ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Страсти по Адели
НеФормат с Михаилом Задорновым
Самый желанный мужчина
В погоне за счастьем
Всегда кто-то платит
Жизнеутверждающая книга о том, как делать только то, что хочется, и богатеть
Пропаданец
Черная башня
Мой звездный роман

И Пеппер подумала: «Черт, я же его где-то видела».

Вмешался Мартин.

– Эй, ребята. Потерпите до передачи. Вообще-то, нам уже пора идти в студию. – Он махнул одной из девушек-ассистенток. – А ты пока присмотри за дочкой мисс Калхаун.

– Она не… – начала Пеппер.

Но Мартин уже вышел из комнаты. Он провел своих гостей по коридору, торопливо раздавая последние указания.

– Зрителям от шестнадцати до восемнадцати лет. Образовательный уровень самый разный. Очень живенькие детишки, судя по тому, что мы видели. Интересуются всем – от шоу-бизнеса до банковского дела. Могут задавать неожиданные вопросы. Сумеете ответить?

Стивен Кониг пожал плечами.

– Буду импровизировать.

«А как же я? – возмутилась Пеппер. – Или он думает, что только у него будет микрофон? Ага. Именно на это он и рассчитывает. Я расспрашивала его о его дурацкой компании, а он мне ни одного вопроса не задал. Он меня за человека не считает!»

Но она не могла выбросить из головы мысль о том, что уже встречалась с ним раньше. Но где? И почему он этого не помнит?

«Наверное, не обратил на меня своего драгоценного внимания при встрече». Пеппер стиснула зубы и первой вошла в студию, убеждая себя сохранять спокойствие. Ей необходимо поддерживать образ здравомыслящей женщины. Не хватало еще наброситься на профессора Стивена Конига с кулаками во время прямого эфира. Но как же хочется!

«Позже», – пообещала она себе. И с профессиональной улыбкой заняла свое место перед камерами.

Стивен чувствовал ее обиду. Его губы изогнулись в усмешке. На что ей обижаться? Ведь это он целыми неделями (нет, даже месяцами) мечтал о выдуманной женщине!

«Пора просыпаться, – мрачно сказал он себе. – Нет, пора взрослеть». Он выслушал вступительное слово ведущего и почувствовал, что вскипает.

Первый вопрос был адресован Пеппер. Девушка в потертых джинсах спросила о создании начального капитала. Ответ был довольно содержательным. Почему-то это рассердило Стивена еще сильнее.

– Вы так много знаете о создании начального капитала, – заметил он, как только Пеппер умолкла. – При том что в вашем распоряжении огромные ресурсы империи Калхаунов.

Ведущий удивленно моргнул. Но не успел он вмешаться, как Пеппер выпрямилась в кресле и окинула обидчика гневным взглядом.

Стивен так сильно нахмурился, что его густые брови соединились в одну линию.

– Судите сами, – безжалостно продолжил он. – У вас есть множество преимуществ, которых многие из нас лишены. Деньги, семейный бизнес, традиции, связи…

Не говоря уже о таком невинном выражении лица! Настолько искреннем, что она сумела обвести вокруг пальца мужчину, знающего почти все о чертовых женских уловках. О, нет. Если кому-то и надо обижаться, то только не Пеппер Калхаун.

– Вам все преподнесли на тарелочке, – подытожил он и снова стиснул зубы.

Пеппер одарила его угрожающей улыбкой. Как он мог влюбиться в нее? Наверное, крыша съехала от усталости на этом чертовом самолете.

– Предприниматель должен использовать любые возможности, – мягко сказала она и улыбнулась аудитории. – У каждого из нас есть знакомые, обладающие или умениями, или связями. Так воспользуйтесь этим. Почему-то в Британии это не принято. Но вам следует повзрослеть и избавиться от этого предрассудка.

Стивен замер. «Она назвала меня мальчишкой», – с недоверием подумал он.

Их взгляды встретились. Она снова улыбнулась. «Один-ноль в мою пользу» – вот что читалось в ее улыбке.

Именно этот момент и определил дальнейший ход передачи.

– О, да, – воскликнул Мартин Таммери в аппаратной, глядя на мониторы. Он в восторге всплеснул руками.

Зрители почувствовали напряженную атмосферу. Их вопросы становились все более провокационными.Все оставалось в рамках приличий… до сих пор. Но невозможно было скрыть тот факт, что два известных гостя ненавидят друг друга. А затем ситуация вышла из-под контроля.

