ЛитМир - Электронная Библиотека

Путь до «рэйнджровера» показался ему удивительно коротким. Бережно поставив ее на землю, Макс занялся обустройством уютного местечка на заднем сиденье и, когда все было готово, осторожно помог девушке сесть в машину. Фиби все еще никак не могла прийти в себя от пережитого за последние несколько часов кошмара: ее тряс легкий озноб, поэтому он поспешил укрыть ее теплым одеялом. Бросив быстрый взгляд на собственное осунувшееся от переживаний лицо в зеркало заднего вида, Макс решительно захлопнул дверцу со стороны водителя и завел мотор.

Увидев, что они уже подъезжают к «Горной жемчужине», Фиби вдруг вспомнила:

— А как же мальчики? Ты оставил их дома одних?

— Нет, конечно. За ними присматривают Брент и его тетя.

Остановив автомобиль прямо у крыльца, Макс вышел из машины и открыл пассажирскую дверцу. Фиби тут же оказалась у него на руках. Это было так правильно, приятно и естественно, что девушка не смогла ничего возразить, а просто спрятала счастливое лицо у него на груди и замерла, жадно ловя долгожданные минуты абсолютного покоя. Радостные возгласы близнецов, обеспокоенные расспросы Брента о том, что случилось, — все это проходило мимо нее, не вызывая ответных эмоций. Сдержанно сообщив, что с Фиби все в порядке, Макс отнес ее в спальню и уложил в кровать. Устало сев рядом, он хотел поинтересоваться, нужно ли ей что-нибудь, но его возлюбленная уже крепко спала. Тогда он бесшумно вышел из комнаты и поспешил к себе в кабинет, чтобы спокойно обдумать и усвоить суровый урок сегодняшнего дня: «Фиби моя, и я больше никогда не позволю ей уйти!» Неожиданно его охватило беспокойство за ее здоровье — и только воспоминание о том, что ее уже осматривали, удержало его от поспешного звонка в службу скорой медицинской помощи.

Желая лично убедиться в безобидности полученных ею повреждений, Макс вернулся в ее спальню. Фиби по-прежнему сладко спала, откинув одеяло. После пережитого шока ее измученный организм погрузился в глубокий исцеляющий сон, поэтому она ничего не почувствовала, когда он, стянув с нее порванную блузку и испачканную землей юбку, стал осторожными легкими движениями протирать ее ссадины и ушибы носовым платком, смоченным в теплой воде. Закончив обработку ран, он сделал попытку разбудить ее. Фиби тихо застонала.

— Тише, тише, дорогая! Вот прими эту таблетку, она должна на время унять боль, по крайней мере, ночью ты будешь спать спокойно.

Слабый кивок показал, что его поняли. В этот момент Макс испытал невероятно сильное желание снова взять ее на руки и поцеловать. Он точно не знал, когда это случилось, однако чувство искренней преданной любви навсегда обосновалось в его сердце, все его мысли занимала одна-единственная женщина, с которой он был готов навсегда связать свою жизнь, — Фиби Гилберт!

Присев на край кровати, Макс укрыл вновь задремавшую девушку. Неожиданно он вспомнил, что в гостиной его дожидаются молодой садовнике тетей и маленькие сыновья, и поспешил туда, в очередной раз бесшумно закрыв за собой дверь.

Стоило ему войти, как четыре пары глаз настороженно посмотрели в его сторону.

— Ну, как она? — решился наконец спросить Брент.

— Все в порядке, если не считать несколько синяков, шишек и вполне понятного шокового состояния.

— Слава богу! — облегченно выдохнул юноша. — Кстати, позвольте представить вам мою тетю, мистер Сандерс…

Невысокая пожилая женщина лет пятидесяти с очень доброжелательным выражением лица торопливо поднялась с дивана и протянула ему руку.

— Очень рада нашему знакомству. Должна сказать, мистер Сандерс, что у вас замечательные дети.

— Спасибо, что присмотрели за ними, пока меня не было, миссис…

— Джонсон.

— Мне тоже очень приятно познакомиться с вами, миссис Джонсон, — улыбнулся Макс, пожимая удивительно теплую руку.

— Мы с племянником могли бы забрать малышей ко мне домой, чтобы вы смогли как следует отдохнуть, — предложила пожилая леди, заглядывая ему в глаза. — Вы выглядите таким усталым и подавленным, мистер Сандерс, а я давно не общалась с маленькими детьми: свои-то уже упорхнули из гнезда, как говорится… Надеюсь, вы не возражаете?

