ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эринеры Гипноса
Особенности кошачьей рыбалки
Важные вопросы: Что стоит обсудить с детьми, пока они не выросли
Главный бой. Рейд разведчиков-мотоциклистов
Lagom. Секрет шведского благополучия
Создатели
Среди тысячи лиц
Бородатая банда
Как есть меньше. Преодолеваем пищевую зависимость

— Ну-ка, вспомни: кто взялся учить меня вождению? Так что, если я чего-то не умею, виноват учитель, то есть ты. Кроме того, я села за руль, чтобы помочь тебе.

— Ума не приложу, как покосившаяся веранда может мне помочь? — едко заметил он. — Кстати, довожу до твоего сведения, что ты была ужасной ученицей, не раз подвергавшей мою жизнь смертельной опасности, но мы оба, к счастью, выжили, а ты научилась-таки управлять автомобилем, пусть и плохо.

Фиби начинала терять терпение:

— Мы с мальчиками ездили по магазинам…

— И в этом тоже я виноват? По-моему, вчера холодильник опустел только благодаря твоей личной инициативе.

— Вовсе нет.

Макс придирчиво оглядел ее с ног до головы: голубые обтягивающие джинсы и полупрозрачная кофточка оранжевого цвета пробудили в нем бурю эмоций — от уже ставшего привычным раздражения до искреннего восхищения:

— Только посмотри на себя: твоя кофта почти ничего не скрывает!

— Полный абсурд! — удивленно воскликнула Фиби, подумав про себя: «Как странно слышать от него такие слова…»

— Если я и веду себя абсурдно, то только по твоей вине!

Сейчас они стояли так близко друг к другу, что смятение и страсть, внезапно вспыхнувшие в его серых глазах, просто не могли не привлечь ее внимание. От столь неожиданного открытия у Фиби перехватило дыхание. Я совсем не хочу его поцеловать! Абсолютно! — мысленно твердила она, призывая на помощь всю свою выдержку.

— Я обязательно возмещу ущерб, нанесенный твоему автомобилю и веранде, Макс, — пообещала Фиби, делая шаг назад.

— Не беспокойся. Я сам все исправлю, — смилостивился он и, помолчав, поинтересовался: — Кстати, как ты вчера добралась сюда?

— Разумеется, автостопом, — пожала плечами Фиби.

— Это небезопасно.

— Отнюдь, если чувствуешь, что водителю можно доверять. Кстати, даже не пытайся сбить меня с толку: я все равно заплачу за ремонт, потому что привыкла отвечать за свои поступки, в отличие от некоторых…

— Уж ни хочешь ли ты сказать, что я халатно отношусь к своим родительским обязанностям? — Тон, которым были сказаны эти слова, не сулил ей ничего хорошего.

Но Фиби не привыкла отступать перед трудностями и сделала вид, что не почувствовала угрозы в его голосе:

— Именно. А еще мне любопытно, как твоя подружка относится к тому, что у тебя в доме живут двое маленьких сыновей?

— Но у меня… — Макс неожиданно замолчал и нервно провел рукой по растрепанным волосам. — Интересно, тебе еще не надоело язвить?

— Я стараюсь быть объективной, вот и все. Согласись, раньше твоя жизнь не была образцово-показательной: женщины сменяли одна другую, стоило им только намекнуть о своем (кстати, вполне обоснованном) желании получить от тебя нечто большее, чем секс и весьма стремительное расставание. Как видишь, нет ничего удивительного в том, что тебе даже не сообщили о рождении детей. Хотя, честно говоря, я немного удивлена, что ты позволил себе допустить подобную оплошность. Скажи, ты когда-нибудь мечтал стать отцом, Макс? Судя по тому, как ты ведешь себя с мальчиками… — Фиби замолчала, внезапно осознав, что переступила запретную черту, в эту минуту ей больше всего на свете хотелось забрать свои слова назад.

Во время столь вдохновенного монолога Макс изо всех сил старался казаться невозмутимым, но, увы, безуспешно: вся гамма человеческих чувств была, как говорится, налицо.

— Думаю, пора прекратить этот фарс, — сурово нахмурившись, заявил он. Его ладонь решительно легла на плечо девушки. — Моя личная жизнь тебя не касается! Постарайся это запомнить…

— Думаешь, я испугалась?! — Фиби сделала ставку на браваду.

— Было бы неплохо, — усмехнулся Макс.

