ЛитМир - Электронная Библиотека

Вместо ответа она положила руки ему на грудь. Изящные пальчики чуть вздрагивали от частого биения его сердца.

— Прости, что я позволил Фелисити так долго разыгрывать перед тобой эту третьесортную пьесу, — Макс виновато улыбнулся. — Если бы не бизнес, ее давно бы здесь не было… Давай договоримся так: если в мое отсутствие кто-то садится тебе на шею, не раздумывая, гони его прочь!

— Даже самого важного клиента? — ее губы тронула лучезарная улыбка.

— Даже его. В любом случае самое большее, что я могу потерять, — это деньги. Я очень скучал по тебе, Фиби! Ты так много для меня сделала! За эти дни я понял, что хочу всегда быть рядом с тобой и мальчиками! Боже, как же я хочу… — с этими словами он страстно припал к ее губам.

В гараже пахло маслом и бензином, а снаружи шел проливной дождь, но Фиби ничего этого не замечала. Ну и пусть я об этом пожалею! — думала девушка. Макс верит, что мы можем быть вместе. И я тоже. Так зачем разрушать нашу мечту?!

— Дети спят? — с неохотой отрываясь от ее губ, поинтересовался он.

— Да… — едва слышно прошептала Фиби.

— Крепко?

— Думаю, да. Прежде чем лечь, они выпили лекарство…

И больше не задавая друг другу неуместных вопросов, они поспешили в дом, накрывшись от дождя пиджаком Макса.

— Ты недавно приняла душ, не так ли? — хрипло спросил он, едва они оказались в его спальне, в объятиях друг у друга. — Твоя кожа благоухает розами…

— Я использовала свой любимый скраб для тела.

— Ты действительно этого хочешь, Фиби? Ответь, пожалуйста.

— Я здесь. С тобой. Наедине. И этим все сказано…

— Сегодня ты станешь моей, дорогая! — Его прикосновение заставило ее вздрогнуть. — Ничего не бойся.

— Ты обещаешь, что мне не будет больно? Ни сейчас, ни потом?

— О, Фиби, ты такая ранимая!

— Это только так кажется. На самом деле я сильная…

Макс стал покрывать поцелуями ее шею, плечи, бормоча:

— Ты прекрасна, удивительна, желанна…

Фиби с жадностью ловила каждое его слово и, когда поток ласковых слов несколько иссяк, лукаво поинтересовалась:

— С меня ты блузку снял. А сам в одежде останешься?

Рассмеявшись, он рванул края рубашки. Хлопчатобумажная ткань затрещала, и несколько пуговиц отлетели в сторону:

— Теперь ты довольна, дорогая? Как же приятно к тебе прикасаться… — пробормотал он и в доказательство своих слов игриво пробежал пальцами по ее спине, — зная, что между нами больше нет преград…

Еще мгновение — и она оказалась на кровати. Макс лег сверху и закрыл глаза, словно прислушиваясь к биению ее сердца. Повинуясь внезапному порыву, Фиби запустила тонкие пальцы ему в волосы. Бесконечно долгое мгновение Макс не шевелился, потом открыл глаза и снова поцеловал ее. Их губы слились в восхитительном единении…

— Я хочу, чтобы мы стали частью друг друга! — прохрипел он, заглядывая ей прямо в глаза. — Позволь мне любить тебя.

— Давай улетим куда-нибудь — подальше от грешной земли…

Их полет был долгим и завораживающим, а когда все закончилось, по ее щекам струились слезы счастья, но сердце почему-то тоскливо сжималось…

Проснувшись среди ночи, Фиби не сразу поняла, чей взгляд не дает ей покоя, а когда сообразила, ласково улыбнулась.

— Я так и знал, что ты девственница, — нежно прошептал Макс и тут же поправил сам себя: — Вернее, была ею.

— Для тебя это так важно? По-моему, я прекрасно справилась…

— Твой отец ошибался, ты заслуживаешь только самого лучшего, — вдруг совершенно неожиданно заявил он.

— Откуда тебе известно… Неужели Кэтрин разболтала все мои секреты?

— Она тут абсолютно ни при чем. Мне захотелось узнать тебя получше, вот я и…

— Ну, и что же тебе удалось выяснить?

— Вы с отцом не очень-то ладили. Только я не пойму, почему.

