ЛитМир - Электронная Библиотека

«Ты это можешь, – сказала она себе. – Тебе все по плечу».

Выйдя из кабинки, она обнаружила, что девочка изучает сушилку для рук и фиолетовый освежитель воздуха.

– Мама говорит, – объявила она, – что надо постоянно пользоваться одними и теми же духами. Тогда люди, почувствовав запах, будут вспоминать о тебе.

– Правда? – удивилась Пеппер, совершенно не различавшая запахов. Похоже, жена лорда Зога та еще стерва. – Как оригинально. – Она сердито уставилась на свое отражение.

Жизнь под одной крышей с кузинами многому ее научила. Теперь в ее арсенале имелся полный набор румян, теней и мягких карандашей в придачу к пудре. Если сосредоточиться, то еще можно вспомнить, что со всем этим делать. Пеппер расправила плечи и вытащила из сумки косметичку.

Девочка вскарабкалась на соседний табурет и изучила ее коллекцию.

– Мама, – объявила она, разглядывая тени для век, – говорит, что тени можно накладывать только вечером.

– Спасибо за совет, – буркнула Пеппер. Она решительно взяла сиреневые тени и наклонилась вперед, пристально глядя в зеркало.

Ее глаза были бархатисто-карими, слегка раскосыми, с очень длинными ресницами. Она подкрасила верхнее веко и попыталась оценить результат.

Девочка промолчала.

Пеппер со вздохом достала тампон для снятия макияжа.

– Ну ладно, сдаюсь. Выглядит так, как будто я провела десять раундов с боксером-тяжеловесом. Наверное, нужно всего лишь напудриться. И, может, немного румян.

Она припудрила лицо и критически осмотрела свое отражение. Что ж, кожа стала матовой. Не слишком ли она бледная? Впрочем, опыт последних недель научил ее осторожнее обращаться с румянами. Не хватало еще быть похожей на Петрушку. Она осторожно нанесла тоненький слой румян на скулы и отодвинулась от зеркала.

Все еще слишком бледная? Ну и пускай. Ее ведь на программу не за красивую мордашку пригласили. Зато теперь нос не блестит.

Пеппер провела расческой по волосам, приподнимая их там, где они были примяты шарфом. Надула губы. Сдалась.

– Сойдет для сельской местности.

– А вы не будете брызгать волосы лаком? – поинтересовалась малышка.

– Нет, – возмущенно ответила Пеппер.

– А моя мама…

Пеппер уже трясло от этого слова.

– Я знаю, что она это делает, но у меня нет времени, – резко сказала она. – Идем.

И снова девочка взяла ее за руку. Пеппер невольно оттаяла. Ребенок ведь не виноват, что она нервничает.

Пока они шли по коридору, Пеппер пыталась поставить себя на место девочки. Если бы ее повезли на телестудию, она ожидала бы чего-то невероятного. А этот душный бункер оказался бы для нее огромным разочарованием. Пеппер знала, что такое разочарование.

С неожиданной и искренней симпатией она спросила:

– Ты, наверное, давно об этом мечтала.

Девочка покачала головой.

– Дядя Стивен сказал, что я должна поехать с ним. А потом, – пояснила она, – мы пойдем покупать мне одежду.

– Дядя! Значит, лорд Зог… то есть, мистер Кониг не твой отец?

Девочка снова покачала головой.

– А как тебя зовут?

– Дженис, – ответила малышка так торопливо, что Пеппер удивленно моргнула.

Пеппер ничего не знала о детях, но ей всю жизнь приходилось общаться с внушающими доверие бизнесменами. Она чуяла ложь за милю. Ежу понятно, что девочку зовут не Дженис. Интересненько.

Стивен отключил телефон в то же мгновение, как только она вышла из комнаты.

Это она! Его золотая богиня! Такие волосы невозможно не узнать. Хотя причиной этого «поэтического беспорядка» была не бессонная ночь на борту самолета, а несколько часов в дорогом салоне.

Но… не только ее волосы изменились. Все эти недели он наслаждался воспоминаниями о мимолетной нежности. Он погружался в эти чувства в краткие моменты покоя. Замечал, что его губы сами изгибаются в улыбке, как будто он снова глядел в ее глаза.

Ничего себе нежность! Эта женщина – не ускользающее видение из его снов. Это ведьма в куче одежек, стучащая туфлей по батарее и бросающаяся в драку по любому поводу. Это не ласковая мерзавка вроде Кортни, это – гораздо хуже.

