ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поймав себя на мысли, что следовало бы полюбезнее обойтись с Лаймом, я забеспокоилась не на шутку. А также изо всех сил убеждала себя не смотреть на компьютер, не превращаться в интернетную маньячку или в дуреху, у которой есть любимый секрет. И вот я уже включаю модем и наблюдаю, как загораются зеленые огоньки. И взгляд у меня безумный, как у старух, которые пялятся на игральные автоматы. Свершилось. Я одержима. У меня не осталось ни надежды, ни достоинства.

Меня ожидало письмо. От него. Господи, благодарю тебя.

Кому: [email protected]

От кого: [email protected]

Тема: Ужин сегодня вечером (по вашему времени)

Дорогая мисс Техноботаник, если вы свободны в эту пятницу вечером, может, согласитесь отужинать со мной? Я знаю одно прекрасное местечко неподалеку. И не захватите ли вина? В любом случае, если у вас есть такая возможность, давайте договоримся на восемь вечера. Настало время познакомиться поближе (рожица, рожица). Пьер.

Киберонанист придурочный. Вот, значит, до чего дошла моя жизнь? Я даже не могла позвонить Хилари и рассказать ей об этом послании — ведь Хилари дома не было, усвистела куда-то с Натали! Да и потом, я же им так ничего и не сказала. И вообще никому.

Может, надо было расколоться, но вдруг мне посоветовали бы остановиться? Это же явно ненормально. Веду себя как полная идиотка. И кому только сказать — ужин в киберпространстве, ха! Хелена Четтл так бы не поступила. Счастливая женщина! Хочу быть Хеленой Четтл.

Без десяти восемь я подключилась к каналу. К нашему каналу. На кухне я стащила со шкафа бочонок красного вина, отыскала стакан и подсела к компьютеру. Глупо. Очень-очень глупо. А он уже был там. Словно я ожидала чего-то другого.

ПД: Привет. Рановато вы сегодня.

ТБ: Это лучше, чем опаздывать.

ПД: Выглядите потрясающе.

ТБ: Откуда, черт возьми, вы можете это знать?

ПД: Ну же, подыграйте мне.

ТБ: На мне старенький серый ситцевый халат, через который просвечивают соски. И выглядит он отнюдь не шикарно. Спереди пятно от яйца.

ПД: Прекрасно, это как раз в стиле ресторана. Простите, я только сейчас понял, что вы напечатали слово «соски». Минуточку…

ТБ:…

ПД: Благодарю.

ТБ: Мы едим?

ПД: Я уже все для вас заказал.

ТБ: Это только мое воображение или сегодня вы действительно коварнее, чем обычно?

ПД: Если бы мы действительно ужинали вместе, вы не сказали бы этого.

ТБ: Да?

ПД: Ну, так что же?

ТБ: Ответьте мне честно. Вы ведь считаете себя отчаявшимся?

ПД: Разве?

ТБ: Не знаю, и это меня тревожит.

ПД: Ладно. Похоже, вечер удастся.

ТБ: А вы знаете, что я здесь пью вино?

ПД: Это хорошо. Я тоже пью.

ТБ: В самом деле?

ПД: Божоле.

ПД: Австралийское красное бочковое.

ПД: Лучше чем ничего. Возвращаюсь к вашему вопросу: отчаялся ли я? Нет, не отчаялся. Я вдали от дома. В стране, где люди говорят на чужом языке, а моя бывшая подруга далеко-далеко. Я увлекаюсь чатами, и однажды вечером повстречал самую интересную женщину из всех, с кем сталкивался за последний год.

ТБ: О, заткнитесь.

ПД: Так с чего мне отчаиваться?

ТБ: Мне бы хотелось, чтобы вы назвали свое настоящее имя.

ПД: Позже, мадам.

ТБ: Так значит, у нас будет «позже»?

ПД: Что ж, я искренне на это надеюсь.

Это было так удивительно: пить красное вино и общаться с компьютером. Когда я взглядывала на свой стол (ну ладно, старый Джодин массажный стол), у меня невольно возникало ощущение, будто это картинка-головоломка из газеты. Найдите разницу. Один фрагмент лишний; дети, угадайте какой? Правильно. Бочонок красного вина среди компьютерных дисков, скрепок, ручек и кип бумаги.

ТБ: Узнаю ли я когда-нибудь, как вы выглядите?

ПД: А это так важно?

ТБ: Да.

ПД: Ну, я не могу расхваливать себя. В конце концов, я же мужчина.

ТБ: У вас усы, похожие на велосипедный руль?

ПД: Нет.

ТБ: Козлиная бородка?

