ЛитМир - Электронная Библиотека

– Иззи? Иззи, это ты?

Смех Иззи совершенно не изменился. В воспоминании, которое Мэри Эллен называла дурацкой фантазией, они с Пеппер встречались в детстве. Восьмилетняя Иззи была чумазой, как поросенок; Пеппер, которой было тогда лет десять, одетая с иголочки, тоже мечтала влезть в грязь.

– Ага, это я, – ответила Изабель Даре. – Я так поняла, ты надолго приехала. Хочешь заскочить к нам?

В зеркале напротив Пеппер видела, что улыбается до ушей. Воспоминание доставило ей радость. И даже рассмешило.

– Чтобы снова лазить по канавам?

– Ага, значит, ты не забыла! – Иззи издала восторженный возглас. – Еще лучше. У нас есть свободная комната, которая, к счастью, не занята. Хочешь пожить у кузин?

И Пеппер подумала: «Дом!».

Она никогда не жила в одной квартире с ровесницами. Это было что-то новенькое.

Джемайма разгуливала по квартире в одном белье, с накрученными на бигуди волосами, пока сестры обменивались планами на ближайший день. Они с беззаботной легкостью делились одеждой, обязанностями по дому и приглашениями. Они кидались в драку из-за обезжиренного йогурта. Они читали вслух гороскопы за завтраком в воскресенье. Они без спора оплачивали счета, зато спорили до хрипоты из-за того, чья очередь мыть чашки из-под кофе. Пеппер целую неделю не верила своим глазам, но затем все-таки высказалась:

– Я жила в Нью-Йорке, Париже и Милане. Но нигде не видела такого бардака.

– Всегда полезно узнать что-то новое, – усмехнулась Иззи.

Но Джемайма осталась серьезной.

– Не может быть. Ты же была студенткой, да? Все студенты живут точно так же.

– Только не я. У меня был электронный органайзер. И горничная.

– Горничная? – воскликнули кузины в один голос.

– Ну, кому-то ведь надо было убираться.

– Мы сами убираемся, – решительно заявила Джемайма.

– Если только Джей-Джей не устраивает вечеринку для своих крутых приятелей, – возразила неугомонная Иззи. – Тогда мы нанимаем декоратора. А потом бригаду уборщиков.

Джемайма швырнула в нее подушку.

Вскоре Пеппер поняла, что в этом шуточном упреке была доля правды. Друзья Иззи были обычными людьми, но Джемайма очень серьезно подходила к выбору приятелей.

– Все потому, что она манекенщица, – пояснила Иззи, когда они с Пеппер остались наедине. – Это она сейчас так живет. Но ее агент говорит, что она может сделать отличную карьеру. Для этого и нужны знакомства.

– Я знаю, что такое полезные знакомства, – с чувством ответила Пеппер. – Я сейчас работаю над проектом новой сети магазинов. Бизнес-план прекрасен. Осталось только денег достать. Все те же знакомства!

Впервые она решилась на откровенность. Но рассказала далеко не все. Никаких «увальней» и «оплаченных свиданий». Зато поведала о том, почему ушла из компании. И о своем решении поехать в Лондон.

– А если все накроется, я смогу поработать консультантом, – легкомысленно подытожила Пеппер. – Именно этим и занимаются неудачливые предприниматели между своими проектами.

– Расскажи о «Мансарде», – потребовала Джемайма, обожающая магазины.

Пеппер просияла. Она была без ума от своего проекта.

– Это два зайца одним выстрелом. Самое главное, что поход за покупками превращается в развлечение. Все должно быть удобно, приятно, и красиво. То есть, мы превращаем магазин в пещеру сокровищ. Ты не просто перебираешь вешалки, ты совершаешь открытия. Как будто роешься на старом чердаке.

Джемайма поджала губы.

– Разве покупатели не должны обслуживаться как можно быстрее, и набирать столько товаров, сколько смогут унести?

– Они станут покупать. Касса же там будет. Но у клиентов должна быть возможность спокойно полюбоваться вещами, прежде чем делать выбор. Они будут оставлять сумки и верхнюю одежду у двери. Их будут угощать кофе. Они смогут посидеть и посмотреть на товары.

Джемайму это не убедило.

– Такая куча усилий, чтобы продать одну-единственную вещь.

