ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Где тебя носило, фотон тебе в глотку? — прошипел Форд в панике.

— Э-э, ну, я… — проговорил Артур заплетающимся языком, ломая голову над кратким ответом. — Да так, кое-где. А что вы тут делаете?

Форд вновь уставил на Артура свои глаза безумца.

— Они не впускают нас без бутылки, — прошипел он.

Первое, что заметил Артур, когда они вошли в самую гущу вечеринки (не считая шума, ужасной духоты, режущих глаза цветных пятен, что проступали сквозь дымный воздух, залежей битого стекла, пепла и авокадного соуса на полу, а также кучки птеродактилеобразных, затянутых в люрекс существ, которые навалились на его драгоценную бутылку рецины с визгом: «Прелестная новинка, прелестная новинка!»), была Триллиан, которую обхаживал Бог-Громовержец.

— По-моему, я видел вас в «Конце Вселенной», — говорил он.

— Это вы были с молотом?

— Да. Здесь мне куда больше нравится. Никакой благопристойности, а риск так и витает в воздухе.

Отвратительные вопли радости сотрясали зал. Его глубина была неясна из-за плотной толпы веселых, громкоголосых существ, которые бодро кричали друг другу что-то неразборчивое, а порой бились в истериках.

— Похоже, здесь не скучно, — молвила Триллиан. — Что ты сказал, Артур?

— Я сказал: «Черт возьми, как ты сюда попала?»

— Я была случайным набором точек, странствующим по Вселенной. Ты знаком с Тором? Он умеет делать гром.

— Добрый вечер, — произнес Артур. — Наверное, это очень интересное занятие.

— Привет, — сказал Тор. — Верно. Ты себе налил?

— М-м-м, во-о-обще-то нет…

— Тогда иди-ка отсюда и налей.

— Потом увидимся, Артур, — сказала Триллиан.

В голове у Артура что-то щелкнуло, и он воровато огляделся по сторонам:

— А что, Зафода здесь нет?

— Еще увидимся, — твердо повторила Триллиан, — попозже.

С лица Тора — собственно, даже не с лица, а из всклокоченной бороды на Артура уставились два злых воронено-черных глаза. Скудное освещение, собравшись с силами, угрожающе блеснуло на рогах его шлема. Громовержец взял Триллиан под локоток своей ручищей, и его бицепсы объехали один вокруг другого, точно два «фольксвагена» на стоянке.

Тор увел Триллиан, по дороге повествуя ей:

— А знаете, у бессмертия есть одно любопытное свойство…

— А знаете, у космоса есть одно любопытное свойство, — услышал Артур голос Слартибартфаста, который беседовал с неким объемистым, а точнее, необъятным существом, по шею погруженным в одеяние типа розового спального мешка, — он беспредельно скучен.

— Скучен? — переспросило существо, моргнуло своими красноватыми глазками, продемонстрировав набрякшие веки, и вновь очарованно уставилось на серебристые седины Слартибартфаста.

— Именно, — подтвердил старец, — скучен до мозга костей. Даже удивительно. Максимум формы, минимум содержания, видите ли. Если позволите, я процитирую в доказательство кое-какие статистические сведения. Хотите?

— Э… я…

— Прошу вас. Мне было бы очень приятно. Видите ли, эти сведения тоже скандально, удивительно скучны…

— Извините, я вас охотно выслушаю через минутку, когда вернусь, — сказала необъятная дама, погладила старца по руке и, подобрав полы своего платья-мешка на манер судна-амфибии, исчезла в толпе.

— Я уж думал, она никогда не уйдет… — проворчал старец. — Пойдем, землянин…

— Артур.

— Мы должны найти Серебряную Перекладину. Она где-то здесь…

— А может, передохнем чуточку? — взмолился Артур. — У меня был сегодня тяжелый день. Кстати, здесь Триллиан, она не сказала, как здесь очутилась, но, думаю, это и не важно…

— Или ты забыл, что над Вселенной нависла угроза?

— Вселенная, — заявил Артур, — не такая уж молоденькая и малюсенькая, чтобы не позаботиться о себе полчасика. Ну хорошо, — добавил он, когда Слартибартфаст насупился еще мрачнее, — я похожу и поспрашиваю, не видел ли кто ее.

— Отлично. Отлично, — пробормотал Слартибартфаст и сам ввинтился в толпу, встреченный криками: «Спокойно, дедуля».