. — Вынуждена тебя огорчить: я не боюсь. Ни капельки! — На самом деле она прекрасно понимала, что балансирует на грани очередного скандала, но не могла не выяснить один очень важный вопрос: — Признайся честно: ты хочешь сдать близнецов с рук на руки няне, чтобы вернуться к прежнему образу жизни? Действительно, боготворить работу и отрицать существование всего остального — так легко!

Макс не спешил отвечать, очевидно, собираясь с мыслями. Когда же он, наконец, заговорил, его голос звучал холодно:

— Я действую только во благо детей! Так что мне не нужны твои советы.

Фиби поняла, что причинила ему боль, и тут же раскаялась:

— Макс, послушай…

Не обращая внимания на протянутую ему навстречу руку, он сухо заметил:

— Мальчики расшалились. Если ты закончила читать свои бессмысленные нравоучения, помоги им выйти из машины.

— А ты? — Фиби закусила губу. — Что собираешься делать ты?

— Пойду договорюсь, чтобы из агентства прислали няню. Что же еще?

Мысль о расставании с мальчиками уже причиняла ей боль. Фиби всегда старалась держать свой материнский инстинкт под контролем, но время от времени беспощадный диагноз «бесплодие» сводил все эти попытки на нет. Так случилось и на этот раз.

— Поступай, как считаешь нужным, Макс, — устало пожав плечами, прошептала девушка. — Меня волнует лишь благополучие малышей. — Голос ее неожиданно окреп и зазвенел: — Не сомневайся!

— Надеюсь, ты понимаешь, что не имеешь на них никакого права?

— Говори, что хочешь: мне все равно. Я никогда не изменю своего отношения к ним, — с достоинством ответила она, бросая на него многозначительные взгляды. Если бы ты только знал, Макс, какую глубокую рану разбередил, задав этот вопрос! — кричали ее глаза.

Раздраженно махнув рукой, он развернулся и решительным шагом направился к дому.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

— Прекрасно. Пусть Макс найдет новую няню и заставит меня уехать. Мне все равно, — пробормотала Фиби, бросая влажное полотенце в корзину для грязного белья и натягивая ночную рубашку.

Макса весь день не было дома. Сразу же после ссоры с Фиби он заперся в своем кабинете, а потом куда-то вышел (при этом у него был такой суровый вид, что девушка не решилась остановить и расспросить его о том, куда он направляется). С тех пор он не возвращался, и чем больше Фиби об этом думала, тем сильнее злилась.

Выйдя из ванной, она направилась в комнату мальчиков. Осторожно открыв дверь и заглянув внутрь, она еще раз убедилась, что Джейк и Джош по-прежнему крепко спят. Сердце ее сентиментально сжалось: за столь короткий отрезок времени эти трогательные малыши стали очень важной частью ее жизни!

Фиби сделала шаг назад, бесшумно закрыла за собой дверь спальни и прошептала (правда, без особой уверенности):

— Я обязательно преодолею это чувство, раз Макс не хочет видеть меня в своем доме… — Но тут досада и гнев снова захлестнули ее. — Надо же учудить такое: он не доверяет мне и все-таки оставляет наедине с близнецами на весь день, даже не сообщив, куда уходит!

Сейчас только чашка горячего чая могла помочь ей успокоиться и заснуть. Желая немедленно прибегнуть к этому средству, Фиби поспешила на кухню. К ее удивлению, там горел свет. Честно говоря, она никак не ожидала увидеть такую мирную картину: Макс Сандерс сидит за столом и ест оставленный ему ужин, попутно просматривая какие-то документы… Очевидно, он вернулся, пока я была в душе, предположила она, а вслух поинтересовалась:

— А где же новая няня? Я думала, ты привезешь ее с собой…

Фиби стояла босиком на виниловом покрытии и чувствовала легкий сквозняк: на кухне было довольно прохладно. Однако стоило ей заглянуть ему в глаза, она мгновенно насторожилась: помимо усталости там затаилась… страсть! Разумеется, ее удивил и взволновал тот факт, что Макс вообще способен испытывать физическое влечение к ней. Фиби интуитивно чувствовала, что ситуация круто изменилась, хоть и не понимала, почему. Одно она знала твердо — их отношения никогда уже не станут прежними! Ей меньше всего на свете хотелось стать очередной забавой на одну ночь для Макса Сандерса, но и устоять перед его мужским магнетизмом было очень и очень непросто.

— Спасибо, что оставила мне поесть, — поблагодарил он. — Мне приятно, хоть я и не ждал от тебя такой заботы.

4
{"b":"882","o":1}