1
2
3
...
15
16
17
...
35

– Огонь залить? – протянул он.

Неудачная фраза для мирного предложения. Стивен понял, что женщина расценит его слова как насмешку. Но отступать было поздно.Пеппер окинула его пылающим взглядом.

– Все ведь закончилось, – сказал Стивен, еще сильнее усугубив обстановку.

– Вовсе нет, – возразила Пеппер. – Все осталось на пленке. Очень дорогой пленке.

Стивен моргнул.

– Не волнуйтесь, – утешила ее ассистентка. – Многое вырежут. Обычно из записи вырезают все плохие места, прежде чем продавать ее другому телеканалу.

Пеппер взглянула на нее.

– Вы давно тут работаете?

– Шесть месяцев. – Девушка покраснела.

– Оно и видно, – съязвила Пеппер. – Если бы у вас было больше опыта, вы бы знали, что вырезают только скучные фрагменты. А то, что здесь произошло, скучным не назовешь.

Стивен не смог удержаться от смеха.Пеппер не обратила на него внимания.

– На самом деле это большая удача для вашего убогого телеканала.

Даже Стивен казался сбитым с толку.

– Я не понимаю, – произнесла ассистентка.

Пеппер взглянула на Стивена Конига.

– Скандальное поведение всегда привлекает клиентов, – ровным голосом пояснила она.

Его густые брови изогнулись.

– Вы меня упрекаете, мисс Калхаун?

– Я говорю, что вы могли бы кое-чему поучиться. Вежливости, например, – ответила Пеппер все тем же бесстрастным, безжизненным голосом.

Его глаза сверкнули, словно она попала в цель. Но ответил он насмешкой:

– Значит, вам можно называть меня тираном, а я даже не имею права сказать, что телосложение женщины зависит от нее самой?

Ее глаза вспыхнули. Но голос остался холодным.

– Да, думаю, вам следовало быть более сдержанным.

Он фыркнул.

– Вежливость должна быть взаимной.

– Я знаю. Я была вежливой. – Пеппер взяла стакан с водой из рук ассистентки и осушила его одним глотком. – В отличие от вас.

– Что? – возмутился Стивен. – Почему?

– Вы вели себя не как джентльмен. И вы это знаете.

– Волков бояться – в лес не ходить, – усмехнулся он.

– Я не боюсь волков, профессор Кониг. Я выросла в лесу, – медовым голосом ответила Пеппер. – А вы?

– Это угроза?

Девушка позволила себе улыбнуться. У нее была очаровательная улыбка, и она это знала.

– Нет, нет, – проворковала она, словно южная красавица, которую пыталась вырастить из нее бабушка. – Это не угроза. Это объявление войны.

И она вышла.

Четвертая глава

Мартин Таммери был недоволен своей ассистенткой.

– Я же велел тебе задержать Пеппер Калхаун, – выговаривал он. – Как ты могла ее отпустить?

Стивен почувствовал угрызение совести. До сих пор никто еще не упрекал его в нерыцарственном отношении к женщинам. Он заступился за девушку.

– Это я виноват, Мартин. Мы с мисс Калхаун поссорились.

Кричать на своего влиятельного гостя Мартин, конечно, не мог.

– Ну, ладно, она бы ее все равно не удержала, – не слишком любезно заявил он. Но тут же заметил Уиндфлауэр, сидящую в уголке, и вздохнул с облегчением. – Ой, она оставила ребенка. Значит, еще вернется.

– Это мой ребенок, – буркнул Стивен.

Мартин удивленно выгнул брови.

– Бог с ним, с ребенком. Мы с мисс Калхаун еще не закончили. Так что дай мне номер ее телефона.

Мартин хохотнул.

– И ты думаешь, она ответит на твой звонок? Мечтать не вредно!

– А почему бы ей не ответить?

Таммери обменялся взглядами с ассистенткой.

– Ну, ты же обозвал ее жирной перед телезрителями.

– Что?

Возглас Стивена заставил Уиндфлауэр сорваться с места и броситься к нему. Он рассеянно положил руку девочке на плечо.

– О чем ты говоришь? Никак я ее не обзывал!

– Наверняка, она меня обвинит, – продолжил Мартин, не слушая его. – Вечно одно и то же. Сами лезут в драку, а потом оказывается, что это подлый режиссер все подстроил.

– Я ничего подобного не говорил, – взволнованно произнес Стивен. – Никому и никогда. И вовсе она не жирная.

