ЛитМир - Электронная Библиотека

«Я люблю тебя», – мысленно сказала она.

Но вслух Пеппер этого не произнесла. А у Стивена и вовсе не было сил разговаривать.

Она не знала, сколько времени они пролежали в объятиях друг друга. Затем Стивен встал. Оставшись в одиночестве, Пеппер вышла из забытья. Она тоже поднялась и прошлась мимо разбросанной одежды, пытаясь отыскать свою майку.

Она окинула взглядом тускло освещенную комнату. Постель казалась пустой. Темно-зеленая простыня была скомкана и частично съехала на пол.

– Постель в беспорядке, – с удовлетворением заметил Стивен.

Он подошел к ней сзади и снова обнял. Пеппер вновь почувствовала его тепло, силу его рук. Она слышала его дыхание и поняла, что он снова смеется.

Неудивительно.

Постель действительно была в беспорядке. Подушек на ней не осталось. Скомканное покрывало кучей валялось на полу. Угол простыни был перекручен. Пеппер вспомнила, как ухватилась за него в порыве страсти. А может, это Стивен спихнул простыню с кровати в миг наслаждения?

«Я уже смотрю на нас как на единое целое», – подумала Пеппер. Эта мысль ее напугала.

Он рассеянно погладил ее грудь.

– Замерзла?

– Нет.

– Мне показалось, ты вздрогнула, – с вопросительной ноткой в голосе произнес Стивен.

– Нет.

– Все хорошо, милая?

Она обняла его в ответ.

– Все просто замечательно.

– Повторяешься. – В его голосе звучал смех.

Пеппер опустила голову ему на плечо. Она чувствовала щекой, как бьется его сердце. Размеренно, словно ритм вселенной.

«Вот я и вернулась домой», – подумала она.

Неожиданно Пеппер поняла, что принадлежит этому мужчине. Ее это напугало. Она никогда не испытывала подобных чувств. И помыслить не могла, что испытает.

Ей казалось, что она сбросила с себя невидимую ношу. Она свободна! Эта мысль вызвала в ней радостную дрожь.

Стивен обнял ее еще крепче.

– Ты замерзла. Завернись в это, а приведу в порядок постель.

Он набросил ей на плечи старый халат. Девушка опустилась на дубовый сундук и смотрела, как Стивен расправляет простыню и укладывает на место подушки.

– Ты такой хозяйственный, – усмехнулась она, лучась любовью.

Он чмокнул ее в плечо, проходя мимо.

– У меня есть не только прелестное личико.

– Я в восторге.

Он хмыкнул.

– Отлично.

Стивен расправился с постелью очень быстро. Словно делал это уже много раз.

Пеппер плотнее запахнула халат.

«Успокойся, – сказала она себе. – Конечно, он делал это раньше. И тебя это не касается». Но ей стало чуть холоднее.

Она возвращалась с неба на землю, и ей совершенно этого не хотелось. Она смотрела на игру мышц на его спине и размышляла. Без одежды он великолепен. Не зря Джемайма называла его сексуальным. Так и есть.

Отлично. И все женщины, которые сидели здесь и следили за ним, наверное, тоже были великолепны. Она закуталась еще сильнее.

И минуты не прошло, как кровать была застелена. А Пеппер охватил тихий ужас.

Похоже, Стивен даже не заметил открывающейся между ними пропасти. Он решительно обнял ее и отвел к кровати.

– Удобно?

– Очень, спасибо, – вежливо ответила Пеппер. Она лгала.

Он и этого не понял.

– Хорошо.

Уснул он мгновенно. Его дыхание замедлилось. Рука, лежавшая на ней, расслабилась и соскользнула.

Пеппер выждала секунду, а затем, очень осторожно, отодвинулась. Сна не было ни в одном глазу. Удобно? Как здесь может быть удобно? Она же увалень, который занимает слишком много места в чужой кровати. Вряд ли Стивен Кониг когда-либо спал с увальнями. Каким бы добрым и веселым он ни был, этого изменить она не могла.

Она была девушкой, личная жизнь которой оплачивалась деньгами бабушки; девочкой, которая вечно подпирала стенку на школьных дискотеках; деловой женщиной, не имеющей сердца. И чем быстрее она вернется к своей обычной жизни, тем лучше! Пока не стала зависимой от потрясающей предупредительности Стивена Конига в постели. Или от его доброты. Если она позволит себе поверить, что это нечто большее чем доброта, то рано или поздно ее сердце разобьется на куски.

