1
2
3
...
31
32
33
...
35

После того, как Пеппер взмокла, запыхалась и набила себе мозоли, ей открылась истина. Она совсем себя запустила. Излишний вес вредит и ее здоровью, и ее самолюбию. Стивен прав. Она могла бы это исправить, если бы захотела.

– А я хочу, – громко объявила Пеппер. – Мне это необходимо.

Чтобы больше не было бессонных ночей, наполненных ненавистью к самой себе. И утренних попыток притвориться, что это не имеет значения. А главное, чтобы ни один мужчина не посмел проявить к ней жалость.

– Мне нужно выработать стратегию, – заключила она, глядя на реку невидящими глазами. – И купить подходящую обувь.

Кончилось тем, что по Альберт-Бридж ей пришло ковылять с туфлями в руке.

Когда она ввалилась в квартиру, кузины выбежали ей навстречу. Только сейчас Пеппер оценила все недостатки совместного проживания.

– Вам чего? – сердито поинтересовалась Пеппер.

«Пусть только попробуют спросить, из-за чего я плакала, и я убью обеих».

– Ты поставила на уши весь Оксфорд, – сказала Иззи.

– Что?

– Автоответчик забит сообщениями. – Джемайма явно была недовольна. – В основном, от пижона с бровями. От его секретарши, от девочки, которая назвалась его племянницей, и от каких-то студентов, с которыми ты ночью метала дротики.

– Что?

Иззи ткнула Джемайму локтем.

– Не вредничай. – А затем обратилась к Пеппер: – Он сказал, что вчера вечером вы вместе играли в дартс. Какой-то Джефф. Он хочет, чтобы ты выступила на собрании в каком-то колледже. Даже номер свой оставил.

– Они все оставили номера. Один и тот же номер.

– Неправда, Джей-Джей. У студента номер другой. – Она взглянула на Пеппер с усмешкой. – Мужчины всегда не правы, да? Что ты собираешься делать?

Пеппер залилась краской. Но сдаваться не собиралась.

– Я понятия не имею, о чем идет речь.

– Это тема, которую они собираются обсуждать. «Мужчины всегда не правы». Кого еще им было приглашать, как не тебя. Ну, и кого же ты убила прошлой ночью?

– Если бы, – буркнула Пеппер и побрела в свою комнату, пока они не потребовали объяснений.

Она выбросила рваные колготки и залепила пластырем мозоли. Затем, уже во второй раз за день, приняла очень долгий душ. Вымыв волосы и разработав подробный план действий на всю оставшуюся жизнь, она вышла в гостиную и сделала объявление.

– Отныне я намереваюсь вести здоровый образ жизни.

Сестры уставились на нее.

– Я слишком долго просиживаю перед компьютером. Привычки надо менять. В конце концов, думать можно и на ходу. Мне вовсе необязательно быть такой толстой. Я обязана измениться.

Вопреки ее ожиданиям, сестры не проявили ни малейшего энтузиазма.

– Да? – холодно сказала Джемайма. – Желаю удачи.

А Иззи и вовсе промолчала.

– Что ж, спасибо за поддержку, – сухо ответила Пеппер.

Но это ничего не меняет. Она не собиралась отступать. Пеппер перестала отвечать на звонки и даже забросила работу над своим проектом. Весь вечер она просидела в интернете, просматривая сайты спортивных клубов.

Так что когда Иззи вошла в ее спальню со словами: «Опять звонит этот пижон», Пеппер даже не отвела взгляда от экрана.

– Скажи ему, что я улетела на луну.

Иззи сунула трубку ей в руку.

– Скажи сама, – и сразу ушла.

Черт!

– Что еще? – спросила Пеппер в трубку.

Его голос был очень холодным, очень профессиональным.

– Нам нужно встретиться.

«Не надо меня жалеть», – кричало ее сердце. А вслух Пеппер сказала:

– Незачем.

– Нужно, нужно. – Теперь появилась насмешка. – Ты забыла свою потрясающую маечку. Я должен ее вернуть.

– Отправь по почте.

– К тому же я хотел бы продолжить наш разговор. Мне позвонила твоя бабушка.

– Что?

– Вот я и подумал, что мы могли бы обсудить твою цель в жизни. Я поговорил с ней и поверить не могу, что ты так серьезно воспринимаешь всю ту чушь, которой пичкает тебя эта женщина.