Причем вопрос, который послужил отправной точкой, казался вполне невинным.

– Как вы думаете, честно ли требовать от женщины, желающей устроиться на работу в бутике, чтобы она похудела? – спросила какая-то девушка.

Стивен явно заскучал. Его пальцы барабанили по подлокотнику кресла.

Пеппер ответила:

– Да, я читала об этом случае. Нет ничего плохого, когда предприниматель требует, чтобы сотрудники следили за своей внешностью. И, честно говоря, при выборе персонала мы думаем о чувствах клиентов и о том, какую прибыль получим. Но вес – дело другое. Люди полнеют по самым разным причинам, и не всегда это зависит от них…

И тут накопившаяся ярость Стивена выплеснулась наружу.

– О, Боже. Какая чушь! – Он развернулся в кресле и гневно уставился на Пеппер. – Это же очень просто. Если вы получаете с пищей больше энергии, чем растрачиваете при физических нагрузках, то у вас накапливается жир. Вы можете бороться с этим или оставить все как есть. Но только не надо молоть чепуху, будто от вас ничего не зависит. Если бы это было для вас важно, вы бы постарались похудеть. И я уже устал от женщин, которые жалуются на свой вес, словно это не их вина.

При этом он думал о Кортни, которая находит своим прихотям тысячу оправданий и не способна взять на себя ответственность за что бы то ни было. Того, что последовало за его словами, он совершенно не ожидал.

Пеппер молчала. Она застыла в неподвижности, словно пришпиленная к креслу, как будто малейшее движение могло привести к смертельно опасному кровотечению.

– Что? – раздраженно рявкнул Стивен. – Что с вами?

Она побелела так сильно, что теперь он видел, как выделяются светлые пятна румян на ее бескровных щеках. Похоже, ей стало дурно.Пауза была недолгой. Но казалось, что молчание тянется целую вечность. Затем ведущий опомнился и перешел к следующему вопросу.

Пеппер ожила, продолжила отвечать на вопросы и даже отпустила пару шуток. Но она ни разу больше не взглянула на Стивена. А когда в студии зазвучала финальная музыка, встала и вышла, не произнеся ни единого слова.

Не успела мелодия умолкнуть, как к Стивену подбежала Уиндфлауэр. «Где эта малышка научилась делать такое осуждающее лицо», – с раздражением подумал он.

– Эта женщина плачет, – объявила девочка.

Стивен опешил.

– Не глупи, – ответил он. – Взрослые не плачут.

Уиндфлауэр окинула его неописуемо презрительным взглядом, но ничего не сказала.

Стивен встал и взглянул на дверь, за которой исчезла Пеппер. Неужели эта ужасная женщина и вправду плакала? Черт! Лживые феминистки не плачут. Он так и не понял, что же такого ужасного он сделал. Но это его вина, без сомнения. В этом его убеждало смутное чувство неловкости.

И Мартин Таммери подтвердил его уверенность. Режиссер радостно потирал ладони.

– Великолепно, – заявил он. – Просто великолепно. Лучше и быть не могло. Пойдем выпьем за нашу удачу.

– Удачу? – Стивен вскинул брови. – Но это было ужасно.

– Мне очень жаль, – неубедительно посочувствовал Мартин. Он повел его в комнату для гостей. – Правда ведь, мисс Калхаун – настоящая язва? Эти деловые женщины все такие. Скандал ходячий. Но в нашем случае это того стоило.

Стивен растерянно покачал головой.

– Такие ссоры на телевидении ценятся на вес золота, – добродушно пояснил Мартин. – Наверняка нам вот-вот позвонят из «Скандалов недели»… – Он резко умолк.

Пеппер Калхаун вошла в комнату для гостей с высоко поднятой головой и сухими глазами.Мартин схватил свою ассистентку за локоть и прошипел ей на ухо:

– Успокой ее. Задержи ее здесь. – А затем юркнул в боковую дверь, прежде чем пристальный взгляд Пеппер успел пригвоздить его к месту.

Ассистентка нервничала еще сильнее, чем до программы. Она, волнуясь, шагнула вперед.

– М-могу ли я предложить вам выпить, мисс Калхаун?

Если до передачи Пеппер все раздражало, то теперь она выглядела так, словно хлебнула горячей крови. И жаждала добавки.

– Воды, – мрачно сказала она. – Побольше.

Стивен подошел к ней.

15
{"b":"88","o":1}