— Вы нигде не видели Перекладины? — спросил Артур у коротышки, почти гнома, который стоял у стены с таким видом, будто просто мечтает кого-нибудь выслушать. — Она сделана из серебра, жизненно важна для безопасности Вселенной и примерно вот такой длины.

— Нет, — ответил гномик, — но давайте опрокинем по маленькой, и вы мне все о ней расскажете по порядку.

Мимо пронесся Форд Префект, выделывая разудалые и не совсем пристойные па какого-то танца в паре с дамой, чью головку украшало сооружение типа Пизанской башни. Одновременно Форд тщетно пытался с ней беседовать.

— У вас чудесная шляпка! — орал он.

— Что?

— Я сказал, шляпка у вас чудесная!

— Но я без шляпы…

— Ну, значит, чудесная головка.

— Что?

— Головка у вас чу-де-сна-я. Оригинальная конфигурация черепа.

— Что?

Форд вставил в череду сложных телодвижений, предписанных ритуалом танца, утомленное пожатие плечами.

— Я сказал, что вы классно танцуете, — возопил он, — только не кивайте так часто.

— Что?

— Просто каждый раз, когда вы киваете… — начал Форд, — …ай! — Его партнерша наклонила голову вперед для очередного «Что?» и в очередной раз крепко стукнула его по лбу острым выступом своего башнеобразного черепа.

— В одно прекрасное утро мою планету взорвали, — сказал Артур (неожиданно для себя он принялся рассказывать гномику всю свою жизнь или по крайней мере ее избранные главы), — вот почему я так одет, в одном халате. Понимаете, всю мою одежду взорвали вместе с планетой. Я как-то не предвидел, что попаду на вечеринку.

Гномик закивал.

— Потом меня выбросили за борт звездолета. Прямо в халате. Хотя уместнее был бы скафандр. А вскоре я узнал, что моя планета была построена специально для кучки мышей. Можете себе представить мои чувства. Потом меня опять обстреляли и пытались взорвать. Собственно, это уже абсурд какой-то. То и дело обстреливают, взрывают, расщепляют на атомы, лишают чая, а не так давно я потерпел крушение в болоте и был вынужден пять лет ютиться в сырой пещере.

— Ясно-ясно, — просиял гномик, — ну и как, весело провели время?

Артур так и поперхнулся коктейлем.

— Какой у вас звонкий, заразительный кашель, — проговорил в изумлении гномик, — ничего, если я попробую вам вторить?

И с этими словами он разразился необыкновенным, громогласным кашлем, который так ошеломил Артура, что он было поперхнулся, но обнаружил, что и так уже это делает, и совсем запутался.

Вместе они исполнили глотконадрывающий дуэт, продлившийся целых две минуты, пока Артуру не удалось наконец освободить «не то горло» от коктейля.

— О, сколько в этом энергии, — проговорил гномик, пыхтя и отирая с глаз слезы. — Осмелюсь заметить, вам очень интересно живется. Спасибо большое.

Тепло пожав Артуру руку, он исчез в толпе. Артур только помотал головой.

К нему приблизился молодой человек агрессивного вида: рот — крючком, нос — фонарем, маленькие кругленькие скулы. Он был одет в черные брюки и распахнутую до пупа черную рубаху (если у него был пуп, ибо жизнь уже научила Артура не делать поспешных выводов об анатомическом строении новых знакомцев). С шеи пришельца свисали, позванивая, уродливые золотые побрякушки. В руке он держал нечто закрытое черным футляром и явно старался, чтобы окружающие замечали, что он старается пронести этот предмет незамеченным.

— Э-э… вы только что назвали свое имя, если я не ослышался? — спросил он.

Действительно, в разговоре с гномиком Артур, среди многих прочих вещей, сообщил ему и свое имя.

— Да, меня зовут Артур. Артур Дент.

Молодой человек, казалось, приплясывал на месте под какую-то свою мелодию, не совпадающую ни с одной из нескольких, которые в тот момент исполнял скучающий ансамбль.

— Ага, — сказал он, — просто один тип из одной горы хотел вас видеть.

— Я с ним уже виделся.

— Да, только он, знаете, очень волновался.

— Да виделся я с ним.

— Ага. Ну, я так рассудил, вас, наверно, следует предупредить.

27
{"b":"881","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Холоднее войны
Факультет уникальной магии. Возвращение домой
Октябрь
В погоне за счастьем
Десерт из каштанов
Музыка лунного света
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья
Вальс деревьев и неба
Пакс