1
2
3
...
18
19
20
...
22

— Что ж, я тебя предупреждал… — притворно вздохнул Макс и, не давая ей опомниться, поцеловал ее прямо в губы.

После нескольких безуспешных попыток оттолкнуть его, изящные руки Фиби с простым, но безупречно нанесенным маникюром сначала безвольно упали вдоль тела, а потом нежно обняли Макса за шею. Фиби с тем же восторгом, что и в первый раз, упивалась неповторимой сладостью его поцелуя.

— Вот так. Все правильно, дорогая, не сопротивляйся, — убаюкивал ее нежный бархатный голос, а напрягшееся тело любимого мужчины не давало ей забыть, что именно сейчас происходит, призывая расслабиться и просто довериться инстинкту.

— Нет, нет, я не хочу, — с трудом выдохнула Фиби, когда их губы на миг разомкнулись.

— Не верю, — хрипло проговорил Макс, от всей души желая держать ее в своих объятьях вечно. — Ты же сразу ответила на поцелуй. Умоляю, позволь мне любить тебя, дорогая!

Фиби застонала, бормоча что-то неразборчивое. На расшифровку ответа Максу потребовалась доля секунды, и он стал пылко целовать ее нежную шею, шепча:

— У меня от счастья кружится голова, и я ни о чем не могу думать, кроме твоих губ, глаз, рук. Ты такая трогательная, уязвимая. Боже, как же я соскучился по тебе!..

Непостижимым — поистине сверхчеловеческим — усилием воли Фиби смогла подчинить плотские желания здравому смыслу. Удивительно, но ее голос звучал совершенно спокойно, когда она спросила:

— Неужели я настолько околдовала тебя?

— О, да, дорогая! — не замечая перемены, страстно выдохнул он. — Стоит мне взглянуть на тебя, и я совершенно теряю голову.

— Иначе говоря, я интересую тебя исключительно как сексуальный объект?

Макс мгновенно пришел в себя, словно его с ног до головы окатили ледяной водой.

— Мы идеально подходим друг другу. Разве это плохо? Если хочешь, я охотно повторю свое предложение руки и сердца…

Бесконечно долгое мгновение они молча смотрели друг другу в глаза, наконец, Фиби нашла в себе силы отрицательно покачать головой и сказать, гордо расправив плечи:

— Никогда больше не прикасайся ко мне! Никогда, слышишь? Впрочем, я с радостью облегчу тебе задачу, вернувшись домой. Да, да, Макс, именно так. Уже имея некоторый опыт, ты — я уверена — прекрасно справишься с воспитанием сыновей. А что касается бизнеса… Работа вполне может подождать, по крайней мере, до тех пор пока ты не найдешь няню! — С этими словами она решительно оттолкнула его и выбежала прочь из кухни.

Макс поспешил за ней с твердым намерением всеми доступными способами добиться от нее признания в том, что задуманный побег — наиглупейшая идея, как вдруг раздался телефонный звонок. От неожиданности он остановился как вкопанный и, выругавшись сквозь зубы, направился прямо в кабинет, рассудив, что за несколько минут ситуация вряд ли изменится. Но разговор оказался важным и занял гораздо больше времени, чем он рассчитывал. Повесив трубку, Макс стал искать Фиби, но ни в одной из комнат ее не оказалось. В доме было тихо и пусто. Лишь на кухонном столе обнаружилась коротенькая записка: «Не забудь вовремя забрать мальчиков из детского сада. Прощай…»

Охваченный безысходным отчаянием, Макс бесцельно слонялся из угла в угол вплоть до трех часов, потом сел в машину и помчался по шоссе в сторону детского сада. Однако к тому времени, когда Макс вместе с детьми вернулся домой, настроение его значительно улучшилось: разработав план дальнейших действий, он был готов к борьбе как никогда. Узнав, что Фиби уехала, Джейк и Джош, конечно же, разревелись, и только обещание все уладить смогло их успокоить. Посадив сыновей смотреть детское шоу, Макс широкими шагами направился к небольшой постройке, где иногда оставался ночевать его садовник. У крыльца стояла машина, а в окне горел свет. Прекрасно! Все идет как надо: Брент на месте, не без удовольствия отметил он. Итак, вперед!

Юноша смотрел телевизор, когда дверь распахнулась, пропуская в комнату его работодателя.

