ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне очень жаль, Макс, что ты стал отцом при таких грустных обстоятельствах, — вздохнула Фиби, размышляя о том, что, если бы Мэрилин не умерла, он, возможно, никогда бы не узнал о существовании сыновей.

— Теперь это не имеет никакого значения. Главное, обеспечить детям достойную жизнь.

— Прости, что спрашиваю, но… как погибла Мэрилин?

— Насколько мне известно, несчастный случай на археологических раскопках.

Фиби узнала достаточно.

— Уже поздно, а мальчики наверняка поднимут меня рано утром. Спокойной ночи, Макс.

— Спасибо, Фиби, — он удержал ее за руку, когда она проходила мимо, — что согласилась остаться.

— Не за что.

Он наклонился ближе, словно намереваясь поцеловать ее в щеку. Фиби замерла в ожидании дружеского поцелуя, но губы Макса совершенно неожиданно коснулись ее губ, пробуждая в ней непередаваемую гамму ощущений. Боже, зачем он это делает?! — кричали ее глаза, когда его руки скользнули по плечам, заставляя ее сильнее прижаться к нему. Я таю от его поцелуя, как масло на раскаленной сковородке! — думала девушка. Когда же прекратится эта сладкая пытка?! И вдруг словно из ниоткуда ей в голову пришла шокирующая мысль: ни близнецы, ни Кэтрин, ни «Горная жемчужина» не могут дать ей полного бескомпромиссного ощущения счастья. На такое чудо способен только один человек — Макс Сандерс! Хватит грезить наяву, Фиби! — тут же приказала она себе. Это всего лишь поцелуй опытного в любовных делах мужчины…

Но устоять было просто невозможно. В надежде хоть немного продлить ускользающее блаженство она пылко ответила на его поцелуй.

Остановись! Не совершай самую большую глупость в своей жизни! — предпринял последнюю попытку гаснущий здравый смысл. Вспомни, кто сейчас рядом с тобой? Макс Сандерс! Возможно, он поцеловал тебя только потому, что на него нахлынули воспоминания о Мэрилин…

— Нет, — выдохнула она, отстраняясь. Мгновения страстного безумства, наконец, прошли.

Ошарашенный произошедшим, пожалуй, не меньше, чем Фиби, Макс несколько секунд, тяжело дыша, смотрел на нее, потом сказал:

— Знаешь, это было… Впрочем, неважно. Итак, давай подведем итоги: ты остаешься здесь в роли няни до тех пор, пока я не найду тебе замену; твоя зарплата будет соответствовать той сумме, что я предлагал претенденткам из агентства…

Фиби, не задумываясь, кивнула. Она была очень рада, что их разговор снова стал носить официальный характер.

— Прекрасно, — продолжал он, делая шаг назад. — Вот мы обо всем и договорились…

— Договорились, — изо всех сил стараясь скрыть смятение, вызванное его поцелуем, машинально повторила она. — А вернее, заключили сделку…

Макс стоял очень прямо, засунув руки в карманы:

— Ты права, именно сделку. Замечательно! Теперь все быстро забудется.

Я не могу позволить себе испытывать к нему подобные чувства, решила Фиби. Особенно теперь, когда знаю, к чему это может привести. Моя задача — помочь Максу и его детям привыкнуть к новой жизни.

— Итак, решено. — Увидимся… утром, — кое-как закончила она и убежала.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Утром Макс приступил к сборке детской площадки и ремонту веранды. Фиби накормила детей завтраком и, выглянув в окно, увидела, что все уже готово, а сам он ходит вокруг мудреной конструкции, с задумчивым видом осматривая «дело рук своих». Неторопливо доедая банановый десерт, она стала гадать, сколько времени пройдет, прежде чем мальчики заметят, какие изменения произошли во дворе. Не прошло и десяти секунд, как на кухне раздались взволнованные крики:

— Что это?!

— А я знаю, знаю! Это игровая площадка!

В следующее мгновение близнецы выбежали из дома. Фиби поспешила за ними. Заметив отца, мальчики резко затормозили и спрятались за спиной девушки. Фиби успела заметить, как в серых глазах Макса промелькнула боль в ответ на столь неожиданную реакцию сыновей. Однако, подняв молоток с земли и положив его обратно в ящик для инструментов, он совершенно спокойно сказал:

— Привет, мальчики. Этот спортивно-игровой комплекс — мой подарок вам обоим. Надеюсь, он вам нравится?