– Да, но большинство клиентов купят не одну вещь. И они будут уносить с собой каталоги. Мы будем разговаривать о моде. И создадим свой круг постоянных покупателей. Думаю, нам стоит устраивать «девичники». Эксклюзивные показы для близких друзей после работы.

Иззи восторженно ее поддержала.

– Великолепно. Покупки и развлечения в одном флаконе!

Пеппер кивнула.

– Именно так все и задумывалось.

– Но сама же ты не ходишь по магазинам и не любишь вечеринки, – возразила на это Джемайма.

– Ну и что? Вокруг столько людей, которые совершенно на меня не похожи. Я же знаю, чего хотят остальные женщины.

И все-таки Джемайму это не убедило.

– А что это будет за одежда?

– Ну, разная. В зависимости от сезона и направления моды.

– То есть, ты еще сама не знаешь, – хмыкнула Джемайма.

Пеппер взвилась, как ужаленная.

– Все я знаю. У меня уже есть пара дизайнеров. Я все им подробно объяснила.

Джемайма вздернула нос.

– Может, ты не хочешь верить, – с чувством продолжила Пеппер, – но большинство вещей в универмагах предназначены для подростков, которые не чувствуют холода, никогда не сидят на одном месте и строят из себя сексуальных хищников. Нужно же кому-то продавать одежду для нормальных людей. Вот я и заполню эту нишу.

– Ты говоришь о «синдроме пятидесятого размера», – фыркнула Джемайма.

Пеппер окинула ее сердитым взглядом.

– А что плохого в пятидесятом размере? Разве ты не знаешь, сколько таких женщин?

Джемайма открыла было рот, взглянула на Пеппер и снова закрыла.

– С пятидесятым размером одна беда, – воскликнула Пеппер. – Это не модно. Я сделаю «Мансарду» такой модной, что ни одна из покупательниц не станет стыдиться своего тела, какой бы размер она ни носила.

Джемайма закатила глаза.

– Мечтать не вредно.

Но Пеппер была непоколебима.

– Я провела исследование рынка. И я сама ношу пятидесятый размер. Женщины только и ждут мою «Мансарду». Вот увидишь.

– Простите, мастер.

Стивен стоял у высокого окна и глядел во двор.

Удовольствия ему это не доставляло. Другие люди видели средневековый замок с решетчатыми окнами, выходящими на роскошную бархатную лужайку. Стивен видел крошащиеся камни, засоренные водосточные трубы и цену, которую придется заплатить за ремонт крыши.

Колледж Королевы Маргарет располагался в старинных зданиях, которые считались памятниками архитектуры. И неуклонно разрушались.

Валерия Холмс, «вечная» секретарша мастера еще со времен студенчества Стивена Конига, взглянула на него с сочувствием. «Бедняжка», – подумала она. Он оказался типичным компромиссным вариантом: не фанатиком от науки, о котором мечтала «старая гвардия», и не энергичным любимцем прессы, которого так упорно проталкивали политиканы. В результате он не пользовался симпатией ни у одной из сторон. И прекрасно это понимал.

Она тихонько кашлянула.

– Мастер?

Стивен вздрогнул и обернулся.

– А, это ты, Валерия, – с удивлением сказал он. – Машина готова?

Он собирался принять участие в телепередаче, и за ним обещали прислать машину. На этом условии настояла Валерия. Она знала, как он не любит быть в центре внимание. Но если ты глава колледжа, от этого никуда не деться.

Но это была не машина, которую с такой неохотой пообещали сотрудники телеканала «Индиго». Это было нечто более тревожное.

– Нет, мастер. Машина придет через час.

Стивен вздохнул и провел рукой по волосам. «Надо было напомнить, чтобы он постригся, – подумала Валерия. – Зато хоть побрился с утра». Иногда, возвращаясь с утренней пробежки, он был похож на партизана из джунглей Латинской Америки.

Он одарил Валерию своей лучшей, заговорщицкой улыбкой, и у женщины заблестели глаза. Немногим удавалось видеть эту улыбку. Большинство коллег считали главу колледжа мрачным трудоголиком.

– Что стряслось, Вал? Или ты решила, что мне скучно одному?

– Нет, конечно. Там…

8
{"b":"88","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Отморозки: Новый эталон
Секта
Князь Пустоты. Книга первая. Тьма прежних времен
Какие наши роды
Девушка в тумане
Четвертая обезьяна
Танго смертельной любви