– Ну, немного полновата, – справедливо заметил Мартин. – В любом случае все женщины считают себя толстухами. Если бы мы не шли в прямом эфире, ей-богу, сюда бы уже звонил ее адвокат.

– Адвокат? – Стивен не верил собственным ушам. – Ты такой же чокнутый, как и она.

– Поверь, если бы это было в ее силах, она добилась бы, чтобы этот кусок вырезали, – заявил Мартин. Неожиданно на его лице отразилась тревога. – Мы ведь получили ее подпись?

– Какой еще кусок? – заорал Стивен, от ярости забыв о правилах английской грамматики.

Ассистентка пропустила его возглас мимо ушей. Она была слишком взволнована, чтобы обращать внимание на кого-нибудь кроме начальника.

– Да, все в порядке, Мартин. Мы получили разрешение на съемку на прошлой неделе. И она его подписала.

Мартин вздохнул с облегчением.

– Слава тебе Господи. Теперь от покупателей отбоя не будет.

Стивен тяжело задышал.

– Слушай сюда, – произнес он тоном, который использовал один или два раза за всю историю «Кплант». Те, кому не посчастливилось услышать этот тон, никогда не смогут его забыть.

Это подействовало. Мартин Таммери взглянул на гневное лицо Стивена и решил, что обсуждение программы местных новостей подождет.

– Прости, – сказал он. – В чем дело?

– Покупатели? – повторил Стивен угрожающе тихим голосом.

– Ах, это. – Мартин слишком поздно заметил ловушку. Он попытался исправить положение. – Э… вы двое сделали отличную передачу. Нет ничего лучше дуэли, чтобы привлечь клиентов.

– Клиентов? – повторил Стивен. Он казался ошеломленным. – Она именно так и сказала.

Мартин пропустил выступление Пеппер, но по виноватому лицу ассистентки понял, в чем дело.

– Не беспокойся, Стивен…

– О, мой Бог. Значит, она была права? Вы собираетесь смонтировать запись таким образом, чтобы это выглядело, как будто я обидел женщину. А потом продадите эту чертову кассету в какую-нибудь скандальную передачу.

Мартин изобразил оскорбленную невинность.

– Это образовательная программа…

Стивен только рукой махнул.

– Я хочу видеть запись, – мрачно сказал он. – От начала и до конца. Немедленно.

– Не сразу, Стивен. Мне нужно позвонить…

– Немедленно, – тоном, не допускающим возражений, повторил он.

– Не знаю, понимаешь ли ты, что такое временные ограничения…

– Нет, это ты не понимаешь, Мартин. Я хочу видеть все, что я говорил. И то, как она реагировала. В противном случае, – вкрадчивым голосом произнес Стивен, – тебе придется иметь дело не с ее адвокатами. А с моими.

Мартин Таммери долго на него глядел. И поверил.Они просмотрели запись в маленьком кабинете. Когда передача закончилась, стояла мертвая тишина.Затем Стивен судорожно сглотнул.

– О… мой… Бог.

Мартин попытался скрыть самодовольную улыбку.

– Дуэль. Я же говорил тебе. Отличная запись. Вы, – добавил он не слишком тактично, зато искренне, – просто созданы друг для друга.

Стивен его не слушал.

– Значит, мне это не показалось. Она выглядела так, как будто я ее ударил.

– Очень интересный пример физической реакции, – вставая, заметил Мартин. – Я бы сказал, что она ненавидит тебя до глубины души. Теперь, с твоего позволения, я должен поговорить с Нью-Йорком.

Стивен загородил ему путь.

– Даже не думай об этом.

– Но…

– Я, – мягко произнес Стивен, – еще ничего не подписывал. Продай хоть сантиметр этой пленки, и я подам на тебя в суд. – Он взял Уиндфлауэр за руку, глядя на нее с раскаянием. – Перед тобой я тоже должен извиниться. Взрослые плачут.

Она молча кивнула.Стивен сжал ее ладонь.

– Идем, Уиндфлауэр. Нам с тобой нужно многое исправить. Очень многое.

Пеппер вошла в квартиру и, зажмурившись, прислонилась к двери. Девушку била дрожь. «Четыре часа прошло, а я все никак от потрясения не отойду», – равнодушно подумала она.

– Пеппер?

Она, вздрогнув, открыла глаза. Обычно ее кузины возвращались не раньше семи. Но в дверях кухни стояла Иззи. Ее лицо казалось взволнованным.

16
{"b":"88","o":1}