— Спасибо за вашу предупредительность, — снова улыбнулся Макс, согреваемый очень добрым взглядом. — Давайте так и сделаем…

— Ни о чем не беспокойтесь, все будет просто прекрасно. Если кто и нуждается сейчас в помощи, так это ваша девушка.

Чтобы племянник с тетей даже случайно не заметили его смущение, Макс поспешил поцеловать сыновей:

— Будьте послушными, ладно?

Проводив всю компанию до дверей и помахав Джейку и Джошу, он отправился проверить, как дела у его новоявленной подопечной. Свернувшись калачиком на левой стороне постели, Фиби тихонько постанывала во сне. Несколько раз глубоко вздохнув, чтобы заглушить вдруг вспыхнувшее желание, Макс разделся и лег с противоположной стороны кровати. Глаза его слипались, а сознание постепенно погружалось во мрак. Но, прежде чем окончательно заснуть, он нежно обнял Фиби за талию. Ни о чем большем он и не мечтал. Пока…

Первое, что, проснувшись, почувствовала Фиби, была ноющая боль. Вчерашняя катастрофа мгновенно всплыла в памяти, и у нее появилось непреодолимое желание поблагодарить проведение за то, что она — в отличие от многих других пострадавших — отделалась только ушибами и синяками. А еще ее не покидало приятное ощущение мира и покоя, которое испытывает человек, точно зная, что его окружают любящие люди. Так что, открыв глаза и увидев рядом с собой Макса, Фиби почти не удивилась. Он лежал рядом и внимательно смотрел на нее — совсем как в ту ночь. И тут ее посетила мысль о том, что она, мягко говоря, не совсем одета. Открытие было столь неожиданным, что она в течение нескольких секунд была просто не в состоянии четко сформулировать интересующие ее вопросы, но вот, наконец, получилось:

— Макс, это ты принес меня сюда и раздел? И, кстати, почему ты опять спишь в моей постели?

— Нельзя быть такой любопытной, особенно по утрам, — загадочно улыбнулся он. — Это чревато непредсказуемыми последствиями…

Если Максу так не терпится меня поцеловать, пусть это случится прямо сейчас! Тем более что я совсем не против…

Наверное, он что-то прочел в ее глазах, потому что его взгляд вдруг стал отрешенным, а дыхание — прерывистым. Впервые с радостью выполняя принятое решение, Фиби нежно обняла Макса за шею и сама поцеловала его прямо в губы — со всей страстью, на какую только была способна! Он застонал и с не меньшей пылкостью ответил на ее поцелуй. Ей казалось, что она вот-вот задохнется от переполняющих ее эмоций и ощущений, и вдруг… все закончилось так же неожиданно, как и началось…

— Нет, нет, я не должен этого делать! — опомнился Макс, поспешно отстраняясь. — Ты сейчас так уязвима. Прости меня.

— Получается забавная картина: впервые в жизни я выступила в роли роковой соблазнительницы, но ты устоял перед моими чарами, — горько усмехнулась Фиби.

— Знаешь, амплуа женщины-вамп тебе совершенно не подходит.

— Прекрасно. Спасибо за откровенность, — почему-то обиделась она.

— Постой! Я совсем не имел в виду, что ты…

— Давай лучше сменим тему.

— Хорошо. Знакома ли ты с очаровательной тетушкой моего садовника, с некой миссис Джонсон? Это очень ответственная пожилая леди, вдова, которая уже давным-давно вырастила своих детей, но, по-моему, безумно скучает по прежней «работе».

— Нет, к сожалению, мы не знакомы.

— Я собираюсь предложить ей место няни.

Фиби почувствовала, как к горлу подкатывает комок:

— Замечательная новость, Макс. Я очень рада…

— Больше тебе не придется присматривать за мальчиками.

Она была готова расплакаться от разочарования. Все надежды рушились у нее на глазах как карточный домик! Кое-как взяв себя в руки, она смогла выдавить из себя только одно слово:

— Разумеется…

— Это значит, Фиби, что, когда я попрошу тебя остаться, — он вдруг стал совершенно серьезным, — то сделаю это не ради детей, успешного бизнеса или из сострадания к тебе, а ради нашего обоюдного счастья и благополучия! Я хочу, чтобы ты всегда была рядом…

20
{"b":"882","o":1}