Пеппер так долго вглядывалась в темноту, что у нее заболели глаза. Но она не плакала. Стивен мог бы проснуться, услышав ее плач, а она бы этого не вынесла. Так что она мрачно размышляла о своем изгнании из рая. К утру она была уже очень далеко.

Стивен так этого и не понял. Он разгуливал по комнате, весело болтая, словно они просыпались рядом друг с другом сотни раз. У него на лице было написано: «Подумаешь, какие пустяки».

«Если бы я могла считать это пустяками, – в отчаянии думала Пеппер. – Если бы я знала, как вести себя. Если бы я была похожа на Иззи и Джемайму. Господи, я даже не знаю, что мне ему сказать».

– Ты не мог бы принести мне мой костюм? Я оставила его в сумке где-то внизу.

Стивен скорчил смешную гримасу.

– Какая жалость. Я буду скучать по твоей маечке.

Пеппер улыбнулась через силу. Стивен снова был похож на пирата. Его темные волосы выглядели так, словно их разметал ветер с Карибского моря, а его подбородок покрылся густой щетиной. Теперь он уже не казался учтивым и цивилизованным. Зато ужасно сексуальным. И совершенно, совершенно не ее уровня.

Пеппер вежливо объяснила:

– Я бы хотела быть нормально одетой, когда появится твоя домработница, если ты понимаешь, что я хочу сказать.

«Господи, как же вычурно это звучит. Вчера я раскрыла свое сердце перед этим мужчиной, а сегодня разговариваю с ним, словно с одним из гостей моей бабушки!» В это мгновение Пеппер ненавидела себя до глубины души. Но ничего не могла с собой поделать.

Стивен покачал головой, его темные глаза искрились смехом.

– Пора объясниться. У меня нет домработницы.

– Да? А кто же тогда присматривает за… э… – Она не могла вспомнить имени девочки. В голову приходило лишь то, что ее зовут не Дженис.

Смех исчез из его глаз.

– Уиндфлауэр, – подсказал Стивен. – Я сам. А тебя это беспокоит?

Пеппер вздрогнула.

– Нет. Конечно, нет.

Он пристально посмотрел на нее.

– Ты же знаешь, что ее здесь нет. Она ночует у подружки. Можешь не опасаться, что вам придется встретиться лицом к лицу за завтраком.

Пеппер сглотнула. Такого ужасного утреннего прощания у нее никогда еще не было.

– Завтрака не будет, – объявила она таким жизнерадостным голосом, что, будь она на месте Стивена, ей бы захотелось ответить пощечиной. Ее понесло. – Я могу поджарить тебе тосты и сварить кофе, но если хочешь чего-нибудь существеннее, управляйся сам.

Тут уж Стивен прекратил ходить по комнате и взглянул на нее, прищурившись. Пеппер заметила, что дружелюбное выражение сползло с его лица, словно высыпавшийся из песочных часов песок.

– Мне следовало понять это сразу. Богатые девочки не утруждают себя готовкой?

– Я уже не богатая девочка, – едко ответила Пеппер.

– С виду не скажешь, – огрызнулся Стивен. Он подошел к ней и схватил ее за плечи. Его руки были нежными, но в глазах, прикипевших взглядом к ее лицу, нежности не было. – Что случилось? – тихо спросил он. – Я ложился в постель с распутницей, а встал с недотрогой.

Распутница! Пеппер захотела умереть, так ей было больно.

– Не беспокойся о костюме, – пробормотала она, – я сама его принесу, – и пулей вылетела из комнаты.

Вскоре он столкнулся с ней на кухне. Она поставила варить кофе. А волосы стянула в такой тугой узел, что глаза слезились. Блузка сильно измялась, так что пришлось надеть пиджак, чтобы это скрыть.

Стивен стоял в дверях и пытался привыкнуть к изменениям в ее внешности.

– Уже уходишь? – сухо поинтересовался он.

Она отвела глаза.

– Что-то не так?

– Как мило с твоей стороны задержаться на минутку, чтобы сварить кофе. Обязанности превыше всего.

Пеппер улыбнулась с таким усилием, что у нее заныла челюсть.

– Я рада, что смогла тебе угодить.

– Да? – Он шагнул к ней. – Не похоже, чтобы ты радовалась. Что случилось, Пеппер?

30
{"b":"88","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Чего желает повеса
Метро 2033: Нас больше нет
Сыщик моей мечты
Прекрасная помощница для чудовища
Принципы. Жизнь и работа
Дети лета
Задача трех тел
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Акренор: Девятая крепость. Честь твоего врага. Право на поражение (сборник)