— Нам надо серьезно поговорить, Брент, — начал Макс, мельком взглянув на экран: в новостях передавали репортаж о крушении железнодорожного состава.

— Не сейчас, мистер Сандерс, — напряженно прислушиваясь к словам корреспондента, отмахнулся молодой человек. — Фиби села именно на этот поезд.

Какое-то время они молча слушали репортаж. Макс не выдержал первым:

— Надо немедленно позвонить на «горячую линию»: там наверняка знают имена и число пострадавших…

— Я с вами, — Брент направился к выходу из пристройки.

Однако разговор по телефону не дал желаемых результатов: вежливая девушка-оператор посочувствовала, но больше ничем помочь не смогла, сославшись на то, что в данный момент у нее еще нет нужной информации. Макс чувствовал, что сходит с ума.

— Я еду на место катастрофы, — решился он наконец. — Может быть, там что-нибудь известно о ней.

— А как же быть с мальчиками, мистер Сандерс? Вы хотите, чтобы я остался здесь и присмотрел за ними? — поинтересовался Брент, вовремя напомнив ему о существовании близнецов.

Макс изо всех сил старался сосредоточиться на обсуждаемом вопросе.

— Да, пожалуй, это наилучший вариант. Хотя постой! Джейк и Джош еще никогда не оставались наедине с тобой. Они могут испугаться или начать капризничать. Поверь моему опыту, одному тебе с ними не справиться.

— В таком случае я могу позвонить тете Колин, которая живет совсем одна в десяти минутах езды от «Горной жемчужины». Она очень ответственный человек…

— Прекрасно, — одобрил его план Макс. — Звони! А я ухожу.

Всю дорогу до вокзала он пребывал в невероятном напряжении, гадая, что могло случиться с его возлюбленной.

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Сошедший с рельсов поезд растянулся вдоль путей на сотни метров. То тут, то там можно было увидеть полицейские автомобили и машины «Скорой помощи». Резко затормозив, Макс выскочил из своего «рэйнджровера» и побежал вдоль железнодорожного полотна. Полицейские окликали его, даже несколько раз пытались остановить, но он их просто не замечал, неудержимо стремясь к своей цели. Макс мог думать только об одном человеке — о Фиби, без конца повторяя себе, что она просто обязана остаться в живых. Сердце его бешено стучало, грозя вот вот-вот выскочить из груди. Неожиданно он поймал себя на мысли, что, выкрикивая ее имя, не узнает собственного голоса.

— Сюда, Макс. Я здесь!

Боясь обмануться, Макс медленно повернулся и… действительно увидел ее, сидящую на стволе поваленного дерева. Волна неописуемой радости захлестнула его с головой — и он легко поднял девушку на руки. Тревога за ее здоровье напомнила о себе чуть позже.

— Ты не ранена? Врачи тебя уже осмотрели? Если нет, я немедленно кого-нибудь разыщу…

— Все в порядке, Макс. Не волнуйся, мне уже оказали необходимую медицинскую помощь. Так что, если не считать нескольких ушибов, ссадин и пережитого шока, я нахожусь в прекрасной форме, — как можно беззаботнее улыбнулась она. — Я просто решила немного перевести дух, прежде чем что-либо предпринимать.

— Ты немедленно возвращаешься со мной в «Горную жемчужину», Фиби, где я смогу круглосуточно ухаживать за тобой, — безаппеляционным тоном заявил Макс. Осторожно обняв ее и с восторгом лелея ответный пыл, он прошептал: — Теперь, когда мы снова вместе, я сделаю все, что от меня зависит, чтобы отныне ты всегда чувствовала себя в безопасности, дорогая.

— Я все-таки должна вернуться в Сидней, — неуверенно начала Фиби. — Мои друзья…

— Если у тебя запланирована какая-то важная встреча, я лично берусь все уладить. Не переживай, договорились? А сейчас мы возвращаемся домой.

В ее прекрасных голубых глазах ясно читались полная растерянность и неуверенность в себе.

— А как же мой багаж? Он остался в вагоне…

— Если получится, мы обязательно заберем твои вещи, а пока… Думаю, одежда Кэтрин тебе подойдет. Не волнуйся, я обо всем позабочусь.

Неожиданно по ее бледным щекам заструились слезы. Прекрасно зная, что Фиби ненавидит, когда кто-то становится свидетелем ее слабости, Макс отвел глаза, делая вид, что подсчитывает количество покореженных вагонов.

19
{"b":"882","o":1}