ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь к характеру
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Пора лечиться правильно. Медицинская энциклопедия
Посею нежность – взойдет любовь
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения
Темная страсть
Манускрипт
Три царицы под окном

Дэйв в притворном отчаянии всплеснул руками.

– Ну, ты и чокнутый.

– Ты же сам сказал, что я теперь большая шишка, – возразил Стивен. – А за все приходится платить.

Дэвид Губер и сам был человеком немаленьким, с кучей акций и правом нанимать и увольнять. Но он не был Стивеном Конигом, который в одиночку вывел свою компанию по производству пищевых продуктов на мировой рынок. Журналисты из кожи вон лезли, чтобы взять у него интервью. Конечно, это имеет свою цену.

Дэйв вздохнул.

– Что ж, если когда-нибудь вырвешься из упряжки, приезжай, – сказал он. И обратился к вернувшейся стюардессе. – Позаботьтесь, чтобы этот полет был самым лучшим в жизни профессора Конига. Мы многим обязаны этому человеку. – Он снова похлопал его по руке. – Ты классный парень, Стивен. Приятного полета.

Не успел Губер выйти из самолета, как Стивен открыл свой портфель.

– Вам что-нибудь принести, профессор? – спросила стюардесса.

Стивен сдержал горькую улыбку. Значит, Дэйв Губер считает, что ему нужно наладить личную жизнь? И как это сделать, если все встречные женщины называют тебя профессором? Или председателем? Или, боже упаси, мастером[1]?

– Напитки? Кофе?

Стивен улыбнулся своей обычной, рассеянной улыбкой.

– Нет, спасибо.

– Плед? – настаивала стюардесса.

– Ничего. – И тут же добавил: – Вы окажете мне огромную услугу, если оградите меня от излишнего общения.

В аэропорту он заметил британских участников конференции. Естественно, они не упустят возможности завязать долгий и нудный разговор. По опыту он знал, что кто-нибудь обязательно попытается с ним посоветоваться или попросит свести с кем-нибудь из знакомых.

– Мне нужен только покой, – с чувством сказал Стивен.

– И вы его получите, – ответила стюардесса.

Свет в салоне давно погас, а пассажиры в соседних креслах досматривали третий сон, но Стивен продолжал работать. Он покончил с замечаниями, касающимися месячного отчета «Кплант», составил два приказа и набросал повестку дня очередного собрания в колледже. Затем взглянул на часы. Сейчас умнее всего – поспать хотя бы оставшиеся два часа.

«А я всегда разумен, – мрачно подумал Стивен. – При двух работах, трех званиях и огромном грузе ответственности иначе и не получится».

Он растянулся на чудесном кресле-кровати в салоне первого класса и погасил лампочку. Через мгновение он уже спал.

Пеппер никогда не приходилось летать в эконом-классе. «Новый жизненный опыт», – мрачно подумала она.

Сиденье было ужасно тесным и неудобным. Женщина в соседнем кресле толкала ее локтем под ребра и что-то раздраженно бормотала, пока не уснула. А на заднем ряду подвыпившие молодые предприниматели с громким смехом обсуждали какую-то конференцию. Когда стюардессам удалось, наконец, их утихомирить, Пеппер поняла, что сна ей не видать как своих ушей.

«Это цена побега, – попыталась пошутить Пеппер. – О бизнес-классе придется забыть».

Но ей было не смешно. Ни капельки не смешно. Напротив, ее желудок сжался, словно она проглотила кусок льда. И вовсе не из-за отсутствия роскоши.

«Я никуда не бегу. Я никуда не бегу».

Пеппер поморщилась.

«Кого ты пытаешься обмануть? Конечно, ты бежишь!»

Она поежилась, а затем натянула тоненький плед до самого подбородка. Стало немного теплее, но дрожь не прошла.

Она всегда знала, что с бабушкой спорить опасно. Но понятия не имела, на что способна Мэри Эллен.

«Потому что я думала, что она меня любит. Какая же я дура. Слепая, наивная идиотка. И я еще считала себя такой сообразительной!»

Месть Мэри Эллен была не только жестокой. Она была быстрой.

Через два дня после их тайной встречи Пеппер «попросили» из квартиры. В этом не было ничего удивительного, ведь аренду оплачивала ее бабушка. Но она не ожидала, что ее список деловых встреч неожиданно опустеет. Или что компания, у которой она снимала офис, потребует внести арендную плату за год вперед или освободить помещение. Или что ее платиновая кредитка неожиданно окажется аннулированной.