Честно говоря, Фиби было неприятно, что Макс не обращает на нее никого внимания, но она решила проявить профессионализм и авторитетно напомнить жмущимся к ее ногам мальчикам, что за такой замечательный подарок папу надо обязательно поблагодарить. Но близнецы опередили ее, дружно кинувшись к Максу.

— Спасибо, папа, — Джош важно пожал ему руку. — Мне очень нравится эта площадка.

Обняв колени отца, Джейк молча посмотрел на него снизу вверх с самым серьезным выражением лица, потом вдруг с надеждой в голосе спросил:

— Это правда, нам? Честное слово?

Наблюдая эту удивительную сцену, Фиби не могла не растрогаться. Ну же, Макс, приласкай сыновей, дай им понять, что здесь они в полной безопасности, потому что ты их очень сильно любишь и всегда будешь заботиться о них! — мысленно умоляла она его.

Но он лишь неловко погладил мальчика по голове и, сделав шаг назад, нетерпеливо ответил:

— Честное слово. Я ведь уже сказал…

Фиби почувствовала горькое разочарование: ей очень хотелось, чтобы Макс вел себя по-другому — не так, как ее родители! Но Джейк, к счастью, не обратил на это внимания и бодро заявил, следуя за братом:

— Тогда я прямо сейчас полезу наверх. Пойдем с нами, Фиби.

— Хорошо, — она сделала несколько шагов к площадке. — Хотя нет, скорее всего, я не смогу туда забраться. А через туннель мне, увы, ни за что не пройти…

Близнецы захихикали:

— Ты слишком большая. Не пролезешь.

— Раз так, то покажите мне, пожалуйста, как это делается.

— Нам надо поговорить, — раздался за ее спиной голос Макса. — О том, что случилось вчера вечером.

— Последуй моему примеру: забудь об этом.

— Я хочу поговорить с тобой о детях.

— Чтобы мальчики чувствовали себя комфортно, дай им понять, что ты их любишь. Кроме того, малыши должны чувствовать твою заботу.

— Няня обо всем позаботится. Это лишь вопрос времени.

— Какую бы хорошую женщину ты ни нашел, она останется всего лишь работником — посторонним человеком. А твоим сыновьям больше всего на свете нужна любовь родного отца! Нельзя лишать их этого права, бросать беззащитных близнецов одних перед лицом суровой реальности…

— Хватит пустых нравоучений, — Макс кивком головы предложил ей отойти подальше. — А свои размышления на эту тему лучше держи при себе.

— Боюсь, я не в состоянии выполнить твою просьбу.

— Попробуй, и очень скоро ты привыкнешь не вмешиваться в чужие дела. Кстати, я попросил Брента привести речного песка для песочницы. Необходимо выбрать для нее подходящее место.

Что ж, отложим «битву умов». У меня еще появится шанс изменить ситуацию, усмехнулась про себя Фиби, а вслух сказала:

— Мне будет проще следить за мальчиками, если оба сооружения будут находиться рядом.

— Тогда сама скажи Бренту, куда разгружать. Если понадоблюсь, я в кабинете, — сухо распорядился он, оборачиваясь на звук приближающегося грузовика.

— Разве ты не поиграешь с детьми?!

Но Макс уже не слышал ее — широкими шагами он направлялся к дому. Фиби, раздраженная и растерянная, застыла на месте и, не мигая, смотрела ему вслед, борясь с невероятно сильным желанием немедленно догнать его и собственноручно вбить ему в голову немного здравого смысла.

— Неужели у нас будет песочница? — завопил Джош.

— Ты только посмотри на этот большой грузовик! — восхитился Джейк.

Занимаясь вместе с близнецами обустройством нового места для игр, Фиби немного успокоилась и даже разговорилась с новым садовником Макса, попутно наблюдая за подопечными. Брент оказался общительным парнем лет восемнадцати. Фиби с интересом расспрашивала о его семье, и ему явно доставляло огромное удовольствие отвечать на ее вопросы. Как выяснилось, почти все его близкие живут в столице или недалеко от Сиднея. Легко и непринужденно беседуя с ним, она почувствовала себя чрезвычайно спокойной и уверенной.

6
{"b":"882","o":1}