассмеялась. Раньше Стивен считал этот девичий смех очаровательным. Теперь же он действовал ему на нервы.

– О, Стивен! Все так же цепляешься к мелочам.

– Это факты, и они важны, – возразил он.

Кортни раздраженно сдвинула брови. На мгновениеееочарование улетучилось. «Это что-то новенькое», – подумал Стивен. Ну конечно, он ведь никогда раньше не спорил с ней.

Ровным голосом он сказал:

– Ты никогда не приезжала в колледж. Более того, тебя бесило, что я здесь учусь. Помню, как ты язвила, что встречаешься со студентом. Так что давай не будем переписывать прошлое. – Он указал на маленькую кирпичную арку. – Сюда.

Он чувствовал на себе взгляд Кортни. Она мягко заметила:

– Ты ошибаешься. Мне не нужно ничего переписывать. Я помню… все.

Это слово, произнесенное тихим шепотом, предназначалось только для его ушей, словно тайная ласка. Стивен помнил эту уловку. Даже удивительно, как быстро в нем вспыхнула прежняя бессильная ярость.

Он стиснул зубы. За последние пятнадцать лет он отвык от «фокусов» Кортни.

– Я рад это слышать.

Она схватила его за руку и заставила остановиться у защищающей от ветра старой стены. Стивен взглянул на нее. Ее глаза были широко распахнуты.

– Я помню этот бал, – промурлыкала Кортни, глядя на его губы. – Как будто это было вчера. Разве мы не целовались с тобой здесь?

Она сменила духи. Запах был насыщенным и слишком пряным, словно в опиумном притоне. У Стивена закружилась голова. Он резко выдохнул.

Кортни улыбнулась.

– Видишь? Я помню.

О да, она прекрасно помнит свои дьявольские игры. Каждый раз, когда он встречался с ней с тех пор, она бросала его на колени каким-нибудь беззаботным замечанием, тайным обещанием близости. Со временем он перестал видеться с Томом. Проще было вообще перестать встречаться, чем постоянно чувствовать себя предателем.

– Убедился?

Стивен попятился.

– Мы никогда не целовались под этой аркой, – резко сказал он. – Она ведет в резиденцию главы колледжа. Двадцать лет назад я никогда не приходил сюда. Это было запрещено.

Он с отвращением отвернулся. Кортни, без сомнения, загладит свою оговорку. Ей всегда это удавалось. Но ему не хотелось выслушивать ее оправдания.

Он отомкнул резную калитку и направился к дому мастера. Это было старейшее здание в колледже, средневековая башня с каменной винтовой лестницей и наводящими ужас горгульями. Обычно Стивен улыбался им, проходя мимо. Сейчас он даже не посмотрел в их сторону.

Он заглянул в комнату секретарши.

– Миссис Андервуд несколько минут проведет в моем кабинете, Валерия. Ты не могла бы сварить кофе? И сообщи, пожалуйста, когда придет машина.

Он открыл дверь кабинета и остановился, пропуская Кортни вперед. Новые духи были очень пахучими. Просто душили.

Стивен пересек комнату, чтобы открыть окно.

– Итак… присаживайся, – предложил он, стараясь держаться от Кортни как можно дальше. – Не ожидал тебя увидеть. Что ты делаешь в Оксфорде?

Кортни была далеко не дура. Она сразу поняла, что Стивен нарочно отгородился от нее роскошным дубовым столом. В ее глазах сверкнули слезы.

– Не обижай меня, Стивен.

«Ее голос остался прежним», – с раздражением подумал Стивен. В промежутке между девятнадцатью и двадцатью четырьмя годами он безумно возбуждался от этих звуков. Сейчас ему тридцать девять, и через сорок девять минут ему ехать на телестудию. А эта легкая хрипотца по-прежнему сводит его с ума.

После всех этих лет! Как можно быть таким идиотом? Он решил забыть о вежливости.

– Чего ты хочешь, Кортни?

Она взмахнула своими роскошными ресницами. Пятнадцать лет назад его бы бросило в пот. Но за прошедшие годы Стивен встречал многих женщин. Теперь он понимал, что это всего лишь маленькая уловка, которой Кортни пользовалась, когда ей это было удобно. Где же его взволнованная богиня, у которой не было никаких уловок? Эта мысль поразила его своей силой.

