1
2
3
...
25
26
27
...
35

Стивен улегся рядом с Пеппер.

Она напряглась. «Господи, вот оно. Настоящее соблазнение. Знаю, я сама согласилась. Но теперь не уверена. Столько времени прошло… Была бы я на десяток килограммов легче… Я так мало о нем знаю… Так можно и в беду попасть… Помогите!»

Она задерживала дыхание до тех пор, пока ее не начало трясти. Но Стивен всего лишь заложил руки за голову, глядя вверх, сквозь ивовые ветви.

– Я бы на твоем месте начал дышать, – сказал он. – А не то еще сознание потеряешь. – Его голос стал более резким. – И даже знать не будешь, что я смогу с тобой сделать.

Пеппер судорожно вздохнула, так что лодка покачнулась. Она ухватилась за борт и села, с яростью глядя на Стивена.

– Что?

Он так и не взглянул на нее.

– Все, что тебе нужно, это просто сказать «нет», – как ни в чем не бывало, заявил он.

Пеппер скрипнула зубами.

– Что ты хочешь сказать?

– Что слышала. Я же вижу, что ты ничего не решила. – Он окинул ее долгим, невозмутимым взглядом. – Переживу как-нибудь. Все лучше, чем видеть, как ты трясешься. Не собираюсь я тебя насиловать.

Ни фига себе!

Через мгновение Пеппер спросила сдавленным голосом:

– Ты мысли мои читаешь?

Его лицо смягчилось.

– Слушай, мы оба еще учимся.

– Прости. – Она была по-настоящему смущена.

– Ничего страшного. Почему бы тебе просто не насладиться сегодняшним днем?

Медленно, осторожно, она снова легла. Ее тело казалось застывшим, как у китайской куклы. Но Стивен не придвинулся к ней, и постепенно она взяла с него пример и направила взгляд в небо.

Солнечные лучи просеивались тысячами радуг сквозь мелкие листья. Создавалось впечатление, будто лежишь под водопадом. Пеппер закрыла глаза. Ее дыхание замедлилось.

– Красота, – услышала она мечтательный голос Стивена.

Не открывая глаз, Пеппер почувствовала, как он взял ее за руку. Нежно, но крепко пожал. И медленно, медленно, напряжение схлынуло. А сердце… сердце начало открываться. Открываться солнцу; тихому журчанию воды; мужчине, который не станет ее насиловать. Который тоже еще учится.

Который держит ее за руку, словно они принадлежат друг другу. Который не сделает ничего больше, пока она не решится…

Пеппер собралась с мыслями.

– Стивен, – мягко позвала она.

– Да?

– Обнимешь меня?

Было мгновение, когда, казалось, все висит на волоске. Какая-то частичка Пеппер сжалась от ужаса, закрыв руками глаза. Но остальная ее часть ждала, пока Стивен приподнимется на локте и склонится над ней.

Это было долгое, удивительное объятие. Пеппер начала понимать, как мало она узнала о своих желаниях из прошлого опыта.

Опыта? Ха! Вот это – опыт. Все остальное до сегодняшнего дня только называлось сексом. Сейчас она это осознала. Стивену достаточно было прикоснуться кончиком пальца к ее губам, и она испытала больше чувств, чем за всю свою прошлую жизнь.

Больше чувств? Кого она пытается обмануть? Она хочет большего! Как в жизни никогда не хотела. А этот Стивен и ухом не повел. Даже когда она вскрикнула от удовольствия.

Уткнувшись лицом в плечо Стивена, Пеппер прижалась к нему. Ее дрожь постепенно утихла. Пульс замедлился. Но удовольствие осталось. Наполнив каждую клетку ее тела.

Вскоре Пеппер шевельнулась.

– Чтобы целовать девушку в лодке, нужен особый талант, – сказала она. – И у тебя он есть!

Стивен поднял голову.

– Спасибо, мэм.

Она отстранилась, изумленная и пытающаяся скрыть свое изумление.

– Много тренировался?

Он обнял ее крепче.

– Можно и больше.

Пеппер пристально глядела в его лицо. Его поцелуй потряс ее до глубины души. Но он казался спокойным. По крайней мере, голову не потерял.

Словно для того, чтобы подчеркнуть душевное равновесие Стивена, лодка покачнулась, плавно, как кресло-качалка. На лице Стивена читалась смесь веселья, удовольствия и предвкушения. Все сразу.

Но изумления не было. Пеппер не сумела вознести его к небесам, как это сделал с ней он.