Пеппер зажмурилась. Всего лишь на одно мгновение она представила себе, как они лежат в объятиях друг друга в доме мастера, разговаривая, смеясь и… «Стоп, – приказала она себе. – Это не для тебя».

Она глубоко вздохнула и сказала ему правду.

– Наш разговор ничего не изменит, Стивен. Я давно уже сделала выбор.

– Я с этим не соглашусь. Ты можешь изменить…

– Да, но я не меняюсь, – перебила его Пеппер. – Я – та же женщина, слишком серьезная, слишком отставшая от жизни. – Она сглотнула. – И слишком толстая.

Из трубки не доносилось ни звука. Вот теперь он мог бы попытаться опровергнуть ее слова. Но не опроверг. Пеппер сжала губы до белизны.

– Так что, пожалуйста, не звони мне больше, – ровным голосом сказала она. – Я и вправду хочу жить своей жизнью.

Девятая глава

Стивен положил трубку, глядя на сад мастера. Пара его коллег гуляли среди разросшихся розовых кустов, но он их не видел. Перед его глазами стояла Пеппер с пыльцой на носу и блестками на груди, складывающимися в нахальную надпись «Хотеть не вредно».

– Да! – воскликнул он.

Он не ошибся в ней. Она именно такая, какой была при первой встрече. Застенчивая и робкая, умная и непосредственная, и… восхитительная. И жутко стесняющаяся своего тела. Но с этим он сумеет справиться.

– Как никто другой, – с хитрой усмешкой продолжил Стивен.

Слишком толстая, как же! Этой женщине необходимо вправить мозги. А Стивен Кониг во время основания «Кплант» был химиком, специализирующимся на пищевых добавках. Пеппер понятия не имеет, с кем она связалась.

Выработав стратегию, Пеппер приступила к ее осуществлению уже на следующий день. Она позвонила психологу и подписалась на программу, включающую в себя групповые занятия и диетотерапию. Также она заключила договор об аренде офисного помещения и купила себе кроссовки.

– Отныне я буду ходить на работу пешком, – объявила она.

– Рада за тебя, – сказала Иззи.

Джемайма встала и молча вышла из гостиной. Пеппер удивленно выгнула брови.

– Еще одна любительница диет, – легкомысленно пояснила Иззи. – Забудь. И чего же ты добиваешься?

– Ничего, – сказала Пеппер. – Просто хочу лучше себя чувствовать.

Она не сказала, а Иззи вроде бы не догадалась, что главнейшей ее задачей было забыть о Стивене Кониге.

К счастью, в следующие дни ей некогда было думать о нем. В первом магазине начались строительные работы, и ей хотелось бывать там хотя бы раз в день. Кроме того, пришли пробные варианты первого каталога, а журналисты донимали своими расспросами. Пеппер работала по восемнадцать часов в сутки и искренне этому радовалась.

Она уже решила, что Стивен выбросил ее из своей памяти, и убедила себя, что это к лучшему. По крайней мере, лучше для ее будущего.

А потом, в одно прекрасное утро, она получила сообщение по электронной почте. У нее вырвался звук, похожий и на писк летучей мыши, и на странный клекот. Словно робот, она открыла письмо.

Оно было кратким. Недвусмысленным. И безличным.

И совершенно безумным.

Сообщение под заголовком «Реальная американская женщина» гласило:

«Идеальная американская женщина имеет рост сто семьдесят сантиметров и весит пятьдесят килограммов; РЕАЛЬНАЯ американская женщина имеет рост сто шестьдесят два сантиметра и весит шестьдесят пять килограммов. (Фрейзер, «Страх перед едой: ловушка диеты», альманах «Семейный доктор», 1997, стр. 44)».

В конце была дописана еще одна строка:

«Поняла? С.»

Пеппер закашлялась.

– Что там? – спросила Иззи, сидящая на противоположном конце стола.

– Кажется, Стивен Кониг пытается сказать мне, чтобы я не нервничала по пустякам, – глухим голосом пояснила Пеппер.

Иззи встала и обошла стол, чтобы прочитать сообщение. Она усмехнулась.

– Ты права. Молодец, этот твой пижон.

Сообщения продолжали приходить.

– Прямо не верится, – смущенно говорила Пеппер. – Он целую кампанию развернул. Каждый раз, когда проверяю почту, нахожу очередную цитату из какого-нибудь научного журнала.

32
{"b":"88","o":1}