ПД: Нет.

ТБ: Бакенбарды?

ПД: Нет.

ТБ: А нос какой?

ПД: Как у Жерара Депардье.

ТБ: Нет, правда.

ПД: Немного великоват.

ТБ, неужели внешность значит для вас так много?

ТБ: Ну, ладно. Только не говорите, что вы не представляли, какая я.

ПД: Прекрасная внутри.

ТБ: Негодяй!

Глоток, другой. Вино было отвратное, но я уже дошла до стадии полного автоматизма. А вниз по странице бежали слова, и я вошла в этот ритм: фраза, глоток, фраза, глоток. Такой флирт — это же просто немыслимо. Будто два оленя сшибаются рогами. Господи, похоже, я набралась.

ТБ: Знаете, Пьер, это бочковое вино довольно крепкое.

ПД: Интересно, начнет ли у вас заплетаться язык.

ТБ: А вы там у себя напиваетесь?

ПД: Да. Это же Париж.

ТБ: Вам никогда не хотелось съездить в Австралию?

ПД: А вы когда-нибудь приедете во Францию?

ТБ: Только если там начнут производить «Сухие завтраки».

ПД: Может, встретимся посередине?

ТБ: На экваторе.

ПД: У меня будет большой нос.

ТБ: На мне будет старый халат.

ПД: Мадам, мне ужасно неловко.

ТБ: Что случилось?

ПД: Мне надо наведаться в мужскую комнату.

ТБ: Ну, раз это виртуальный ресторан, то почему бы не сходить в виртуальный туалет. Или даже в настоящий туалет. Так, Пьер, кажется, я увлеклась вином.

ПД: Вернусь через пять минут.

И он исчез — точно действительно вышел из комнаты, и все вдруг показалось… Даже не знаю, каким. Реальным? Словно я и в самом деле с кем-то ужинала?

Джоди и Диди как-то завели разговор о тех, кто предназначен человеку самой судьбой, — это было вскоре после того, как они начали встречаться. Диди считала, что людей соединяет невидимая серебряная нить, что-то вроде пуповины. Их может разделять огромное расстояние, но рано или поздно эта нить притянет их друг к другу и они встретятся, как и было предначертано с самого рождения. Кажется, Диди терла живот, когда все это объясняла. Мне тоже захотелось почесаться. Невидимые серебряные нити. М-да.

С Пьером Дюбуа происходило что-то в этом духе. Понимаю, конечно, что я перепила вина, но рассуждаю пока здраво. Я не могу увидеть ПД, не могу почувствовать его запах, услышать его или потрогать. Я не знаю, кто он и где работает. Но что-то вроде связующей нити явно есть. Я же действительно его знаю. Пусть совсем немного, но ведь знаю. Так, значит, — свершилось? Экстрасенс Кара оказалась права? Пока он пропадал в туалете, я представляла себе, как мы встретимся в РМ (в реальном мире, как говорят компьютерщики, — стыдно сказать, я узнала об этом две недели назад). Может быть, может…

Я смотрела на монитор… А вот и он.

ПД: Спасибо, что дождались.

ТБ: Надеюсь, вы вымыли руки.

ПД: Между прочим, забыл. А вот и первое блюдо. Отварной лосось со спаржей и жареным картофелем.

ТБ: Спасибо. Если вы будете продолжать в том же духе, мне придется бежать за едой.

ПД: По-моему, и этот ресторан вполне сносный.

ТБ: Слишком скромный.

ПД: Честно говоря, я был удивлен, что вы оказались свободны в пятницу вечером.

ТБ: У меня нет личной жизни.

ПД: Ну спасибо.

ТБ: Извините.

ПД: Это тоже жизнь. Не оскорбляйте меня.

ТБ: Ну ладно.

ПД: Как вы можете отрицать, что это такая же жизнь? Что вы делаете в первую очередь, когда приходите домой?

ТБ: Проверяю почту.

ПД: Я тоже.

ТБ: Просто это… Ну, понимаете.

ПД: Вы уже рассказали подругам?

ТБ: Нет.

ПД: И я не рассказывал.

ТБ: Почему это до такой степени напоминает роман, ведь я всего лишь смотрю на монитор…

ПД: Рад, что вы так это все воспринимаете.

ТБ: ПД, мне пришла в голову страшная мысль.

ПД: Какая же?

ТБ: Вы уже делали такое раньше. Вы делали это с кем-то еще до меня.

ПД:?????

ТБ: Делали?

ПД: Между прочим, нет. И позвольте мне рожицу — настроение у меня стало:-(

37
{"b":"883","o":1}