Испытывая сожаление, она села и попыталась вернуться к действительности.

– Эй, как насчет продуктов для пикника, которые я купила? Я уважать себя перестану, если мы все это не съедим.

Он не пытался снова ее обнять. И не стал спорить.

Вместо этого Стивен сказал:

– У нас и шампанское есть.

Пеппер робко на него взглянула.

– Мы что-то отмечаем?

Глаза Стивена лукаво заблестели.

– Это исключительно из практических соображений. У меня нет с собой штопора. А для шампанского штопор не нужен.

Пеппер принялась раскладывать еду.

Он одобрил ее выбор, с удовольствием попробовал оливки, похвалил сыр. Он достал прекрасное, ароматное шампанское из сумки-холодильника, и устроил ей настоящий допрос. Сидя напротив нее по-турецки, он выудил из нее такие откровения, которыми она не делилась даже с двоюродными сестрами.

– Так как ваша семейная ссора?

Пеппер пригубила третий по счету бокал.

– Что?

– При нашей первой встрече ты говорила, что вроде собираешься помириться с родственниками.

– Ты запомнил? – удивилась она.

– Я помню все, что ты мне рассказывала.

– Даже когда ты так плохо со мной обошелся во время съемки?

К его чести, он выглядел пристыженным.

– У меня был тяжелый день. А потом ты раскомандовалась, и я решил, что ты самая ужасная и агрессивная женщина. Наверное, я так злился, потому что почувствовал себя одураченным.

– Одураченным?

– Я же сказал, – ровным голосом пояснил Стивен. – Я помню все, что ты мне говорила. На самолете ты была… чудесной.

Их взгляды встретились. Неожиданно у Пеппер перехватило дыхание.

Он склонился к ней.

Ее охватило смущение. Она отвела взгляд и сглотнула. Это было мгновенное замешательство. Она и отодвинулась всего-то на несколько миллиметров.

Но Стивен резко остановился.

Наступила тишина. «Дура, дура, дура», – твердила себе Пеппер. Но она понятия не имела, что сказать.

А потом Стивен легкомысленно продолжил:

– Так как твоя семейная ссора?

Она выдавила улыбку.

– Мир заключен. Честно говоря, я поселилась у моих кузин. Они замечательные. Я столько нового узнала.

Стивен подлил ей шампанского.

– И что же?

– У меня никогда не было близких подруг, – серьезно сказала Пеппер. – Спроси меня про отношение цены к доходу, и я отвечу. Но все эти посиделки за полночь… черт, я ничего в этом не понимаю.

Он был сбит с толку.

– Прости… чего не понимаешь?

– Как быть крутой. Как говорить не то, что думаешь. И как найти парня из «Красной книги».

Стивен моргнул.

– Не понял. Что еще за «Красная книга»?

Пеппер развеселилась.

– Куда вносят одиноких богатых мужчин нормальной ориентации.

Его глаза неожиданно заблестели.

– Теперь я с тобой. Так что можешь прекращать поиски.

Девушке расхотелось смеяться.

– Что?

Он взял ее за руку. Его пожатие было очень сильным, а ладонь – горячей. Пеппер изучала его лицо. На его скулах выступил румянец, а дыхание ускорилось. Еще не пират, но искорка безрассудства в его темных глазах уже появилась.

«Это даже лучше изумления», – смущенно подумала Пеппер. Ей показалось, или их сердца действительно начали биться в унисон?

– Единственное, что можно подвергнуть сомнению, так это мое богатство, – шутливо пробормотал Стивен. – Пойдем ко мне, и я покажу тебе свое портфолио.

Это повисло в воздухе – наполовину шутка, наполовину шаг по дороге, которую Пеппер хотела пройти до конца.

Она сглотнула. Иззи и Джемайма обожали эти сексуальные поддразнивания. Она знала, что должна пошутить в ответ. Но не могла придумать ни слова.

Так и сидела, застыв, проклиная свое неумение.

Стивен Кониг простил ей это. Более того, он все понял. Он прикоснулся к ее лицу, очень нежно, и это было похоже на обещание.

– Может, пора почитать для тебя?

Неужели он будет читать ей безумные любовные стихи? Неужели это облегчит решающий следующий шаг? Пеппер чувствовала, что разрывается между возбуждением и острым смущением. Но книга, которую он принес, оказалась в суперобложке, и название было ей знакомо.

26
{"b":"88","o":1}