Стивен скрипнул зубами. Боже, что он понимает в женщинах? Через пятнадцать лет повторить ту же ошибку! Или он ничему не научился?

Хлопнула дверь, и вошел режиссер.

– Привет, Стивен. Прости, что я тебя не встретил. Ты же знаешь, как это бывает. Познакомился с кем-нибудь? – Он что-то писал на листке бумаги.

– Нет, вообще-то, – сдержанно ответил Стивен.

– Да, я слышал, ты уже столкнулся с Тигренком.

– Ты имеешь в виду мисс Калхаун?

– Ага. – Мартин Таммери взглянул на него. – Правда, это что-то с чем-то?

– Вот именно, – согласился Стивен ледяным тоном. – Но, честно говоря, я не могу с уверенностью утверждать, что это была мисс Калхаун. Она не соизволила представиться.

Мартин прекратил писать. Его брови поползли вверх.

– Ну и ну!

– И все же я предположил, что это та самая женщина. Судя по твоему описанию.

– Э… да. – Он заулыбался. – Похоже, передача будет интересная. Великолепно. Где она? Или ты так ее достал, что она не смогла оставаться с тобой в одной комнате?

– Очень смешно, – огрызнулся Стивен. – Скорее уж эта женщина проломила бы мне голову своим каблуком.

И именно в этот момент она вошла в комнату в сопровождении Уиндфлауэр.

– Мисс Калхаун, – радостно воскликнул Мартин, ринувшись к ней.

«Она что-то сделала с лицом», – подумал Стивен. Ее глаза стали больше и казались еще более нежными. Притворство! Вот, о чем нельзя забывать.

– По-моему, вы с профессором Конигом не знакомы, – вмешался Мартин. – Позвольте, я вас представлю. Стивен сейчас знаменитость. Но он был моим преподавателем, когда я учился в колледже. Стивен… Мисс Пеппер Калхаун.

Пеппер была поражена. Лорд Зог глядел на нее, словно судья, не знающий снисхождения. Впрочем, проявить себя он вряд ли сможет, так как до начала передачи им уже не дадут остаться наедине. Девушка на мгновение задумалась о линии поведения и решила выбрать добродушный юмор.

– Привет, профессор.

Она протянула руку. Высокомерный британский мужчина при всем желании не смог бы ее не пожать. Пеппер знала таких людей. Они могут быть холодными как лед и твердыми как железобетон, но при этом помешаны на хороших манерах.

Профессор лорд Зог скрипнул зубами. Но она его раскусила. Он действительно ответил на рукопожатие.

Пеппер сдержала улыбку.

– Знаменитость? – невинным тоном сказала она. – Простите, я вас не узнаю. Я в Британии всего пару месяцев.

– Я знаю, – холодно ответил лорд Зог.

– Расскажите, что же я должна знать о вас, – предложила Пеппер.

Но, вопреки ее ожиданиям, это не сильно его разозлило. Мгновение он пристально смотрел на ее губы, и его лицо казалось застывшим. А затем неожиданно повеселел.

– Мартин преувеличивает. Я самый обычный биохимик, мисс Калхаун. Просто я основал компанию «Кплант» и добился некоторых успехов.

Некоторых успехов? Пеппер была потрясена. Три года назад «Кплант» стал настоящей сенсацией.

Она нахмурилась.

– Пищевые технологии? И вы добились полной котировки своих акций?

На мгновение он тоже выглядел удивленным, а затем невозмутимо ответил:

– Вы слегка опережаете события. Может быть. Со временем.

Пеппер прищурилась. «Где-то я это слышала, – подумала она. – И он как будто в чем-то меня подозревает. С чего бы это?»

Вслух она произнесла:

– Может быть? Но разве не каждый предприниматель стремится, чтобы акции его компании котировались на рынке? Ведь в этом и заключается главная цель.

Его лицо не изменилось. И все же Пеппер поняла, что попала в точку. «Я довела его до белого каления», – мелькнула у нее мысль.

– Вы так считаете? – Странная нотка в голосе.

«Нет, все-таки не до белого каления. Но его это задело. Именно таких слов он и ждал от меня. И теперь презирает меня за это».

Их взгляды встретились. Схлестнулись.

14
{"b":"88","o":1}