— Это еще мягко сказано, Макс! — горько усмехнулась Фиби. Меньше всего на свете она любила вспоминать о безрадостном прошлом. — Ладно, так и быть, расскажу тебе все по порядку. Узнав о своей беременности, моя мать стала шантажировать отца, но он не поддавался на ее уловки. Какое-то время после моего рождения эти грязные игры еще продолжались, но, в конце концов, мать просто сдала меня в детский дом. В одиннадцать лет я приехала прямо к отцу и, набравшись смелости, пригрозила сделать анализ ДНК, если он откажется перевести меня в школу-интернат…

— Почему же он не забрал тебя к себе?

— Скорее всего, отец боялся, что однажды я захочу прибрать к рукам его компанию. Корыстная репутация матери сыграла со мной злую шутку.

— Знаешь, я пропустил только четыре года жизни сыновей, но все равно очень жалею об этом.

— Что я слышу! А не ты ли еще совсем недавно отводил себе весьма скромную роль в жизни близнецов?! — улыбнулась Фиби, очень довольная его словами.

— Неужели даже забота о маленькой Кэтрин никак не реабилитирует меня в твоих прекрасных глазах?

Разумеется, Фиби не могла не знать, что после смерти родителей Максу пришлось одному воспитывать младшую сестру.

— Ну, может быть, совсем чуть-чуть.

— Ладно, хватит о грустном. Давай наслаждаться текущим моментом…

— А вдруг он окажется единственным? — Внезапно ее захлестнула волна горечи и сомнений. — Ведь я тебе совсем не подхожу…

— Может, не будем сейчас это обсуждать? — насторожился он.

— Согласна. Зачем тратить драгоценное время на то, что и так понятно? Мы с тобой совершенно разные люди, Макс! Вспомни о наших бесконечных ссорах. Еще так недавно мы терпеть друг друга не могли!

— Неправда! — пылко возразил он. — Я всегда уважал тебя.

— И тебя не раздражала моя прическа, манера одеваться, моя уверенность в себе? — Фиби удивленно подняла бровь.

— Послушай…

— Нет, ничего не говори! Возможно, со временем мне придется горько пожалеть о том, что произошло сегодня ночью, но сейчас я искренне рада, что именно ты стал моим первым мужчиной. Теперь мне будет гораздо проще принять одно очень важное…

— Прошу, Фиби, не делай поспешных выводов! Давай сначала спокойно поговорим. Возможно, у нас с тобой есть будущее.

— К сожалению, это не так, Макс. Мы подарили друг другу несколько незабываемых мгновений, вот и все. А если ты беспокоишься о благополучии сыновей, то знай: я их не брошу. Но отныне прошу относиться ко мне точно так же, как к любой другой приходящей няне! Спокойной ночи. — С этими словами девушка встала с кровати и, не оборачиваясь, ушла к себе.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Мальчикам нужна новая одежда, — сообщила Фиби, неожиданно появляясь на пороге кабинета Макса. — Из старых вещей они вот-вот вырастут.

Отправив электронную почту одним нажатием кнопки, Макс оторвал взгляд от экрана.

— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовался он. — В последнее время ты просто сама не своя.

На самом деле Макс прекрасно понимал ее состояние: сдерживаемая доводами разума любовная лихорадка не давала покоя им обоим.

— Со мной все в порядке, — отрезала она. — Лучше и быть не может!

— Рад слышать, — недоверчиво протянул он. — Итак, мальчикам нужна новая одежда?

— Да, и я хочу завтра же отправиться с ними по магазинам.

— А что именно ты собираешься купить?

— Плащи, обувь, джинсы, нижнее белье. Придется обновить почти весь их гардероб. Надеюсь, ты дашь мне на это немного денег?

— Разумеется. Мы отправимся в город пораньше, сначала сделаем покупки, а потом проведем весь день на пляже, переночуем в каком-нибудь отеле и утром вернемся домой. Уверен, сыновья одобрят мой план.

— Тебе совсем не обязательно ехать с нами, Макс, — возразила Фиби и, желая смягчить резкий тон, добавила: — Не волнуйся, я прекрасно справлюсь одна. Спокойно занимайся своими делами. Кроме того, мне хочется побыть наедине с мальчиками…

— Дела могут и подождать. Всем нам давно пора сменить обстановку. Не понимаю, чем тебе не нравится моя идея отдохнуть на побережье?

— Ну, морской воздух и прогулка по пляжу пошли бы мальчикам только на пользу…

15
{"b":"882","o":1}