Кортни даже не заметила, что он ее больше не слушает.

– О, Стивен, – вздохнула она. – Ты все еще обижаешься после всех этих лет?

Стивен взглянул на часы.

– Не знаю, зачем весь этот спектакль, Кортни, но тебе придется доигрывать его в одиночестве. У меня назначена встреча в Лондоне, и машина придет с минуты на минуту.

Она облизала губы, не сводя с него глаз. Этот фокус он тоже помнил. Вопреки его воле, тело откликнулось. Проклятье.

Кортни заметила его выражение.

– Отпусти машину, – хриплым шепотом предложила она.

Стивен глядел на нее, не мигая.

– Ты и впрямь надеешься получить все, что хочешь, Кортни?

Она широко распахнула удивительные голубые глаза.

– Ты всегда был умнее меня, Стивен.

– Смотря что ты считаешь умом, – все так же насмешливо ответил он. – Слушай, Кортни, у меня нет времени на дурацкие игры. Что на этот раз? Деньги?

На гладком лбу появилась морщинка. Кортни вздохнула.

– Ты стал таким… таким расчетливым. Я не узнаю тебя.

– Это жестокий мир. Странно, что ты до сих пор этого не поняла, ведь тебе приходится заботиться о ребенке.

Кортни наклонила голову. Ее темные волосы блестели. Неровное викторианское стекло в решетчатых окнах дробило солнечные лучи на множество маленьких радуг. Казалось, она окружена сиянием. «Догадывается ли она об этом?» – с раздражением подумал Стивен.

И все же ему стало легче. Ему проще было сопротивляться, когда Кортни разыгрывала из себя Мадонну.

– Поэтому я и здесь. Мне нужно поговорить с тобой об Уиндфлауэр, – с чувством ответила Кортни.

Его глаза сощурились.

– Да ну?

После гибели Тома Кортнизаявиласьв дом его родителей, утверждая, будто у нее нет ни гроша. Стивен в это время был в Австралии. Вернувшись, он обнаружил убитую горем мать Тома на грани разорения. К тому же она сидела по ночам с малышкой, в то время как Кортни разгуливала по наимоднейшим ресторанам с мужчинами, которые затем прощались с ней в лимузинах с затененными стеклами.

– Кортни – настоящая пиявка, – сказала миссис Андервуд. – Я бы выгнала ее, но бедняжка Уиндфлауэр все-таки моя внучка. Ты единственный из друзей Тома, с которым я могу разговаривать. Ты ее крестный отец. Мне нужна помощь, Стивен.

И Стивен помог. После того, как Кортни уехала снова (с одним из своих «спутников»), это было непросто. Но на протяжении многих лет он договаривался о школах, каникулах, программах медицинского обслуживания и однажды даже о срочном вылете из зоны боевых действий.

Миссис Андервуд называла его святым. Сам Стивен испытывал неприятное подозрение, что швыряет деньги на ветер, хотя мог бы сделать нечто более полезное.

Теперь он сказал:

– Что с Уиндфлауэр?

Кортни склонила окруженную сиянием голову и улыбнулась. Ему захотелось ударить ее по лицу.

– Я вынуждена оставить ее у тебя.

Стивен был настолько уверен, что Кортни снова попросит денег, что в первое мгновение не понял, о чем она говорит.

– Что?

Она повторила.

– Но… – У него в голове не укладывалось. – Что ты несешь?

– Я отправляюсь в оздоровительный центр. Только для взрослых. Я не смогу взять ее с собой.

– Оздоровительный центр? И что собираешься лечить?

– Это духовное исцеление, – резко ответила Кортни.

Стивен онемел от удивления.Она с вызовом вскинула голову.

– Мой консультант утверждает, что мне необходима спокойная обстановка.

Дар речи вернулся.

– Ты серьезно?

– Мой внутренний ребенок нуждается в ласке.

– Да ну? – угрожающим тоном произнес Стивен. – А в чем нуждается твой внешний ребенок? Твой настоящий ребенок. Бедная девочка, которую ты уже несколько лет таскаешь за собой по всей Европе.

– Только попробуй назвать меня плохой матерью! – взвилась Кортни, неожиданно растеряв большую часть своего очарования. – Как будто ты лучше. Когда ты в последний раз виделся с ней?

10
{"b":"88","o":1}