Она попыталась поговорить с Мэри Эллен. Но бабушка не отвечала на звонки. Тогда Пеппер отправилась в «Калхаун Картер».

Мэри Эллен отказалась встретиться с ней. Более того, она заставила ее полчаса проторчать в приемной, а потом велела охранникам вывести ее из здания.

Пеппер поверить не могла.

– Почему? – спросила она у секретарши Мэри Эллен. С Кармен они были знакомы сто лет.

В глазах у Кармен блестели слезы, но охранников она не остановила.

– Все подумают, будто я что-то у нее украла, – сказала Пеппер, слишком ошеломленная, чтобы сопротивляться.

Кармен готова была разрыдаться.

– Так и есть.

– Ты хочешь сказать… Это делается для прессы?

– Миссис Калхаун сказала, раз ты хочешь независимости, ты ее получишь. – Казалось, Кармен вызубрила эту фразу наизусть.

– Она пытается подорвать доверие ко мне, – медленно произнесла Пеппер. – О, Кармен!

Секретарша шмыгнула носом.

– Лучше уйди по-тихому, Пеппер. Ты же не хочешь попасть в вечерние новости.

И Пеппер ушла.

Она вернулась в свою квартиру, села и составила список того, что у нее осталось. Пугающе мало: ум и деловая хватка, целый шкаф дорогих нарядов, деньги, которых с трудом хватит на полгода, и знание трех языков. Да, и еще отличный проект «Мансарды». Но ее бабушка позаботилась, чтобы «Мансарда» никогда не появилась на рынке.

Она складывала вещи, когда в дверь позвонили.

Пеппер открыла дверь.

– Что ты хочешь, Эд? – слабым голосом спросила она.

Он снял пальто и присел на диван, усадив девушку рядом с собой и сжав ее ладонь.

Пеппер отдернула руку.

– Нечего делать такую мину. Никто не умер.

Но Эд сохранил на лице скорбное выражение.

– Пока нет. Но твоя карьера почти разрушена, – без обиняков начал он. – Почему ты не помиришься с Мэри Эллен? Безумие рвать связи с «Калхаун Картер» из-за какой-то прихоти. Ты рождена для бизнеса.

Пеппер поморщилась.

– А не для прекрасного принца, – гневно воскликнула она.

Эд опешил.

– Что?

Она глубоко вздохнула.

– Ты не ответишь на один вопрос, Эд?

– Если смогу.

– Когда ты меня приглашал… это были свидания из милости?

Молчание затянулось.Выходит, бабушка не лгала. Пеппер продолжала надеяться, что это одна из подлых уловок Мэри Эллен. Но, похоже, это чистая правда.

– Спасибо, – тихо сказала она. – Прощай, Эд.

Той ночью Пеппер была в отчаянии. Она никогда еще не чувствовала себя более одинокой.

И в ту же ночь она приняла решение. Ей надо уехать туда, где никого не будет волновать ее родство с Мэри Эллен Калхаун. И если это похоже на побег, ну и фиг с ним.

Она сама не ожидала, что провернет все так быстро. Она продала мебель. Избавилась от книг и компакт-дисков. Попрощалась с немногими знакомыми и съехала с квартиры, не дожидаясь, пока Мэри Эллен натравит на нее охранников.

«Вот теперь и посмотрим, заслуживаю ли я награды за диссертацию о решении проблем», – мрачно размышляла Пеппер, пока дебоширы из заднего ряда один за другим проваливались в сон.

«Если да, то я выживу в Лондоне. Запущу свою «Мансарду» в Англии, а не в Штатах.

И встречу прекрасного принца?»

Пеппер закрыла глаза. «Не гоняйся за несбыточным, – сказала она себе. – С этой мечтой ты можешь распрощаться. Где, где, а здесь Мэри Эллен права.

Хватит с меня свиданий из милости».

В салоне первого класса Стивена Конига разбудил запах кофе. Остальные пассажиры еще спали. Но стюардесса заметила, как он ворочается в кресле, и подошла к нему.

– Профессор?

Он сел, потирая глаза.

– Не успел я проснуться, как все начинается снова.

Девушка пришла в замешательство.

– Что вы сказали, профессор?

Усталым голосом Стивен ответил:

– Могли бы вы не называть меня профессором?

вернуться

1

Мастер (англ. Master) – глава колледжа в Оксфорде и Кембридже

4
{"b":"88","o":1}